e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
КАЛЕНДАРЬ ЮБИЛЕЙНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ ШАХМАТИСТОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В 2017 ГОДУ
А.Кентлер. ПРАВИЛА ИГРЫ (НАВСТРЕЧУ СУПЕРФИНАЛАМ)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (4-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (3-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (1-я часть)
А.Кентлер. КЛУБ ИМЕНИ Б.В.СПАССКОГО
А.Кентлер. КАК СТАТЬ ГРОССМЕЙСТЕРОМ?
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 2.
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 1.
А.Кентлер, Д.Нудельман. ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ
А.Кентлер. Памяти Виктора Топорова
А.Кентлер. ФИГУРЫ В РУССКОМ МУЗЕЕ
А.Кентлер. ПРИКОСНОВЕНИЕ
А.Кентлер. ГРАФИНЯ (Третья часть)
Александр Кентлер. "2014"
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Вторая часть)
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Памяти Нины Подгоричани)
А.Кентлер. ОТ ЮБИЛЕЯ К ЮБИЛЕЮ
А.Кентлер. О ФОРМАТЕ КУБКОВ ЕВРОПЕЙСКИХ КЛУБОВ
А.Кентлер. ПОКЛОН БОТВИННИКУ
Александр Кентлер. СЫН СТАРОГО ЗАКА
А.Кентлер. ДЕЛО ТАБАК (судьба М.Н.Бостанжогло)
А.Кентлер. Тот самый Левенфиш
А.Кентлер. ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ!
Александр Кентлер. ВНУК ЧИГОРИНА
А.Кентлер. ИСТОРИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
А.Кентлер. РАЗВЕНЧАНИЕ РЕВИЗИЕЙ
А.Кентлер. КАДРЫ РЕШАЮТ. ВСЁ?
А.Кентлер. ДЕТСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШКОЛА УНИВЕРСИТЕТА
А.Кентлер. ШТРИХИ К БИОГРАФИИ М.И.ЧИГОРИНА
А.Кентлер. РОССИЙСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШУЛЕ
ПЕТР СВИДЛЕР О ШАНСАХ ПРЕТЕНДЕНТОВ
ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ШАХМАТИСТОВ ПЕТЕРБУРГА 2007
ИНТЕРВЬЮ С ЖАННОЙ, ТАК ПОХОЖЕЙ НА ОТЦА - МИХАИЛА ТАЛЯ
ЗНАКОМЬТЕСЬ: НИКИТА ВИТЮГОВ
ИНТЕРВЬЮ В.КОРЧНОГО: "ГЕНИИ И ВУНДЕРКИНДЫ"
ПЕРЕКРЕСТОК МНЕНИЙ. ПЕТР СВИДЛЕР: «СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ»
А.Кентлер. ШАХМАТЫ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
А.Модель:"Ничуть не спешу повидать Капабланку!"
Интервью президента АШП Ж.Лотье
А.Кентлер. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ ШИФФЕРСА
Александр Кентлер. ТИТУЛЫ БЫСТРОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ
А.Кентлер. НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В ШАХМАТИСТА!
А.Кентлер. ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ
А.Кентлер. ОКНО В ПАРИЖ.
А.Кентлер. ГАРРИ – ГАРРИ! ЯСНО?
А.Кентлер. ЗОРИ НОВЫХ ПОКОЛЕНИЙ.
А.Кентлер. Заграница в «России»

22.05.2015 А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (3-я часть)

А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД

1-я часть

2-я часть

4-я часть

 

3. Наперекор судьбе

 

Николай Моисеевич Волковыский (1881 – 1941?) учился на историко-филологическом факультете Харьковского, затем Петербургского университетов. Печатался в "Биржевых ведомостях", "Слове", "Русской молве", "Рассвете"; редактор петербургского отделения московской газеты "Утро России". Учредитель Дома Литераторов в Петрограде; член правления Союза писателей. 16 августа 1922 года арестован, 15 ноября выслан за границу. С момента высылки сотрудник газет "Сегодня" (Рига), "Дни" (Берлин), "Народная мысль", "Понедельник" (Рига), постоянный берлинский корреспондент "Эхо" (Каунас). В 1933 г. три месяца жил в Праге. С 1934 г. в Варшаве, корреспондент "Сегодня" и др. газет. По имеющимся данным, в октябре 1939 г. перебрался в Кременец близ Тернополя; последние сведения о нем относятся к августу 1940 г.

 

Н.М.Волковыский 

    «Приглашение на «Торжественное собрание в 84-ю годовщину смерти Пушкина» в Доме литераторов получить было нелегко.
    Из-за недостатка места число приглашений было крайне ограничено – в расчете на одну лишь «элиту».
    Заведующие Домом литераторов Волковыский, Ирецкий и Харитон вежливо, но твердо отказывали в них рядовым членам, ссылаясь – по Диккенсу – друг на друга. Волковыский говорил:
    – Я, конечно, с удовольствием дал бы вам билет. Я понимаю, вам необходимо его дать, но это зависит не от меня, а от Ирецкого. Это он составляет список приглашенных. Я тут ни при чем.
    А Ирецкий, со своей стороны, ссылался на злую волю Харитона, хотя Харитон заведовал «хозяйственной частью» Дома:
    – Ничего поделать не могу. Конечно, я разделяю ваше возмущение. Но Харитон вообразил себя диктатором и сам раздает приглашения, совершенно не слушая меня.
    Рядовые члены бегали от Волковыского и Ирецкого к Харитону, упрашивали, убеждали и, ничего не добившись, уходили, затаив чувство обиды и жажду мести…
    Обиженных было очень много. И, как это ни странно, среди обиженных оказался и Гумилев».
(Ирина Одоевцева. "На берегах Невы".)

Через неделю после ареста Гумилева, на похоронах Блока (10 августа 1921 года), была сформирована делегация Союза писателей из пяти человек, включая Н.М.Волковыского, которая пошла к председателю Петроградского ЧК Семенову просить выпустить поэта на поруки. Спустя два года об этом визите, не давшем ничего, кроме нескольких дней надежды (26 августа Гумилева расстреляли), Николай Моисеевич напишет проникновенные строки:

«За годы жизни в советской России мы перевидали и пережили так много жуткого, что убийство одного человека, хотя бы и крупного поэта, не должно было бы, казалось, так остро ранить притупившуюся душу. И, тем не менее, на всю жизнь останутся в памяти последние дни августа 1921 года. Дни бессильного метания в Чеку, в Москву, в Совнарком, дни судорожных поисков нитей спасения…

В этой смерти не было ничего, в чем растревоженная негодующая мысль могла бы найти хоть на миг успокоение. Ничто не оправдывало убийства поэта. И нигде в его крови не оправдаются те, кто обагрил ею свои руки».

Здесь, наверное, уместно вспомнить, что в последнем письме к жене из тюрьмы Николай Гумилев писал:

«Не беспокойся обо мне. Я здоров, пишу стихи и играю в шахматы».

Всех троих заведующих Домом литераторов «дружно» арестовали 16 августа 1921 года и отправили в Германию на «философском пароходе». Высланные, как уже сообщалось, были предупреждены и дали подписку в том, что их въезд обратно в РСФСР карается смертной казнью.

Оказалось, что для приведения этого приговора в исполнение уже в пределах СССР было совсем не обязательно самим куда-то въезжать: по пакту Молотова – Риббентропа Советский Союз расширил свои границы. Несчастный Борис Харитон был арестован и уничтожен в ставшей советской Латвии. Скорее всего, та же судьба постигла и Николая Волковыского, поселившегося в Тернопольской области (Западная Украина, входившая в Польшу, в 1939 году «перешла» в состав Украинской ССР), о котором никаких сведений нет с августа 1940 года. Правда, существует гипотетическая вероятность, что Николаю Моисеевичу удалось спрятаться и пережить приход Советской власти. В этом случае его ждала другая страшная беда: уже 2 июля 1941 года Тернопольская область была оккупирована немцами, и в ней было уничтожено все местное еврейское население. О судьбе второй жены Волковыского Марии Григорьевны и младшего сына Юрия, родившегося в 1922 году незадолго до высылки, мне ничего узнать не удалось.

И только писатель Виктор Яковлевич Ирецкий (Гликман), заведовавший в Доме литераторов библиотекой, умер своей смертью – в Берлине от туберкулеза в возрасте 54 лет.

Для полноты картины представлю двух братьев Н.М.Волковыского.

Григорий Моисеевич Волковыский (? – 1957) окончил юридический факультет Петербургского университета. Работал судебным следователем. В 1921 году эмигрировал в Германию. Работал в редакции газеты «Дни». Затем перебрался из Берлина в Париж. Масон, судья в ложе «Северная звезда». Умер во Франции.

Арнольд (Александр) Моисеевич Волковыский (1883 – 1961) учился на юрфаке Петербургского университета, затем на филфаке в Женеве, обучался в кавалерийском юнкерском училище, окончил юридический факультет в Юрьеве, Академию художеств в Петербурге в мастерской Л.Бенуа, учился в школе изящных искусств в Париже. В Первую мировую вернулся в Россию, воевал в драгунском полку, награжден тремя Георгиевскими крестами. В революцию 1917 года «вошел в штаб юнкерского восстания, за что был приговорен к расстрелу, но сумел скрыться. Вступил в «Союз защиты Родины и Свободы» Б.Савинкова, участвовал в Ярославском восстании, затем в частях Белой армии. В 1919 был послан военным командованием в Париж и остался в эмиграции. Организатор Военно-республиканской лиги». Состоял в масонских ложах: член-основатель ложи «Северная звезда» (1922), член ложи «Астрея». В разные годы участвовал в многочисленных выставках русской живописи, Еврейского общества поощрения художеств, «Мира искусства», Весеннем салоне в Париже. Автор книги стихов «Солнца поцелуи», вышедшей в Петербурге в 1914 году с иллюстрациями Натана Альтмана. Умер в Париже.

 

Cпустя полгода после выхода этой части статьи, необходимо внести важную корректировку. Со мной связался внук Арнольда Волковыского, сводного брата Николая Моисеевича (их общий отец Моисей Григорьевич Волковыский владел сетью аптек в Петербурге), и сообщил, что его дед, родившийся в Одессе в 1883 году, выпускник Академии Художеств и автор книги стихов «Солнца поцелуи», скончался в 1918 году в Петрограде от инсульта. Его дипломной работой в Академии художеств был знаменитый «Дом с башнями» (угол Каменноостровского проспекта и улицы Льва Толстого, нынешний театр «Русская антреприза» им. А.Миронова), авторство проекта которого по всем справочникам принадлежит тогдашнему ректору АХ А.Белогруду. Вся остальная информация, вписанная в представление  Арнольда Волковыского, относится к его (как считает потомок) двоюродному брату Арнольду (Александру) Волковыскому, родившемуся в том же 1883 году и являвшемуся к тому же племянником барона Гинцбурга.

Несколько слов о внуке А.М.Волковыского. Арнольд Исаакович Волковыский родился в 1932 году в Одессе, полковник медицинской службы, хирург, отслужил 32 года. С 1996 года живет в Германии, женат, имеет троих детей, троих внуков и шестерых правнуков.

После полученного сообщения возникли сомнения и по поводу степени родства Григория Моисеевича Волковыского. В любом случае, необходима дополнительная проверка сведений.


Теперь, когда мы познакомились с ближайшими родственниками, начну представление героя нашего повествования. Если обо всех остальных можно было лишь собрать свидетельства очевидцев, то международного арбитра Михаила Николаевича Волковыского и я, и мои ровесники, видели своими глазами на многочисленных соревнованиях. Сейчас, когда накопилось столько вопросов, особенно обидно, что в молодые годы мы не были любопытными. В принципе, кроме происходящего в нашей жизни, тогда мало что интересовало. А сейчас настало время, когда и спросить не у кого…

 

М.Н.Волковыский. Фото Л.Полетаева

 

«Справка

Губернский Подотдел Заключения Актов Гражданского Состояния удостоверяет, что в хранящейся в Архиве метрической книге Петроградского Раввината за 1904 год в статье под №4 записан акт рождения «31» число декабрь месяц 1903 год (тысяча девятьсот третий г.) сына Михаила у гражданина Волковыского Николая Моисеевича и жены его гражданки Лидии Михайловны, урожденной Фарбштейн».

В РО ИРЛИ (Пушкинском доме) хранится первый поэтический альманах "Зреющая Россия", который был напечатан в 1922 году в шести машинописных экземплярах. Среди его авторов – Лидия Аверьянова, Борис Брик, Геннадий Фиш и Михаил Волковыский.

Приведем здесь два стихотворения 18-летнего Михаила Николаевича.

 

ШАХМАТЫ

Упорным вечером вдвоем
Сидим за шахматным столом.
И папиросы синий дым
От Вас закрыл мои ходы.
И я в склоненной голове
Уж вижу для себя ответ.
И я сдаюсь – мне хода нет.
Но Вы смутились. Как понять?
Кому-то надо проиграть?

 

ПЕТЕРБУРГУ

Дня растаяла бестолочь,
и в городе мы одни.
Всех обессилила ночь;
а какое нам дело до них?
Мы рассмотреть подойдем
Невского неподвижный фасад,
будем сидеть мы вдвоем,
с нами Александровский сад.
Буду тебе говорить
о прекраснейшей из столиц,
пока в зареве ночь не сгорит
со свитой своих небылиц.
Потом я тебя провожу
меж шевелимых утром домов,
А вечером рассказы ждут
о прекраснейшем из городов.

 

Два слова о Л.И.Аверьяновой (1904 – 1942), в архиве которой хранится альманах. В неизданных дневниках великого князя Николая Михайловича, расстрелянного в Петропавловской крепости, Лидия Аверьянова была представлена как его внебрачная дочь (свидетельство В.М.Глинки). Известная поэтесса знала пять языков и работала переводчицей в Интуристе. В одном из стихотворений "Дом Брандта" она коснулась шахматной темы:

"...И белый дом, как гладкий белый слон - На обжиг солнцу белая фигурка, - В игре с норд-остом, плавно нес балкон На шахматную доску Петербурга..."

В альманахе «Зреющая Россия» был анонсирован четвертый сборник стихов Михаила Волковыского «Сверх обыкновенного», а также сообщалось о готовящемся пятом сборнике.

Увы, никаких следов этих сборников и дальнейшего поэтического творчества М.Н.Волковыского мне найти не удалось. 1922 год многое изменил в его жизни: поступление в университет, высылка отца на «философском пароходе»…

«В Первый Петроградский Университет
Гражданин Волковыский Михаил Николаевич
Заявление

Прошу зачислить меня на первый курс этнолого-лингвистического отделения факультета общественных наук.
14 августа 1922 г.»

На документе стоит резолюция: «По представлению документа об образовании – к испытанию».

К заявлению абитуриента приложено ходатайство:

«В приемную комиссию Университета

Культ-отдел Петрогубпрофсоюза командирует тов.Волковыского, члена союза лечебников для поступления в Университет на факультет Общественных наук».

Из анкет, заполненных студентом университета М.Волковыским, мы узнаем следующие важные подробности его жизни:

С отцом он не жил с 1908 года (в другом месте указан 1907 год), но «находился в экономической зависимости от него». Жил с матерью, безработной и зарегистрированной на Бирже труда, по адресу: 10-я Рождественская (ныне Советская) 10 кв.3.

Участвовал в советском строительстве: работал в РКСМ в качестве ответственного работника – зам. Орг. Района, зав. Политпросвет. р-на; работал в Петрогубчека. Член РКСМ с 1919 года (билет № 16043).

Служил в Красной Армии во время наступления Юденича в отряде активных работников при П.К. РКСМ рядовым красноармейцем, потом в Петроградской Территориальной бригаде как командир сводного батальона, в школе Комсостава Тяжелой Артиллерии курсантом.

В 1923 году перешел на Правовое отделение ФОН. Отмечено, что отец – за границей.

«В стипендиальную комиссию ЛГУ
Студента Правового отделения 1 курса
Волковыского Михаила Николаевича
Заявление

Прошу выдать мне стипендию за март – апрель месяцы 1924 г., т.к. я не мог явиться за получением стипендии своевременно ввиду того, что был занят на всевобуче, а затем задержан ГПУ. Всего был на всевобуче с 10/III по 10/IV, арестован с 11/IV по 23/V 24 г.».

Был ли как-то связан месячный арест с находящимися за границей родственниками – неизвестно. Учиться после задержания Волковыскому оставалось недолго: постановлением Правления Ленинградского государственного университета (ЛГУ) от 5 февраля 1925 года он был «исключен из числа студентов за неявку на проверку факультета в ноябре 1924 года».

В 1925 году М.Н.Волковыский становится секретарем Ленинградского отделения Российской ассоциации пролетарских писателей ЛАПП. Как долго он находился на этой должности неизвестно.

Здесь я перехожу от жизнеописания Михаила Николаевича непосредственно к его деятельности на шахматном поприще (единственное исключение – участие Волковыского в Великой Отечественной войне). Скажу честно: к моменту публикации я не успел найти исчерпывающую информацию о том, где он работал в последующие годы. Возможно, позже вернусь к этой теме, а может быть это захочет сделать кто-нибудь другой (хотя новых желающих прикоснуться к истории шахмат как-то не видно: для этого надо сначала как минимум постареть).

 

Фото Л.Полетаева 

На ниве шахмат раскрылся большой организаторский талант М.Н.Волковыского, знакомившегося с азами игры в кружке Совторгслужащих у П.А.Романовского. Причем судейство – лишь одна из сторон его проявления.

Михаил Николаевич был крупным шахматным функционером: еще в начале 30-х годов он вместе с Я.Г.Рохлиным был заместителем председателя городской шахматной секции. В течение многих лет входил в составы городской шахматной федерации, в которых ведал судейскими, спортивно-техническими, кадровыми вопросами. Михаил Николаевич был в 1937 году первым директором Ленинградского городского шахматного клуба (ЛГШК) на улице Желябова (ныне – Большая Конюшенная), правда, уже через год он был снят с должности.

М.Н.Волковыский был автором множества статей в шахматных журналах. Это не только отчеты о завершившихся соревнованиях, но и материалы по истории шахмат, различным организационным вопросам. Важно отметить, что работы Михаила Николаевича сопровождались собственноручно сделанными им снимками, а многие другие его фотоработы украшали журналы и другие шахматные издания. Волковыский стал автором книги «Работа производственной шахматной секции» (Библиотека шахматиста № 32), вышедшей в ОГИЗ «Физкультура и туризм» в 1932 году, и редактором руководства «Шахматы в СССР, рекомендательный указатель литературы по истории, теории и практике игры», изданного Государственной Публичной библиотекой им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде в 1950 году. В издательстве «Физкультура и туризм», выпускавшем до войны превосходные шахматные книги, работал корректором, и его фамилия значится в целом ряде изданий. Кроме того, М.Н.Волковыский постоянно консультировал авторов относительно довоенных событий шахматной жизни, и они благодарили его за это, отмечая в предисловиях изданий.

Михаил Николаевич в разные годы работал детским педагогом шахмат (в ДПШ Октябрьского района), был одним из главных организаторов довоенных детских шахматных спартакиад города. После войны работал в спортивных обществах как тренер и инструктор-методист (в ленинградском СДСО «Буревестник»).

Но, конечно, главным делом его шахматной жизни было судейство. Из проживающих в Ленинграде судей он стал вторым международным арбитром (после И.З.Бондаревского). Произошло это в 1964 году. Перечисление турниров, которые судил Волковыский, займет много места. Отметим, что в списке и многочисленные чемпионаты города, и командные первенства, и Спартакиады, и всесоюзные, и международные соревнования.

Перед вами фотографии из альбомов Михаила Николаевича, которые сохранены для потомков в семье мастера Е.С.Столяра.

 

Довоенный снимок Ефима Столяра. Фото М.Волковыского

 

Судья М.Волковыский разбирает конфликт в партии Г.Бастрикова и И.Мазеля (чемпионат ВЦСПС, Ленинград, 1938 г.). Фото В.Фромзеля

 

«При съемке Всесоюзного судьи М.Н.Волковыского затвором щелкал мастер СССР чемпион Ленинграда А.К.Толуш»

 

Партия Г.Шнейдеман – М.Волковыский. Наблюдает В.Корольков. "Щелкал затвором Г.Соловьев"

Мастер Георгий Шнейдеман (Степанов) был расстрелян в 1941 году как "немецкий шпион". Он и А.К.Толуш были ближайшими друзьями М.Волковыского. Владимир Корольков – гроссмейстер, выдающийся шахматный композитор.

 

М.Волковыский – главный судья матча М.Ботвинник – В.Рагозин, Ленинград 1940

Под фотографией подпись: фото М.Когана. Нельзя исключить, что снимок сделал герой первой части нашего повествования – историк шахмат Михаил Саулович Коган, брат которого вместе с отцом М.Волковыского был выслан на «философском пароходе».

Среди всех соревнований, которые судил Михаил Николаевич, необходимо выделить блокадный чемпионат Ленинграда, который проходил с 20 июня по 15 августа 1943 года, вошедший в историю как символ мужества и героизма жителей города.

«Играть было нелегко: сказывалось отсутствие турнирной практики, напряжение блокадного времени, частый шум и свист падающих вблизи бомб и рвущихся артснарядов. В нарушение общих правил при объявлении воздушной тревоги М.Волковыский не останавливал шахматные часы и не направлял играющих в бомбоубежище. И тем не менее все участники играли с большой охотой, а отдельные партии были довольно высокого качества», – писал о чемпионате его участник, будущий международный арбитр Леонид Осипович Шапиро.


Послевоенный снимок Леонида Шапиро. Фото М.Волковыского

А вот что вспоминал сам Михаил Николаевич:

«Шахматистам предоставили две комнаты. Отремонтировали мы их сами. Большую помощь оказал участникам страстный поклонник шахмат и коллекционер В.Домбровский (начальник пожарной охраны штаба Ленфронта, капитан – А.К.). Он достал несколько комплектов фигур, разыскал шахматные столики и часы. Два раза в неделю – по средам и воскресеньям – собирались участники в доме № 22 по улице Халтурина. Начинали игру обычно в такое время, чтобы успеть до комендантского часа добраться домой или в свои войсковые подразделения».

Необходимо отметить, что М.Н.Волковыский был вызван из бригады морской пехоты из Невской Дубровки после того как главный судья чемпионата Ленинграда был назначен Политуправлением Ленфронта!

Чемпионат был успешно завершен. Его итоговая таблица теперь хранится в Музее шахмат Центрального дома шахматиста им. М.М.Ботвинника в Москве.

О службе Михаила Николаевича в годы войны отчетливее всего можно судить по информации, заложенной в наградной лист, представляющий Волковыского к награждению орденом «Красная звезда»:

НАГРАДНОЙ ЛИСТ

На Начальника Общей части Минно-Торпедного отдела КБФ
Старшего сержанта ВОЛКОВЫСКОГО Михаила Николаевича
Орденом «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА»
1. Год рождения: 1903 г.
2. Национальность: украинец
3. Соцположение: служащий
4. Партийность: беспартийный
5. С какого года в РККА и РКВМФ: с 4.7.41 г. доброволец в 1-й ГСД
6. Участие в Гражданской войне: в боевом отряде Питерского комсомола в 1919 г.
7. Ранение и контузии: не имеет
8. Представлялся ли ранее к награждению: не представлялся
9. Какие имеет поощрения и награды: Медаль «ЗА ОБОРОНУ ЛЕНИНГРАДА»
10. Служба в белой армии и других и пребывание в плену: не служил, в плену не был
11. Постоянный адрес: -

I. Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг (составляется в штабе в/ч, соединении, учреждении).

Старший сержант ВОЛКОВЫСКИЙ М.Н. до службы в МТО находился в Армии добровольцем ополчения и участвовал в боях 1941 – 1942 гг. под Вемарном (Веймарном А.К.), Гатчиной, Дубровкой, у Калищ в составе 1-й Гвардейской Стрелковой Дивизии и 412 Гаубичном Артполку 168 стр. дивизии, где проявлял мужество и отвагу, как артиллерист. Прибыл в МТО КБФ в августе 1942 г. и работал по обеспечению производственных предприятий и кораблей МТО КБФ материально-техническим снабжением, показал себя отличным, мужественным сержантом. Неоднократные выезды т.ВОЛКОВЫСКОГО на места по обеспечению производственной и хозяйственной деятельности предприятий МТО КБФ, решавших боевое обеспечение кораблей, неизменно давали положительные результаты, и корабли получали минно-торпедное оружие в срок и высокого качества. Сложные вопросы материально-технического обеспечения т.ВОЛКОВЫСКИЙ решает смело, с присущей настойчивостью.

За непосредственное участие в разгроме врага, отличную работу по обеспечению боевой производственной деятельности предприятий МТО т.ВОЛКОВЫСКИЙ достоин правительственной награды ордена «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА».

ЗАМ.НАЧАЛЬНИКА МТО КБФ КАПИТАН 2-го РАНГА БАРИШПОЛЕЦ

9 июля 1945 г.

II. Заключение вышестоящих начальников

Достоин Правительственной награды орденом «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА»

ЗАМ.НАЧАЛЬНИКА ТЫЛА ФЛОТА Капитан 1-го ранга КОТЛОВСКИЙ

14 июля 1945 г.

Приказом командующего Краснознаменным Балтийским Флотом адмирала Трибуца № 160 от 5 сентября 1945 года старший сержант Волковыский Михаил Николаевич – начальник Общей части Минно-Торпедного отдела КБФ – награжден орденом «Красная Звезда».


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Нередко в памяти застревают отдельные детали. Мне запомнилось, что когда Михаил Николаевич рассказывал что-то собеседнику, он часто прикладывал руку к его уху. Только сейчас, узнав подробности, связанные с его ближайшими родственниками, эта привычка не удивляет.

М.Н.Волковыский скончался в Ленинграде 11 февраля 1986 года.

 

М.Волковыский и Я.Клован. Фото Л.Полетаева

 

«Можно подумать, что проскрипционные списки составлялись не в недрах ГПУ, ибо арестованы были и такие лица, о которых при всей тщательности наблюдения не могло быть никаких компрометирующих данных».

«Почтеннейший и скромнейший учитель математики С.И.Полнер, с которым я неделю сидел в одной камере ГПУ… не мог понять, за что его арестовали и за что высылают. Не разобрался он в этом, тишайший в мире человек, страстный шахматист… и за те немногие годы, на которые судьба сохранила ему жизнь в изгнании». Эти слова принадлежат отцу М.Н.Волковыского Николаю Моисеевичу.

О незаслуженно забытом одном из сильнейших шахматистов России ХIХ века Сергее Ивановиче Полнере пойдет речь в четвертой, заключительной части повествования.


Примечание: Фотография Н.М.Волковыского из книги "Высылка вместо расстрела", М.,"Русский путь", 2005. 




   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки