e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
А.Кентлер. ВОЗВРАЩЕННОЕ ИМЯ: ЭММАНУИЛ ЛЕСМАН
А.Кентлер. КОЛЛЕКЦИОНЕР
А.Кентлер. СУДЬЯ БЛОКАДНОГО ЧЕМПИОНАТА
А.Кентлер. ИСТОРИК ШАХМАТ
А.Кентлер. ДВА МИРА ШАПИРО
А.Кентлер. ФАНТАСТИЧЕСКИЙ МОДЕЛЬ
А.Кентлер. ДОКТОР СКЛЯРОВ
А.Кентлер. БЕДНЫЙ РАУЗЕР
А.Кентлер. ТРИ ВОЙНЫ ВЕНИАМИНА СОЗИНА
А.Кентлер. ЧУДЕСНЫЙ МИР А.М.БАТУЕВА
А.Кентлер. ПОЛПРЕД РОССИЙСКИХ ШАХМАТ
А.Кентлер. СИМВОЛЫ БЛОКАДЫ
А.Кентлер. ПОДВИГ ЛЮДМИЛЫ РУДЕНКО
А.Кентлер ПОЛНЫЙ "АРМАГЕДДОН"
А.Кентлер. НЕИЗВЕСТНЫЙ П.А.РОМАНОВСКИЙ
А.Кентлер. ВОЗВРАЩЕННОЕ ИМЯ: ЭММАНУИЛ ЛЕСМАН
А.Кентлер. ЧУДЕСНЫЙ МИР А. М. БАТУЕВА
Александр Кентлер. ПРОСТОЕ РЕШЕНИЕ
А.Кентлер. СТАТИСТИКА СУПЕРФИНАЛОВ
КАЛЕНДАРЬ ЮБИЛЕЙНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ ШАХМАТИСТОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В 2017 ГОДУ
А.Кентлер. ПРАВИЛА ИГРЫ (НАВСТРЕЧУ СУПЕРФИНАЛАМ)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (4-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (3-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (1-я часть)
А.Кентлер. КЛУБ ИМЕНИ Б.В.СПАССКОГО
А.Кентлер. КАК СТАТЬ ГРОССМЕЙСТЕРОМ?
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 2.
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 1.
А.Кентлер, Д.Нудельман. ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ
А.Кентлер. Памяти Виктора Топорова
А.Кентлер. ФИГУРЫ В РУССКОМ МУЗЕЕ
А.Кентлер. ПРИКОСНОВЕНИЕ
А.Кентлер. ГРАФИНЯ (Третья часть)
Александр Кентлер. "2014"
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Вторая часть)
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Памяти Нины Подгоричани)
А.Кентлер. ОТ ЮБИЛЕЯ К ЮБИЛЕЮ
А.Кентлер. О ФОРМАТЕ КУБКОВ ЕВРОПЕЙСКИХ КЛУБОВ
А.Кентлер. ПОКЛОН БОТВИННИКУ
Александр Кентлер. СЫН СТАРОГО ЗАКА
А.Кентлер. ДЕЛО ТАБАК (судьба М.Н.Бостанжогло)
А.Кентлер. Тот самый Левенфиш
А.Кентлер. ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ!
Александр Кентлер. ВНУК ЧИГОРИНА
А.Кентлер. ИСТОРИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
А.Кентлер. РАЗВЕНЧАНИЕ РЕВИЗИЕЙ
А.Кентлер. КАДРЫ РЕШАЮТ. ВСЁ?
А.Кентлер. ДЕТСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШКОЛА УНИВЕРСИТЕТА
А.Кентлер. ШТРИХИ К БИОГРАФИИ М.И.ЧИГОРИНА
А.Кентлер. РОССИЙСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШУЛЕ
ПЕТР СВИДЛЕР О ШАНСАХ ПРЕТЕНДЕНТОВ
ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ШАХМАТИСТОВ ПЕТЕРБУРГА 2007
ИНТЕРВЬЮ С ЖАННОЙ, ТАК ПОХОЖЕЙ НА ОТЦА - МИХАИЛА ТАЛЯ
ПЕРЕКРЕСТОК МНЕНИЙ. ПЕТР СВИДЛЕР: «СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ»
А.Кентлер. ШАХМАТЫ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
ЗНАКОМЬТЕСЬ: НИКИТА ВИТЮГОВ
ИНТЕРВЬЮ В.КОРЧНОГО: "ГЕНИИ И ВУНДЕРКИНДЫ"
А.Модель:"Ничуть не спешу повидать Капабланку!"
Интервью президента АШП Ж.Лотье
А.Кентлер. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ ШИФФЕРСА
Александр Кентлер. ТИТУЛЫ БЫСТРОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ
А.Кентлер. НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В ШАХМАТИСТА!
А.Кентлер. ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ
А.Кентлер. ЗОРИ НОВЫХ ПОКОЛЕНИЙ.
А.Кентлер. ОКНО В ПАРИЖ.
А.Кентлер. ГАРРИ – ГАРРИ! ЯСНО?
А.Кентлер. Заграница в «России»

09.05.2015 А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)

А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД

 

1-я часть

3-я часть

4-я часть

2. В КРУГЕ ШАХМАТ

 

Борис Осипович (Иосифович) Харитон (1876 – 1941?) – родился в Петербурге, окончил юридический факультет Киевского университета, редактировал газеты «Южный курьер» в Керчи, «Вестник Юга» в Екатеринославе, «Иллюстрированную газету», «Речь» (орган партии кадетов, которой руководили члены ЦК И.В.Гессен и П.Н.Милюков) и «Реформу». С 1919 года – член коллегии Дома Литераторов в Петрограде. 16 августа 1922 года арестован, 15 ноября выслан за границу. С 1922 по 1924 год жил в Германии, издавал журнал «Сполохи». С 1924 года в Латвии. Редактор «Сегодня вечером» (вечернего выпуска газеты «Сегодня»), выходившей до 15 июля 1940 года, пока ее не прикрыла пришедшая Советская власть. Арестован НКВД в Риге 17 октября 1940 года. Приговорен к семи годам исправительно-трудовых лагерей + к трем годам ссылки в декабре 1940 года. По различным версиям: умер по дороге в ссылку, умер по прибытии на место, расстрелян в подвале ведомства.

 

 

Б.О.Харитон был женат на актрисе Московского Художественного театра Мирре Яковлевне Биренс (1877 – 1947) – сценический псевдоним Буровская. С женой Борису Осиповичу повезло. Замечательный эпизод отображен в «Русском Слове» в 1907 году:

«На вокзале «Новая деревня» в Страстную субботу разыгралась трагедия, произведшая переполох в литературных и газетных кружках. В поезде, отходящем в Сестрорецк, в вагоне сидел журналист О.Дымов с дамой, оказавшейся женой редактора газеты «Речь» г-жей Харитон. Неожиданно в вагон вошел Б.О.Харитон, вызвал Дымова для объяснения и во время объяснений стал стрелять в него из револьвера, выпустив четыре пули. Дымов остался невредим. Харитон задержан и препровожден в Спасскую часть».

Остается добавить, что Осип Дымов (он же – Иосиф Исидорович Перельман) приходился родным братом Якову Перельману, автору множества популярных книг по физике и математике.

Через пару лет после рождения в 1904 году сына неверная жена уехала лечиться в Германию, да там и осталась, снова выйдя замуж – после развода с Б.Харитоном в 1907 году – за лечащего врача (позже они с новым мужем перебрались в Палестину и жили сначала в Тель-Авиве, а затем в Иерусалиме).

Борис Осипович в одиночку воспитывал сына. Сын удался: выдающийся физик-атомщик Юлий Борисович Харитон (1904 – 1996), трижды Герой Социалистического труда, четырежды лауреат (одна Ленинская и три Сталинских премии), награжденный пятью орденами Ленина… Таким образом, Лаврентий Берия одновременно «курировал» обоих Харитонов, да так, чтобы в работе по созданию атомной бомбы к сыну не просочились сведения о гибели любимого отца...

Слышу немой вопрос: а какое отношение все перечисленные подробности имеют к миру шахмат?

К разгадке чуть приблизит сообщение о том, что родная сестра Б.Харитона Адель Иосифовна (1876 – 1954) была женой знаменитого еврейского историка Юлия Исидоровича Гессена (1871 – 1939). «В начале ХХ в. семья Гессенов была для нас наиболее близкой. Муж тети Адели был историком и свое имя я получил в честь него», – сообщает в своих воспоминаниях Юлий Борисович Харитон.

Итак, семья Гессенов. Кроме историка Юлия Исидоровича и его супруги, уже упоминались другие ее представители: пушкинист Сергей Яковлевич (издавший книгу вместе с М.С.Коганом), депутат Государственной думы от кадетской партии Иосиф Владимирович (издававший «Речь»)…

Когда речь идет об организаторах послереволюционного шахматного движения в Петрограде (чуть позже – Ленинграде), у каждого человека, имеющего об этом представление, выстроится список имен, в который непременно войдут А.Ф.Ильин-Женевский, С.О.Вайнштейн, П.А.Романовский, Я.Г.Рохлин, возможно, добавится в него И.П.Голубев. Но был еще один человек, внесший серьезный вклад в развитие шахмат в родном городе. Речь идет о Данииле Юльевиче Гессене.

Д.Ю.Гессену посвящено несколько строк в книге Я.Н.Длуголенского и В.Г.Зака «Люди и шахматы». Особо отмечено, что именно благодаря его заступничеству в 1918 году не было закрыто новой властью Шахматное собрание (правда, позднее оно прекратило работу из-за экономических трудностей и сокращения числа посетителей).

Еще более важную роль сыграл Даниил Юльевич в создании первого после революции объединения шахматистов Петрокоммуны (Петроградской трудовой коммуны). Петрокоммуна выполнила ту же миссию, которую в Москве – благодаря петербуржцу А.Ф.Ильин-Женевскому – взял на себя Всевобуч: она пустила под свое крыло кружок немногочисленных поклонников шахмат. В столовых, организованных Петрокоммуной, кроме еды выдавали книги передвижные библиотеки, создавались условия для игры в шахматы и в шашки. Кроме того, было принято решение пропагандировать шахматы в массы через печатное слово. Руководство Петрокоммуны предоставило возможность шахматистам в своей типографии и на своей бумаге бесплатно издавать «Листок шахматного кружка Петрогубкоммуны» – первого советского периодического издания по шахматам, первый номер которого вышел 20 апреля 1921 года. Откуда такая щедрость – легко понять, если добавить, что в 1921-22 годах Д.Ю.Гессен заведовал отделом бесхозного имущества в управлении Петрокоммуны, одновременно являясь секретарем Союза Торгслужащих. На долю Гессена выпала и самая трудная роль: в голодное время он помогал шахматистам и техническим работникам, выпускавшим «Листки», продуктами.

За девять месяцев было выпущено 34 номера «Листка шахматного кружка Петрогубкоммуны». А с 1 августа 1922 года, после того как возобновило свою работу Шахматное собрание, стал выходить «Шахматный Листок». Д.Ю.Гессен не только курировал издания. Он постоянно выступал на их страницах с яркими публикациями. Кроме того, будучи сотрудником «Красной газеты», Гессен подробно освещал крупнейшие шахматные турниры. Не удивительно, что празднуя пятилетие «Шахматного Листка», все, имеющие к нему отношение, отдавали Гессену должное, да и сам Даниил Юльевич написал передовую к юбилею «От фанатиков к общественникам», в которой, в частности, поведал о том, что он, вместе с другими шахматистами-партийцами 17 – 18 марта 1921 года, не доиграв партий, пошел с винтовкой подавлять Кронштадтский мятеж. Было ли это преувеличением – история умалчивает.

Вот эта публикация ("Шахматный Листок", 1926 г., №8):

 

 

 

 

Кроме Гессена, читателю вряд ли знакомы фамилии Дмитриева (он ведал печатью "Листка" в типографии) и Лейбмана, занимавшегося распространением журнала.

Даниил Юльевич Гессен (24.09.1897 – 5.04.1943) приходится сыном историку Юлию Гессену и его жене Адели, племянником Борису и кузеном Юлию Харитонам. В 1915 году окончил Тенишевское училище и поступил на экономическое отделение Политехнического института. После призыва в армию в 1916 году, будучи рядовым, стал активно заниматься революционной деятельностью, в марте 1917 года вступил в РСДРП. Участвовал в революции 1917 года, в Гражданской войне (награжден орденом боевого Красного Знамени, хотя подтверждения этому найти не удалось: из списков награжденных вымарывали врагов народа), был следователем ЧК, затем заместителем начальника политуправления Балтфлота; автор сценариев к фильмам «За власть Советов» (1923 год) и «Бедняку впрок – кулаку в бок» (1924 год); фельетонист в «Красной газете», ответственный секретарь газеты «Молот» в Ростове-на-Дону…

Человек неиссякаемой энергии, Гессен жил полной жизнью в окружении любящих и ценящих его людей.

Любопытна запись, сделанная в рождество 1920 года К.И.Чуковским в его «Дневнике»:

«Сочельник провел у Даниила Гессена (из Балтфлота) в «Астории». У Гессена прелестные миндалевидные глаза, очень молодая жена и балтийский паек. Угощение на славу, хотя на пятерых две вилки, чай заваривали в кувшине для умывания… Была одна студентка, которая явно влюблена в Гессена и, кажется, он в нее. Одессизм чрезвычайный».

Об «одессизме» Корней Иванович мог судить смело: в этом городе он провел молодые годы, а семья Гессенов была родом из Одессы.

 

Ю.Анненков «Портрет Даниила Гессена», 1922 г. 


 

Увы, с 1921 года Д.Ю.Гессен стал разделять взгляды Льва Троцкого, что пустило его жизнь под откос. Кстати, кумир Даниил Юльевича прекрасно высказался о высылке интеллигенции на «философском пароходе»: «Расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Первый арест Д.Ю.Гессена – 10 января 1930 года. Приговор вынесен 23 апреля: пять лет лишения свободы.

Через три дня после приговора, 27 апреля, Контрольной комиссией при Леноблкоме ВКП(б) Д.Ю.Гессен был исключен из партии «как чуждый элемент: за шантаж, вымогательство для получения сенсационных материалов, характер коих рассчитывался на подрыв авторитета партии и Советской власти, за активное участие в оппозиционной работе, скрытой вредительской деятельности, шулерстве и в ряде других преступлений».

Среди тех, кто давал обличительные показания против Даниила Юльевича, был знаменитый художник, придворный живописец Кремля, создатель галереи образов Ленина и Сталина И.И.Бродский, заявивший при допросе, что «в гостинице «Астория» в 1920 г. Дан.Юл. устраивал картежные игры («Играли обычно в азартную игру – «железную дорогу») и подозревался в шулерстве» (в годы военного коммунизма азартные игры были запрещены, и играли подпольно). «Много плохого сказал о нем и двоюродный брат Влад. Петр. Вайншток» – режиссер фильмов «Дети капитана Гранта» и «Остров сокровищ», автор сценариев к «Мертвому сезону», «Всаднику без головы», многим другим фильмам, одно время – глава «Мосфильма», заслуженный работник культуры и заслуженный деятель искусств РСФСР.

Уже будучи в лагере, Д.Ю.Гессен получил 14.04.1931 дополнительно еще три года. Должен был быть выпущен на поселение в Кеми в январе 1938 года. За участие в строительстве Туломской (ныне - Нижнетуломской) ГЭС и ударный труд ему сократили срок пребывания в лагерях почти на два года. Но толком устроиться на работу никак не удавалось из-за троцкистского прошлого. После нескольких неудачных попыток нашлось единственное место службы, на котором к Д.Гессену относились по-человечески: в ноябре 1939 года он поступил в мариупольское ДСО «Спартак» инструктором по шахматам.

Перед вами – отсканированный из газеты «Приазовский рабочий» за 13 июня 1941 года материал о завершившемся чемпионате Мариуполя по шахматам, в котором Даниил Юльевич занял четвертое место. В нем можно познакомиться и с окончанием одной из партий Гессена, и с итоговой таблицей соревнования.

 

 

Успешно выступившие в городском чемпионате Мариуполя получили право сыграть в полуфинальном турнире на первенство области в Сталино (нынешний Донецк). Это соревнование проводилось в два этапа: сначала в течение восьми дней соревновались второразрядники, а затем 15 июня стартовал турнир шахматистов первой категории – в нем вступил в борьбу и Даниил Гессен.

В газете «Социалистический Донбасс» 19 июня появляется следующая заметка:

«Встреча шахматистов гор.Сталино с гроссмейстером Лилиенталем

Позавчера в шахматно-шашечном павильоне Центрального парка культуры и отдыха г.Сталино состоялась встреча гроссмейстера СССР Лилиенталя с участниками областного чемпионата и лучшими шахматистами города.

С большим вниманием присутствовавшие прослушали лекцию гроссмейстера об итогах матч-турнира на первенство СССР. После лекции Лилиенталь дал сеанс одновременной игры на 25 досках, в котором приняли участие шахматисты первой и второй категории. Гроссмейстер из 25 партий 11 выиграл, 9 свел вничью, 5 партий проиграл (3 – первому разряду, 2 – второму)».

Фамилии Гессена среди обыгравших гроссмейстера в сеансе нет. Но то, что в один из последних дней жизни на свободе состоялась его встреча с выдающимся гроссмейстером Андрэ Арнольдовичем Лилиенталем, можно воспринимать как подарок судьбы.

Последнее постановление на арест и обыск было подписано 22 июня 1941 года. Даниил Юльевич был арестован спустя сутки. Арест был произведен на областных шахматных соревнованиях. «При обыске были отобраны трудовая книжка и коронка золотого зуба».

 

Из следственного дела, Златоуст, 1942 г. 

В своих показаниях Даниил Юльевич написал, что «в первый день войны я сказал шахматистам на турнире в Сталино: «Если меня не арестуют, то буду проситься на фронт». Арестовали. Среди первых допрошенных оказались и шахматисты – участники турнира. Они подтвердили «троцкистские взгляды» Гессена, а также то, что в день начала войны Даниил Юльевич «заявил, что в сводках не будет правильно отражено истинное положение дел на фронтах».

Обвинительное заключение было составлено 26 мая 1942 года – приговорить к расстрелу. Выписка из протокола Особого совещания при НКВД СССР поступила 6 марта 1943 года. По сведениям, полученным В.Ю.Гессеном из ЦА КГБ, приговор приведен в исполнение в Челябинске 5 апреля 1943 года (по другой версии – 5 мая).

В 1988 году для реабилитации Даниила Юльевича снова потребовались свидетельские показания, и шахматисты снова пригодились. Одни ссылались на провалы в памяти, другие – на давность лет. Общее мнение выразил Г.Г.Фомин из Краматорска (автор статьи в «Приазовском рабочем»): Гессен «был исполнительный работник, добросовестно относился к возложенным на него обязанностям организатора шахматных турниров. Будучи человеком культурным, доброжелательно относился к людям, не заносился своим высоким образовательным уровнем. Был внимателен к людям и честен с ними. Никаких агитационных высказываний от него не слышал». На основании положительных отзывов была выдана справка о прекращении дела Д.Ю.Гессена ввиду отсутствия состава преступления и реабилитации.

Как оказалось, Даниил Юльевич – не единственный из Гессенов, кто имел отношение к шахматам. Среди его родственников есть даже один из первых чемпионов СССР!

«С 1 по 10 декабря (1933 года - А.К.) ускоренным темпом проходили районные турниры. В них участвовали 1941 победитель низовых шестерок: 1060 шахматистов и 881 шашист. Выяснилось, что в области квалификации девочки значительно уступают мальчикам, и в районные турниры их попало всего 103 (а в городской финал только 10), причем подавляющее большинство падает на шашки.

С окончанием районных турниров вся работа была сосредоточена в Детском доме культуры, где под руководством инструктора Горштаба тов. Травина были проведены все этапы городского финала. Посетивший 12.ХII открытие городского финала гроссмейстер Флор был поражен невиданным зрелищем: 400 ребят с не меньшей серьезностью и упорством (но с меньшей рутиной!), чем он с Ботвинником, сражавшихся за доской.

Городской финал проводился тремя стадиями: сперва массовый отсев путем организации турниров-шестерок, затем полуфинал (опять шестерки) из победителей и, наконец, финальные турниры из 8 шахматистов и 12 шашистов.

О победителях специально говорить не приходится. Эти молодые шахматисты братья Алексей и Альберт Пакалн и Георгий Гессен и шашисты Барский и Казанский привлекли к себе внимание всех трудящихся Советского Союза, т.е. ежедневно вся центральная пресса освещала их тернистый путь к победе, и привезенное в Ленинград знамя подтверждает их заслуженный успех…»

Несколько слов о ленинградской команде.

В нее попали победитель городского финала Алексей Пакалн, занявший второе место Георгий Гессен и Арнольд Пакалн, замкнувший тройку призеров шахматистов.

Алексей Пакалн занял в личном турнире третье место (первым был Анфир Шлопак из Юрьева-Подольского, вошедший в историю как первый чемпион СССР среди юношей, вторым – будущий московский мастер Виктор Люблинский). В рижском журнале «Шахматы», издававшемся начиная с 60-х годов, на протяжении многих лет Алексей Пакалн публиковал различные шахматные материалы.

Также как и Шлопак, команда Ленинграда вошла в историю как победительница первого командного чемпионата СССР. Из четырех ее участников двое (Альберт Пакалн и Александр Казанский, ставший в 1934 году первым чемпионом СССР среди юношей по шашкам) погибли во время войны. Второй шашист Юрий Барский (1917 – 2006) – заслуженный тренер СССР (помогал чемпиону мира И.Куперману), популяризатор шашечной игры, автор многочисленных юморесок, посвященных шахматам и шашкам. О четвертом участнике – Георгии Гессене – расскажем подробнее.

Добавлю, что спустя год (в январе 1935 г.) команда Ленинграда снова победила: на этот раз на шахматно-шашечном детском турнире в Иваново. Лучшие результаты (по 4 из 4) показали шашист Барский и шахматист Гессен.

 

Георгий Гессен, 1934 г. 

Георгий Владимирович Гессен (22.07.1918 – 1.10.1987) – сын известного профессора-юриста, депутата II Государственной Думы, одного из основателей партии кадетов Владимира Матвеевича Гессена (1868 - 1920) и двоюродный брат пушкиниста Сергея Яковлевича Гессена (о котором шла речь в первой части повествования).

После окончания 2-й ФЗД (Фабрично-заводской девятилетки) Выборгского района с 1936 года до начала войны учился на физико-механическом факультете ЛПИ (до революции в нем преподавал его отец). В июне 1941-го, не выдав дипломы, выпускников отправили в армию. Г.В.Гессен попал в Забайкалье и 13 лет отслужил там инженер-механиком в авиационной части (завершил службу в звании капитана). Вернувшись в родной город, поступил на работу в НИИ «Позитрон», стал кандидатом технических наук в области радиоэлектроники. Был единственным сотрудником «Позитрона», открыто выступившем на общем собрании коллектива против введения войск в Чехословакию летом 1968 года.

 

Г.В.Гессен, 1965 г. 

Подорванное во время войны здоровье не позволило Георгию Владимировичу в послевоенные годы играть в шахматных соревнованиях. Свою любовь к шахматам он проявлял на многочисленных конкурсах решения задач и этюдов, на которых неоднократно побеждал и отмечался дипломами.

Ближайшим другом Гессена был С.М.Левитин, учившийся вместе с ним до войны в Политехе и устроивший Георгия Владимировича на работу после демобилизации. Дружили семьями, отдыхали, играя в шахматы и преферанс. Шахматы и карты по наследству дружно вошли в жизнь дочери Соломона Моисеевича – ярко и всесторонне одаренной участницы матча на первенство мира по шахматам, многократной чемпионки мира по бриджу Ирины Левитиной.

То, что способности к физике и любовь к шахматам передаются из поколения в поколения в семье Харитонов – Гессенов, подтверждает внук Георгия Владимировича – Евгений Волков. Сегодня он, выпускник физфака СПбГУ, преподает в университете под Мюнхеном и играет в шахматы за местный «Schachklub Tarrasch 1945».

Вернемся в атмосферу 30-х годов.

«Во Всесоюзном детском турнире, охватившем до 100000 школьников, приняли участие 20 команд по 2 шахматиста и 2 шашиста в каждой…

Турнир проходил в клубе им. Калинина; торжественное открытие в Большом зале Консерватории, закрытие в Колонном зале Дома Союзов. На открытии выступил председатель шахсектора ВСФК СССР Н.В.Крыленко (расстрелян 29 ноября 1938 г. – А.К.), на закрытии генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ Косарев (расстрелян 23.02.1939 г. – А.К.) и секретарь МК ВЛКСМ т. Лукьянов (расстрелян 21.04.1938 г. – А.К.). Команда Ленинграда получила почетное знамя «Пионерской правды», грамоту ВСФК и каждый из участников – лыжные костюмы…

В своем приветствии тов.Сталину участники Всесоюзных детских соревнований пишут:

«Обещаем тебе, т.Сталин, показать образцы в овладевании основами наук, обещаем быть первыми застрельщиками и организаторами всех ребят, обещаем бороться за то, чтобы догнать и перегнать капиталистические страны в области техники шахматной игры».

Сеансы М.М.Ботвинника против участников детского турнира закончились с результатом +22 – 1 (Головко) =1 (Черникович) и Н.Н.Рюмина +35 -2 =8».

 

 

Добавлю, что чемпионам страны торжественно выдали квалификационные билеты: им был присвоена третья всесоюзная категория. На удостоверении Г.В.Гессена стоит подпись секретаря Высшей шахматно-шашечной квалификационной комиссии Н.Н.Рюмина.

 

Послесловие

 Обязан отметить, что подробности жизни, деятельности и следственных дел Даниила Юльевича Гессена изложены в книге его брата «Историк Юлий Гессен и его близкие» (СПб, 2004 г.), на которую я не раз ссылался. Низкий поклон Валерию Юльевичу за многолетнюю кропотливую работу по сбору данных и сохранению памяти о родных людях!

Перед вами фотография из личного архива В.Ю.Гессена:

 

 

Дети, снятые в Луге в 1934 году, это сам Валерий Гессен и Максим Серебрянский. Их мамы были близкими подругами, а брат первого и приемный отец второго в двадцатые годы были организаторами питерского шахматного движения.

Дочь М.М.Ботвинника Ольга Михайловна Фиошкина вспоминает:

«Окончилась война. Возвращались оставшиеся в живых родные и друзья. Помню, как к нам приехал Максим Игнатьевич Серебрянский, приемный сын друга отца Самуила Осиповича Вайнштейна, погибшего от голода в блокаду в январе 42-го. Он был в военной форме, я его побаиваюсь, мне объясняют: «Дядя Мака немцев бил!»

8 мая я позвонил Максиму Игнатьевичу - поздравить его с днем рождения (ему стукнуло 93!) и наступающим Днем Победы. Ветеран Великой Отечественной войны сообщил мне, что планирует посетить в этом году родной город.

Как тесен мир лишний раз подтвердилось, когда, собирая данные для этой главы, автор связался с дочерью Георгия Владимировича Гессена – Галиной Георгиевной Волковой. Оказалось, что в 1968 году я был одним из тех, кто принимал ее на учебу на отделение экономики театра театроведческого факультета ЛГИТМиК.

Приведенный выше отчет о детских чемпионатах конца 1933 – начала 1934 годов, опубликованный в журнале «Шахматы в СССР» (1934 г. № 2), подготовил М.Н.Волковыский.

Если помните, в списках зампреда ГПУ И.Уншлихта на высылку на «философском пароходе» в паре шли Волковыский (с ошибкой в фамилии) и Харитон – два организатора Дома литераторов, «заядлые враги Советской власти, хитрые и ловкие».

О Волковыских пойдет повествование в третьей части.

 

Продолжение следует

 




   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки