e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
КАЛЕНДАРЬ ЮБИЛЕЙНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ ШАХМАТИСТОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В 2017 ГОДУ
А.Кентлер. ПРАВИЛА ИГРЫ (НАВСТРЕЧУ СУПЕРФИНАЛАМ)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (4-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (3-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (1-я часть)
А.Кентлер. КЛУБ ИМЕНИ Б.В.СПАССКОГО
А.Кентлер. КАК СТАТЬ ГРОССМЕЙСТЕРОМ?
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 2.
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 1.
А.Кентлер, Д.Нудельман. ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ
А.Кентлер. Памяти Виктора Топорова
А.Кентлер. ФИГУРЫ В РУССКОМ МУЗЕЕ
А.Кентлер. ПРИКОСНОВЕНИЕ
А.Кентлер. ГРАФИНЯ (Третья часть)
Александр Кентлер. "2014"
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Вторая часть)
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Памяти Нины Подгоричани)
А.Кентлер. ОТ ЮБИЛЕЯ К ЮБИЛЕЮ
А.Кентлер. О ФОРМАТЕ КУБКОВ ЕВРОПЕЙСКИХ КЛУБОВ
А.Кентлер. ПОКЛОН БОТВИННИКУ
Александр Кентлер. СЫН СТАРОГО ЗАКА
А.Кентлер. ДЕЛО ТАБАК (судьба М.Н.Бостанжогло)
А.Кентлер. Тот самый Левенфиш
А.Кентлер. ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ!
Александр Кентлер. ВНУК ЧИГОРИНА
А.Кентлер. ИСТОРИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
А.Кентлер. РАЗВЕНЧАНИЕ РЕВИЗИЕЙ
А.Кентлер. КАДРЫ РЕШАЮТ. ВСЁ?
А.Кентлер. ДЕТСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШКОЛА УНИВЕРСИТЕТА
А.Кентлер. ШТРИХИ К БИОГРАФИИ М.И.ЧИГОРИНА
А.Кентлер. РОССИЙСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШУЛЕ
ПЕТР СВИДЛЕР О ШАНСАХ ПРЕТЕНДЕНТОВ
ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ШАХМАТИСТОВ ПЕТЕРБУРГА 2007
ИНТЕРВЬЮ С ЖАННОЙ, ТАК ПОХОЖЕЙ НА ОТЦА - МИХАИЛА ТАЛЯ
ЗНАКОМЬТЕСЬ: НИКИТА ВИТЮГОВ
ИНТЕРВЬЮ В.КОРЧНОГО: "ГЕНИИ И ВУНДЕРКИНДЫ"
ПЕРЕКРЕСТОК МНЕНИЙ. ПЕТР СВИДЛЕР: «СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ»
А.Кентлер. ШАХМАТЫ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
А.Модель:"Ничуть не спешу повидать Капабланку!"
Интервью президента АШП Ж.Лотье
А.Кентлер. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ ШИФФЕРСА
Александр Кентлер. ТИТУЛЫ БЫСТРОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ
А.Кентлер. НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В ШАХМАТИСТА!
А.Кентлер. ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ
А.Кентлер. ОКНО В ПАРИЖ.
А.Кентлер. ГАРРИ – ГАРРИ! ЯСНО?
А.Кентлер. ЗОРИ НОВЫХ ПОКОЛЕНИЙ.
А.Кентлер. Заграница в «России»

16.12.2004 А.Кентлер. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ ШИФФЕРСА

Так уж получилось, что последние тридцать лет я живу рядом со Смоленским кладбищем: до 1996 года – на Голодае, где оно расположено, а после – на 16-й линии Васильевского острова, упирающейся в него же.

В прошедшее воскресенье, 12 декабря, сначала посетил действующую его часть – со стороны Малого проспекта: ровно год назад здесь похоронили профессора Виноградова. Кирилл Борисович был известным шахматистом, одним из авторов ленинградского варианта голландской защиты. Потом прошел мимо могилы Владимира Григорьевича Зака, выдающегося детского шахматного педагога, и направился через Смоленку на лютеранскую часть кладбища. Старые, одни – ухоженные, другие – брошенные могилы. Где-то здесь ровно сто лет назад 15 декабря был похоронен Э.Шифферс, умерший за три дня до этого; где именно – неизвестно: в послевоенное время гранит с надгробий лютеранского (ранее "Немецкого") кладбища использовался для ремонта тротуаров, а в северной его части и сегодня функционирует пожарная часть. Вот и сейчас я слышу выезжающую с немецких костей машину, спешащую помочь в борьбе с огнем.

В последние годы на ограде лютеранского кладбища стали появляться памятные доски с именами тех, чьи могилы не сохранились. Надеяться на то, что такая же доска, стоящая кучу денег, появится в память о коренном петербуржце Эммануиле Шифферсе, втором по силе шахматисте России в XIX веке, – не приходится. А ведь он – "всероссийский шахматный учитель", автор первого в России самостоятельного шахматного учебника, второй (вслед за Чигориным) призер двух первых чемпионатов страны (1899, 1900-01 гг.), шахматист, среди достижений которого блестящий успех в Гастингсе (шестое место в 1895 г.), почетный результат в матче с В.Стейницем (1896 г.), победа в одном из матчей над М.Чигориным (1880 г.)...

После смерти Шифферса некрологи сразу же появились только в немецких газетах, издававшихся в Петербурге, – в них, как и еще в двух русскоязычных изданиях, шахматные отделы вел покойный. Позднее текст из "St. PetersburgerZeitung" перевело и напечатало "Шахматное обозрение" (№ 72-76, 1904 г.). Вот его полный текст (ранее я опубликовал его фрагменты в "Шахматном Петербурге" №2, 2000 г.):

Шифферс, Эммануил Степанович, † 29 ноября (по новому стилю – 12 декабря – А.К.) 1904 года в Петербурге. St-PetersburgerZeitung посвящает следующие прочувствованные строки крупнейшему представителю русского шахматного искусства:

"Известие о смерти великого русского шахматного маэстро не было для нас неожиданностью, ранней весной 1904-го года Э.Шифферс при падении сильно расшибся и с тех пор уже более не мог поправиться. 29 ноября тихая смерть положила конец его страданиям. Заслуги Шифферса в русском шахматном деле очень велики. Можно смело сказать, что вся теперешняя генерация шахматных игроков более или менее принадлежит к его ученикам. Его лучший ученик и впоследствии счастливый соперник – это М.И.Чигорин, с которым он играл всего 5 матчей (на самом деле – 6 – А.К.), вначале с довольно хорошим успехом, но затем был принужден признать, что ученик перещеголял учителя.

В этой шахматно-учительской деятельности ему много помогала его любезная и общительная натура; свободный от всякой надменности, он невольно привлекал к себе всех сталкивающихся с ним членов шахматной семьи. Никто его не покидал, не воспользовавшись его указаниями и советами; со всяким желающим он садился за шахматную доску и играл, не давая никогда обидным образом почувствовать противнику свое превосходство над ним; всегда при этом он был готов обратить внимание игрока на сделанные им ошибки.

Э.Шифферс происходил из шахматной семьи, в которой все члены ее – отец и мать, многочисленные братья, а также некоторые из сестер – играли в шахматы. Родители Ш. переселились из Германии в Петербург, где будущий маэстро и родился в апреле 1850 г. С 1860-67 г. он учился в гимназии, в 1867 г. поступил в университет, где кончил естественный факультет. Впоследствии он получил место воспитателя в училище Правоведения, но вскоре посвятил себя всецело шахматной игре. Он однако не принадлежал к той категории шахматистов, для которых, кроме шахмат, ничего не существует – для этого он обладал слишком талантливой натурой. До самого последнего времени он живо интересовался различными научными вопросами, всем, что относилось к математике, естественным наукам, философии и политике. Он был чрезвычайно начитан, чему много способствовали его обширные познания иностранных языков – кроме русского и немецкого, он знал в совершенстве французский и английский. Самоучкой он сумел настолько развить свое дарование к рисованию и живописи, что получил право копировать в Императорском Эрмитаже.

Таким образом он был более создан для того, чтобы давать, чем получать – и он не скупился своими дарованиями. То обстоятельство, что он ограничился при этом сравнительно узкой шахматной специальностью, не может быть поставлено ему в вину – ведь как раз в ней он сумел дать нечто совершенное. Правда, в более поздние годы, когда тяжелый душевный недуг ослабил гибкость его мысли, ему пришлось испытать на себе немилость (богини) Каиссы. Он превратился в одинокого человека, согбенного тяжестью жизненных невзгод.

Кто знал Шифферса в его лучшие годы, тот всегда будет вспоминать о нем с глубокой благодарностью за те многие часы отдохновения и наслаждения, которые этот бескорыстный человек охотно всякому доставлял. Светлая ему память!".

В этом красивом некрологе абсолютно точные данные и справедливая оценка вклада Шифферса в развитие шахмат в России, его прекрасного отношения к людям, соседствуют с невольным вымыслом, приведенном по незнанию истинных данных. К сожалению, правда и вымысел сочетаются в сведениях о Шифферсе на протяжении всех ста лет со дня его смерти. Поэтому я попробую в двух словах описать некоторые факты из биографии маэстро.

Шифферс родился в Петербурге 4 мая 1850 года (22 апреля по старому стилю), а 13 июня его крестили в Немецкой Евангелическо-лютеранской церкви святой Екатерины, расположенной на Большом проспекте Васильевского острова. Мальчик был наречен Эмануелом Карлом Георгом (сам Шифферс, переводя свидетельство о крещении при поступлении в университет в 17-летнем возрасте, пишет свое имя так: "Мануил, Карл, Георгий"). Отец прибыл в Россию из Ахена в 1819 году, его звали Иоханн Стефан. Мать – Амалия Жозефина, урожденная Вейдкнехт. Когда родился будущий шахматист, родителям было, соответственно, пятьдесят и сорок лет.

Все попытки Иоханна Стефана обогатиться заканчивались полным крахом. В результате многодетная семья влачила жалкое материальное существование. Тем не менее, образование детям дали благодаря льготам, установленным в России для "недостаточных родителей". Добавлю, что отец Шифферса всю жизнь был прусским подданным, а дети получали российское гражданство по мере необходимости: раньше всех (в 1859 г.) старший брат Эдуард (годы жизни 1836-1887; именно он в течение 25 лет был воспитателем в училище правоведения!), позже всех Эммануил - в 1882 году. Оба в российских паспортах стали "Ивановичами" по первому имени отца, а среди коллег остались "Степановичами" - по второму. После окончания в 1867 году Ларинской гимназии Эммануил поступил в Университет, сначала на юрфак, затем перевелся на физико-математический факультет. В заявлениях Э.Шифферс писал, что он прусский подданный. Университет он не окончил, был отчислен из него 28 марта 1871 года, а сданные туда документы получил лишь 10 января 1881 года, когда стал собирать бумаги для получения российского гражданства.

Записи в личном деле Э.Шифферса в Университете: 1. 31 августа 1867 года определено: зачислить Шифферса в число студентов СПб Университета, на 1 курс юридического разряда. 2.Все документы обратно получил 10го января 1881 г. Эмануил Шифферс.

Добавлю, что версия о том, что Э.Шифферс был домашним учителем, на которой уже полвека настаивает И.Линдер (последний раз в 2001 г. в книге «Короли шахматного мира» на стр. 37), не соответствует действительности.  Свидетельство о том, что ему дозволено стать домашним учителем, было получено им в августе 1885 г по необходимости: новоиспеченного подданного России, никогда не служившего, не брали на работу в шахматную журналистику без какого-нибудь звания. Единственным званием Шифферса и стал «титул» домашнего учителя, который фигурирует во всех заявлениях его работодателей и его самого, как, например, в Деле 1-го отделения по изданию А.Макаровым в Петербурге «Шахматного журнала» под редакцией Э.Шифферса в 1889 году. Как правило, такие "Свидетельства" получали за взятку у чиновника, который прописывал "прошедшие испытания".

Завсегдатай кафе "Доминик" с 20-летнего возраста, Э.Шифферс, увы, постоянно "нарушал режим". Вот что писал о нем З.Тарраш в своей знаменитой книге "Современная шахматная партия":

"Петербуржец Шифферс был всесторонне образованным, высокоинтеллигентным человеком, с превосходным чувством юмора, с талантом занимательного собеседника, любезным в общении, но – как поется в студенческой песне: "Парень во всем был хорош беспримерно, одна лишь беда, что пьет он безмерно". К сожалению, он делал это последовательно и систематически, и нет ничего удивительного в том, что несколько раз он попадал в сумасшедший дом, и каждый раз, когда он выходил оттуда, рано или поздно наступал рецидив. Его болезнью был алкогольный психоз, и к шахматам это не имеет ни малейшего отношения".

После кончины Э.Шифферса, который последние годы скитался по разным адресам (в основном у родственников), от него остались собрание сочинений  Гоголя, призовые шахматы и записная книжка расходов, в которой ежедневно присутствовала запись: "маленькая". Все это досталось племяннику – сыну сестры Жозефины Шифферс Эдуарду Тальвику (1881-1943?), известному шахматисту России начала XX века, участнику IV Всероссийского турнира 1905-06 г. и турнира любителей 1912 г. Судьба Э.Тальвика, музыканта по образованию, также сложилась трагически. После революции он попал на Кавказ, стал чемпионом Тбилиси в 1928 году, играл в чемпионатах Грузии. Но как только началась война с Германией, наполовину немца, наполовину эстонца Тальвика сослали на поселение в туркменский город Чарджоу. Когда и как оборвалась его жизнь, точно не известно. А в Петербурге на улице Пестеля и сегодня живет его дочь Кира Эдуардовна. 10 февраля ей исполнится 98 лет! О Тальвике, его судьбе и семье я подробно писал в "ШП" № 1, 2002 г. А на днях мне передали письмо от известного грузинского шахматного композитора Давида Гургенидзе, который сообщил, что у него есть фотографии и партии Э.Тальвика "грузинского периода". Очень интересно!

По свидетельству К.Э.Тальвик все Шифферсы были одарены в музыке и рисовании, но никаких разговоров о том, что Эммануил Степанович копировал картины в Эрмитаже, в семье не было.

Немец Шифферс – постоянный фигурант еврейских шахматных энциклопедий, выходящих в Израиле. Там его (как, например, в книге В.Теплицкого "Евреи в истории шахмат", Тель-Авив 1997) "зачислили" в крещеные евреи. Сам Эммануил Степанович был бесконечно далек от любых проявлений национализма. В 1890 году он покинул Санкт-Петербургское шахматное общество, возглавляемое П.Сабуровым и М.Чигориным, в знак протеста против того, что в клуб не допускались лица нехристианского вероисповедания. Закрывая эту тему, добавлю, что по иронии судьбы правнучатая племянница Шифферса (внучка Э.Тальвика), известная в Петербурге шахматистка и судья республиканской категории Т.Пружинина стала первой в роду, вышедшей замуж за еврея…

В этом материале почти не приведены какие-либо новые данные: я в основном повторил то, что собрал в петербургских архивах в прошлые годы. Никто в Петербурге, кроме В.Файбисовича и меня, историей шахмат не занимается, да и у нас, к сожалению, в силу иных профессий, до кропотливой исследовательской работы руки не доходят. Очень жаль.

Посмертная судьба Шифферса типична для представителя некоренной национальности в России. Был бы он русским "всероссийским шахматным учителем", писали бы о нем книги (как, например, о не слишком серьезном шахматисте и шахматном литераторе А.Петрове), проводили бы его Мемориалы, наконец, хотя бы вспомнили о его круглой (куда уж круглее!) печальной дате.

Но столько, сколько сделал для развития шахмат в России Э.Шифферс, уступает лишь вкладу его ученика М.Чигорина. А теперь совершим то, что и учитель, и ученик обожали: наполним бокалы, произнесем тост и выпьем, не чокаясь:

Светлая память великому русскому шахматисту-просветителю Эммануилу Степановичу Шифферсу!

Ученик и учитель, погодки М.Чигорин и Э.Шифферс.

* * *

 

В 1887 году Э.Шифферс получил приз за самую красивую партию на международном турнире во Франкфурте-на-Майне. Комментарии к ней сделаны М.Чигориным для шахматного отдела в журнале "Нива".

Э.Шифферс – М.Гармонист
Итальянская партия

1.e2-e4        e7-e5
2.¤g1-f3        ¤b8-c
6
3.Ґf1-c4        Ґf8-c
5
4.c2-c3        ¤g8-f
6
5.d2-d4        e5:d
4
6.c3:d4        Ґc5-b
4+
7.Ґc1-d2        Ґb4:d
2+
8.¤b1:d2        d7-d
5
9.e4:d5        ¤f6:d
5
10.Јd1-b3        ¤c6-e
7
11.O‑O       O‑O

12.¦f1-e1        c7-c
6
13.a2-a4        Јd8-c7

Обыкновенно играли 13...Јb6, что несомненно лучше.

14.¦a1-c1        ¤d5-f4
15.¤f3-g5        ¤e7-g6

16.¦e1-e8             ...

За комбинацию, следующую за этим ходом, Э.С.Шифферс получил особый приз, назначенный за наиболее красивую партию франкфуртского турнира. Судьи едва ли присудили бы этот приз ему, если бы он избрал более верный, но менее эффектный путь к победе: 16.¤:f7! ¦:f7 17.¦e8+ ¤f8 18.¤e4, и если Јd7, то 19.¤g5 и т.д. (много вариантов).

16.  ...            ¦f8:e8

При защите 16...Ґe6! черные отражали атаку; белым пришлось бы ограничиться выигрышем пешки: 17.¦:a8 ¦:a8 18.¤:e6 ¤:e6 19.Ґe6 fe6 20.Ј:e6+ Јf7 (недурно и 20...ўh8), с весьма малыми шансами на выигрыш партии.

17.Ґc4:f7+        ўg8-h8
18.Ґf7:e8        ¤f4-e
2+
19.ўg1-h1        ¤e2:c
1
20.¤g5-f7+        ўh8-g
8
21.¤f7-h6+        ўg8-f
8
22.Јb3-g8+        ўf8-e
7
23.Ґe8:g6        h7:g
6
24.Јg8:g7+     ўe7-d
8!
25.Јg7-f8+        ў
d8-d7
26.¤d2-e4!        Јc7-d8

Если 26...b6 или ¤d3, то 27.Јg7+ ўd8 28.¤f7+ ў ›, 29.d6+ и черные проигрывают ферзя или получают мат в два хода.

27.Јf8-d6+        ўd7-e8
28.¤e4-f6+
       Сдался.



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки