e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
КАЛЕНДАРЬ ЮБИЛЕЙНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ ШАХМАТИСТОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В 2017 ГОДУ
А.Кентлер. ПРАВИЛА ИГРЫ (НАВСТРЕЧУ СУПЕРФИНАЛАМ)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (4-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (3-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (1-я часть)
А.Кентлер. КЛУБ ИМЕНИ Б.В.СПАССКОГО
А.Кентлер. КАК СТАТЬ ГРОССМЕЙСТЕРОМ?
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 2.
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 1.
А.Кентлер, Д.Нудельман. ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ
А.Кентлер. Памяти Виктора Топорова
А.Кентлер. ФИГУРЫ В РУССКОМ МУЗЕЕ
А.Кентлер. ПРИКОСНОВЕНИЕ
А.Кентлер. ГРАФИНЯ (Третья часть)
Александр Кентлер. "2014"
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Вторая часть)
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Памяти Нины Подгоричани)
А.Кентлер. ОТ ЮБИЛЕЯ К ЮБИЛЕЮ
А.Кентлер. О ФОРМАТЕ КУБКОВ ЕВРОПЕЙСКИХ КЛУБОВ
А.Кентлер. ПОКЛОН БОТВИННИКУ
Александр Кентлер. СЫН СТАРОГО ЗАКА
А.Кентлер. ДЕЛО ТАБАК (судьба М.Н.Бостанжогло)
А.Кентлер. Тот самый Левенфиш
А.Кентлер. ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ!
Александр Кентлер. ВНУК ЧИГОРИНА
А.Кентлер. ИСТОРИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
А.Кентлер. РАЗВЕНЧАНИЕ РЕВИЗИЕЙ
А.Кентлер. КАДРЫ РЕШАЮТ. ВСЁ?
А.Кентлер. ДЕТСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШКОЛА УНИВЕРСИТЕТА
А.Кентлер. ШТРИХИ К БИОГРАФИИ М.И.ЧИГОРИНА
А.Кентлер. РОССИЙСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШУЛЕ
ПЕТР СВИДЛЕР О ШАНСАХ ПРЕТЕНДЕНТОВ
ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ШАХМАТИСТОВ ПЕТЕРБУРГА 2007
ИНТЕРВЬЮ С ЖАННОЙ, ТАК ПОХОЖЕЙ НА ОТЦА - МИХАИЛА ТАЛЯ
ЗНАКОМЬТЕСЬ: НИКИТА ВИТЮГОВ
ИНТЕРВЬЮ В.КОРЧНОГО: "ГЕНИИ И ВУНДЕРКИНДЫ"
ПЕРЕКРЕСТОК МНЕНИЙ. ПЕТР СВИДЛЕР: «СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ»
А.Кентлер. ШАХМАТЫ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
А.Модель:"Ничуть не спешу повидать Капабланку!"
Интервью президента АШП Ж.Лотье
А.Кентлер. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ ШИФФЕРСА
Александр Кентлер. ТИТУЛЫ БЫСТРОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ
А.Кентлер. НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В ШАХМАТИСТА!
А.Кентлер. ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ
А.Кентлер. ОКНО В ПАРИЖ.
А.Кентлер. ГАРРИ – ГАРРИ! ЯСНО?
А.Кентлер. ЗОРИ НОВЫХ ПОКОЛЕНИЙ.
А.Кентлер. Заграница в «России»

20.02.2011 А.Кентлер. Тот самый Левенфиш

Одной из самых ярких фигур не только петербург­ских, но и отечественных шахмат был Г.Я.Левенфиш, второй (вслед за Ботвинником) советский гроссмейстер, двукратный чемпион СССР и Ленинграда, блестящий шахматный педагог и литератор – автор многократно переизданной «Книги начинающего шахматиста» и «Теории ладейных окончаний», вышедшей в соавторстве с В.В.Смысловым, инициатор энциклопедического издания «Современный дебют».

О Григории Яковлевиче, как ни странно, не было написано ни одной книги. Восполнить этот пробел в какой-то степени могут книга самого Левенфиша «Избранные партии и воспоминания», изданная в 1967 году, спустя шесть лет после его кончины, и эссе Г.Сосонко «Подводя итоги», вошедшее в книгу «Я знал Капабланку» (С.-Петербург, 2001), в котором о гроссмейстере вспоминают В.Смыслов, Д.Брон­штейн, М.Тайманов, Б.Спасский, В.Корчной…

Все, знавшие Григория Яковлевича, отмечают его исключительную интеллигентность, изысканные манеры одеваться и говорить, аристократизм. Эти же ноты слышны и в книге воспоминаний Левенфиша. Так, про Акибу Рубинштейна он пишет, что тот «был похож на приказчика из мелкой лавчонки», с пиететом рассказывает о своей дружбе с баронами фон Фрейманом и фон Таубенбергом, не остается равнодушным к высокому дворянскому происхождению А.Алехина…

Некоторым диссонансом, пожалуй, выступают лишь мемуары А.М.Батуева, опубликованные в журнале «Нева» (№ 9, 1984 г.), насколько обаятельного, настолько и едкого на слово человека:

«Пока вы проигрываете – Левенфиш милейший, остроумный собеседник, но выигрышем вы можете навлечь на себя столь сильный гнев Григория Яковлевича, что он и кланяться с вами перестанет. Возможно, что с теми, кого он считал равным себе по силе, он был более терпим… Я имел неосторожность выиграть у Левенфиша. Шахматы полетели со стола, он ушел, не подписывая бланк, и я стал числиться в стане его недругов… Свою игру он ставил очень высоко и даже считал себя достойным быть среди претендентов на звание чемпиона мира!?»

И хотя слова Андрея Михайловича полны иронии, можно задуматься над тем, что в сущности Г.Я.Левенфиш обладал огромным талантом. Чего, к примеру, стоит достигнутая им ничья в матче с Ботвинником в 1937 году, и это в возрасте 48 лет (Михаилу Моисеевичу было 26!), или завоеванные в столь же солидном возрасте титулы чемпиона СССР в 1935 и 1937 годах (за всю историю советских шахмат этот рекорд превзошел только Е.Геллер, вторично ставший чемпионом СССР в 1979 году в возрасте 54 лет). А ведь Григорий Яковлевич до 1934 года был любителем шахмат. Он занимал ответственные посты в химической промышленности, ежедневно ходил на работу. К работе вскоре его заставила вернуться Великая Отечественная война. Таким образом, шахматным профессионалом в довоенное время Левенфиш был менее восьми лет, а когда война окончилась, ему шел пятьдесят седьмой год.

В написанной в 1950 году рукой гроссмейстера автобиографии, хранящейся у сына, Григорий Яковлевич пишет: «Я родился в 1889 году в городе Люблине, в то время губернском городе Привисленского края. Отец мой был учителем гимназии и был направлен на работу в Польшу, т. к. школы были только русские. Мать моя была полька, тоже учительница».

А теперь прочтем уникальный документ:

 

 

«Акт о рождении»

 

Состоялось в городе Петрокове пятнадцатого (двадцать седьмого) марта тысяча восемьсот восемьдесят девятого года в десять часов утра. Явился Яков Левенфиш, торговщик, тридцати восьми лет от роду, в городе Петрокове жительствующий, в присутствии Лейзера Розенблюма, божничного писаря, тридцати пяти лет, и Гершлика Наймарка, двадцати шести лет от роду, в городе Петрокове жительствующих, и предъявил нам младенца мужского пола объявляя, что он родился в городе Петрокове седьмого (девятнадцатого) марта тысяча восемьсот восемьдесят девятого года в шесть часов утра от законной его жены Голды, урожденной Финкельштайн, двадцати трех лет от роду. Младенцу этому дано имя Гершлик. Акт сей объявляющему и присутствующим прочитан, нами и ими подписан, кроме отца, ибо неграмотен. (Подписали) Гершлик Наймарк, Лейзер Розенблюм, чиновник Гражданского Состояния Президент Тимирев».

 

Обращу внимание, прежде всего, на то, что во всех справочниках неверно указана дата рождения Г.Я.Левенфиша. Он родился 19 марта. Теперь точно известно и место рождения. Город Петроков (ныне Пётркув-Трыбунальский) находится недалеко от Лодзи. В конце XIX века в городе насчитывалось чуть более 30 тысяч жителей, к середине прошлого века – больше 40 тысяч.

Добавлю, что документ написан рукой самого Г.Я.Левенфиша и заверен нотариально в 1907 году. Как нетрудно заметить, в автобиографии Петроков стал Люблином, неграмотный отец – учителем, мама – полькой, была ли она учительницей – одному богу известно.

В ранние годы Левенфиш с матерью перебрались в Люблин, где будущий шахматист в семилетнем возрасте поступил, а в 1906 году окончил полный курс Люблинской мужской гимназии. В своих воспоминаниях Левенфиш пишет о том, что из-за того, что он и другие ученики не явились на урок 1 мая 1906 года в знак «солидарности трудящихся», начальство гимназии лишило его медали за отличную учебу. Учился Гершлик хорошо, но на медаль не претендовал – его аттестат зрелости на этой странице.

 

После окончания гимназии Левенфиш, по его словам, «не без труда уговорил мать согласиться на мою поездку в Петербург, чтобы держать конкурсные экзамены в один из столичных вузов. Летом я уехал в Петербург и успешно выдержал экзамены в Горный, Путейский и Технологический институты. После зрелого размышления я поступил на химическое отделение Технологического института, одного из лучших по составу профессуры».

 

 

В «техноложке» был сильный шахматный кружок, в котором регулярно бывал и В.О.Смыслов (отец седьмого чемпиона мира). Левенфиш очень быстро стал сильнейшим в нем. Активная шахматная жизнь Петербурга и особенно Конгресс памяти Чигорина 1909 года способствовали быстрому росту талантливой молодежи. Уже в 1911 году Г.Левенфиш завоевал звание мастера на турнире в Карлсбаде, стал одним из сильнейших шахматистов России. В том же году в Петербург переехал поступивший на учебу в Училище правоведения А.Алехин. Левенфиш стал постоянным партнером будущего чемпиона мира на протяжении трех лет его учебы.

 

Пропуск в Технологический институт

 

Иногороднему студенту, Левенфишу приходилось снимать жилье в Петербурге. Он сменил несколько адресов, пока не попал в дом, расположенный недалеко от Технологического института: Загородный проспект 28 кв. 10. Здесь жила семья Гребенщиковых – мать и пятеро детей (позже, когда семья разрослась, появился второй адрес: Подольская 37, расположенный по соседству). Глава семейства Василий Ильич, выходец из крестьян, чиновник медицинского департамента МВД, занимавшийся статистикой и эпидемиологией, к тому времени уже скончался.

Его вдова Елена Сергеевна происходила из знатнейших дворян. Ее мать – урожденная Иванчина-Писарева – принадлежала к боярскому роду, упомянутому еще в четвертой «Бархатной книге», а отец – С.П.Карасев – из рода тверских дворян, упомянутых в шестой «Бархатной книге» (эти книги содержали родословные бояр и дворян 16-17 веков). А одной из бабушек Елены Сергеевны была Жозефина д`Осваль де Менгле – чуть ли не племянница Евгения Богарне, вице-короля Италии, пасынка Наполеона Бонапарта…

В семье росло четыре сына – Василий, Илья, Сергей и Вениамин, и дочь Елена, родившаяся 9 октября 1893 года.

Из детей самым знаменитым стал И.В.Гребенщиков (1887–1953), академик, основатель отечественного производства оптического стекла. Академический институт химии силикатов, расположенный на улице Одоевского, носит его имя.

Его старший брат Василий Гребенщиков, продолживший династию врачей, впервые ввел в медицину муляжи.

Елена обучалась в частной гимназии М.Н.Союниной, прогрессивном по тем временам заведении. «Обучение – не только сообщение известных знаний, но нужно стремиться воспитать и развивать как душевные, так и физические стороны ребенка», – под этим девизом и строился процесс, в котором видную роль играл П.Ф.Лесгафт – основатель научной системы физического воспитания и спортивной медицины, входивший в штат преподавателей.

За ученицами закрепилось прозвище «голубые халатики» – именно в такую одежду, заменившую обычную форму, они ежедневно облачались. Демократизм воспитания дорогого стоил…

Так или иначе, между девушкой из хорошей семьи и красавцем-студентом появились серьезные чувства, требовавшие разрешения. Многочисленные родственники от стенаний и рыданий перешли к делу.

 

«Выпис из метрической книги часть первая о родившихся за 1913 год. Счет родившихся мужского пола 31, месяц и день рождения 19 марта 1889 г., крещения 30 января.

Имена родившихся. Присоединение. Григорий в честь Св. Григория, празднуемого Церковью 30 января.

Звание, имя, отчество и фамилия родителей и какого вероисповедания. Студент С.Петербургского Технологического Института Императора Ни­колая I Гершлик (Генрих) Яковлевич Левенфиш, иудейского вероисповедания, 30 января 1913 года, вследствие изъявленного желания посвящен св. крещением с наречением имени «Григорий» и отчеством по имени крестного отца «Яковлевич».

Звание, имя, отчество и фамилия восприемников. Надворный Советник Яков Иванович Душечкин и жена Титулярного советника Варвара Сергеевна Карасева.

Кто совершал таинство крещения. Священник Василий Белогостицкий с псаломщиком Серг. Купресовым.

Петроградского Кавалерского Князь-Владимирского Собора Протоиерей (подпись). Псаломщик Николай Петропавловский».

(Документ за № 90 выдан 27 января 1916 г.)

 

Ровно через две недели после крещения, 13 февраля 1913 года, в том же соборе новонареченный Григорий «был повенчан первым браком с дочерью умершего статского советника Еленой Васильевной Гребенщиковой».

 

Е.В.Гребенщикова

 

О крестных Г.Я.Левенфиша следует сказать особо. Варвара Сергеевна Карасева – бабушка невесты, она умерла в 1917 году.

Видимо, Левенфишу специально «приготовили» восприемника с таким же именем, как у отца. Я.И.Душечкин — сын купца, разбогатевшего на продаже леса, переехавшего в Петербург из Новгородской губернии и занимавшегося торговлей известью и содержанием ломовых извозчиков, – был известным просветителем, автором множества азбук, хрестоматий, пособий и курсов русского языка для учителей; издал также «Сборник игр. С указаниями, относящимися к их постановке и воспитательному значению».

У племянника Якова Ивановича, Владимира Душечкина, народилось три дочери. Эта информация только на первый взгляд кажется необязательной — она имеет самое прямое отношение к шахматам. Так вот, младшая из них, Ирина Душечкина, профессор кафедры славянских языков и литератур Колумбийского университета, носит фамилию мужа, увезшего ее в США – Рейфман. Родители Саши – известные ученые-филологи, профессора Тартуского университета П.Рейфман и Л.Вольперт, знаменитая шахматистка, гроссмейстер, претендентка на мировое первенство… Только что в издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга И.Рейфман «Ритуализованная агрессия. Дуэль в русской культуре и литературе».

Увы, первый брак Г.Я.Левенфиша оказался трагическим. Не прожив и трех лет, умерла от дифтерита первая дочь Лида. От сепсиса в страшных мучениях погибла в 1917 году и Е.В.Гребенщикова – ей было только 24 года. Левенфиш остался с дочерью Еленой, родившейся 30 июня 1916 года.

Е.Левенфиш — известное имя в нашем городе. Во время войны она – выпускница исторического факультета ЛГУ – проводила эвакуацию экспонатов из Павловского музея, затем заведовала отделом рукописей Русского музея, а с 1961 по 1977 год была директором музея-усадьбы Репина «Пенаты». Елены Григорьевны не стало 1 апреля 1992 года, но и сегодня, спустя десять лет, все, кто ее знал, вспоминают о ней и ее деяниях только в превосходных степенях.

 

Дочь Е.Г.Левенфиш

 

Любопытно, что местом рождения у Е.Г.Левенфиш был указан город Люблин, в котором она никогда не была, – паспортистка перепутала Петро­град с местом рождения в паспорте отца! Самому Григорию Яковлевичу постоянно не везло с машинистками. В архиве в списках личных дел студентов Технологического института Левенфиша нет — есть некто Гершлик Левенерим («ф» принято за «ер», «ш» за «м»). В «Шахматном словаре» 1963 года пропала первая цифра «1» из даты рождения, и по всем изданиям пошла неверная дата. Дополню этот ряд следующей историей.

У моей мамы на кафедре немецкой филологии ЛГУ занималась Н.Б.Ветошникова, известная теннисистка, мастер спорта, предвоенная чемпионка СССР среди девушек и послевоенная чемпионка Москвы в паре с великим Н.Н.Озеровым. Нина Борисовна рассказала мне, что в 1944 году чемпионами Ленинграда в парном разряде стали знаменитый Е.Кудрявцев и В.Левыкин. Каково же было удивление Евгения Аркадьевича, когда в выданном ему дипломе он прочел, что выиграл чемпионат в паре с Г.Левенфишем! После войны Кудрявцев порадовал Григория Яковлевича новым титулом, и они вместе очень смеялись. Заметим, что в теннис Левенфиш играл вполне прилично.

В автобиографии Г.Я.Левенфиш пишет, что его мать умерла в 1910 году, а отец – в годы первой мировой войны, что родственников со стороны отца не осталось, а «со стороны матери в Польше остались двоюродные племянники, но я их никогда не видел и никакой связи с ними не поддерживаю».

Осторожность, с которой пишет в 1950 году Григорий Яковлевич, всем, знакомым с тогдашними нравами, понятна. Его дети хорошо помнят, как, вернувшись из Англии в сентябре 1947 года, Левенфиш привез переданное ему письмо на английском языке и презент от племянника, живущего в Америке: «Дорогой дядя! В США Вас знают и ценят как выдающегося шахматиста… Посылаю в подарок золотые часы». Сын уверен, что часы, хранящиеся в его доме, и есть тот самый присланный подарок.

 

 

Вполне возможно, что в далекие времена родственники Левенфиша прекратили с ним общаться, когда узнали о его крещении. Не менее вероятно, что в последовавшую сталинскую эпоху страх пострадать из-за наличия родственников за границей пересиливал желание поддерживать родственные связи.

Но пора представить читателям живущих в нашем городе дочь и сына Г.Я.Левенфиша. (Чтобы не возвращаться к этой теме, отмечу, что Григорий Яковлевич был женат пять раз. В последнем браке, незадолго до смерти, у него в Москве родилась дочь Галина.)

 

Рисунок Г.Бершадского. Москва, 1935 год.

 

По мнению экспертов Русского музея,

рисунок В.Варт-Патриковой либо В.Тарасовой.

 

Дочери – Ирине Григорьевне Левенфиш (Серебровой) – никак не дашь ее 77 лет, она выглядит значительно моложе и работает до сих пор. А до этого И.Г.Сереброва окончила Институт зоологии и фитопатологии, много лет посвятила защите растений. Внучка Г.Я.Левенфиша, Марина Климентьевна – онколог, правнук Константин – ветеринар.

Сын, Петр Григорьевич Левенфиш, 1936 года рождения, как и отец, окончил Технологический институт, является специалистом в области химических источников тока. У Григория Яковлевича два внука — Александр и Константин, и внучка Ксения. Десятилетний правнук Антон — единственный из семьи идет по стопам Григория Яковлевича. Он занимается шахматами в «Северной Каиссе» и уже имеет второй разряд.

Следует поведать о нешахматной карьере гроссмейстера.

После окончания в 1917 году Технологического института Г.Я.Левенфиш многие годы работал в химической промышленности. Он участвовал в проектировании, постройке и реконструкции 18 стекольных заводов. Не многие знают, что в 1945 году Левенфиш в звании инженер-майора был направлен в Германию для изучения стекольной промышленности поверженного врага.

А когда война только началась, Левенфишу было поручено эвакуировать оборонный завод на Урал. Затем он оказался в Пензенской области, куда позже уехала и его семья – жена Е.А.Заварина с детьми Петей и Аллой (увы, умершей в 1945 году от дифтерита) и дочерью от предыдущего брака Ириной.

Григорий Яковлевич так блестяще организовал дело, что вскоре был приглашен на работу в Куйбышевский облисполком в отдел промышленности. Он обеспечивал область мылом и спичками, валенками и многим-многим другим. Работа была на виду – ведь в Куйбышев эвакуировалось советское правительство.

С семьей перемещалась и приобретенная Левенфишем коза. Когда они уже жили в Куйбышеве, Григорий Яковлевич поздно вечером прогуливался с козой у памятника Чапаеву в центре города…

Во время войны Левенфиш о шахматах старался не думать.

«Приглашали меня в Свердловск на шахматный турнир, – писал он старшей дочери 20 марта 1943 года, – но я отказался. Не представляю себе, как можно сконцентрировать в наше время внимание на одной шахматной доске. А без такой концентрации нельзя добиться хорошего результата.

Работы на службе очень много и днем, и ночью – дни проходят как-то очень стремительно. Единственное удовольствие получаю от чтения англий­ских книг. Перечел, кажется, все, что есть в областной библиотеке. Читать стал почти без словаря, богатый и увлекательный язык!»

Организаторские способности, постоянно приносившие пользу на службе, далеко не всегда проявлялись в попытках хоть немного улучшить материальное положение своей семьи. Однажды Левенфиш «выгодно» приобрел вагон грецких орехов, продав который, мог рассчитывать на хороший «плюс». Гешефт оказался удачным: все родственники Григория Яковлевича больше года грызли эти орехи.

Довольно замкнутый и неразговорчивый, Левенфиш моментально преображался в дамском обществе. Григорий Яковлевич никогда не страдал от неразделенной любви – где бы он ни появлялся, самые красивые женщины окружали его. Дочь Ирина вспоминает, что, когда она как-то пришла в поликлинику, регистратор, обратив внимание на фамилию, поинтересовалась степенью ее родства с Григорием Яковлевичем. Оказалось, что в начале 50-х годов медсестра посещала шахматный кружок в обществе «Медик», занятия в котором проводил гроссмейстер, и была увлечена и шахматами, и им. Между дебютом и эндшпилем Левенфиш (ему тогда было уже немало лет!) вел «музыкальный» роман в записках. Девушка писала ему: «Любви все возрасты покорны», а Григорий Яковлевич вторил: «Мечтам и годам нет возврата».

 

 

Увы, на закате дней легкость к жизненным переменам, свойственная Левенфишу, обернулась самым печальным образом. Когда Григорий Яковлевич заболел и зимой был прооперирован, он на какое-то время, по рассказу очевидца, оказался в холодной комнате московской ком­мунальной квартиры, без ключа от сарая, где лежали дрова...

В январе 1961 го­да, после удаления зубов, врачу с трудом удалось остановить кровотечение, и он посоветовал сроч­­но сдать анализы, которые выявили злокачественное заболевание крови. Уже 9 февраля Г.Я.Левенфиш скончался. Его похоронили в Москве в стене крематория.

Никому из троих детей, приехавших из Ленинграда на похороны, вдова ничего из вещей, документов и фотографий не отдала. Когда же была сделана попытка что-либо получить через суд, в Ленинград пришел документ, согласно которому вещи, перечисленные заявителями, в указанном месте не обнаружены.

Удивительно, но никто из троих ленинградских детей Левенфиша, по свидетельству сына, не только не получил денег, полагающихся по закону об авторских правах за переиздание книги «Теория ладейных окончаний» в 1986 году, а также за ее издания на других языках, но даже не имел об этом информации.

 

 

Семейный портрет Левенфишей в «интерьере». Сидят: дочь Ирина Григорьевна,

сын Петр Григорьевич, внучка Марина; во втором ряду: внучка Ксения,

правнук Антон, внук Константин с женой Ириной, внук Александр с женой Эллой.

Снимок 2001 года.

 

Левенфиш не был аристократом по происхождению. Всё – воспитание, манеры, образование – он, интеллигент в первом поколении, по крайней мере, со стороны отца, приобрел исключительно благодаря генетически заложенной одаренности, восприимчивости, трудолюбию.

По своему происхождению он вроде бы должен был оказаться в рядах революционно настроенных масс. Но это противоречило бы его принципам, раз и навсегда избранному имиджу, принявшей его семье, кругу друзей и знакомых. В результате он остался в окружении людей, еще недавно олицетворявших цвет нации, но после революции вмиг ставших изгоями.

За всю жизнь он ни разу не сфальшивил, сначала входя в роль аристократа, потом играя ее, а затем фактически став им. В любой нормальной стране такой выбор можно было бы считать правильным…

Мы привыкли к тому, что истинными гениями шахмат называют только чемпионов мира, иногда — претендентов на мировое первенство. Тех же, кто трудится на иной ниве и иногда играет в шахматы, пусть и замечательно, называют любителями.

Григорий Яковлевич Левенфиш был любителем выдающейся одаренности.

Жизнь, прожитая Левенфишем, свидетельствует о неограниченных возможностях неординарного человека возвыситься над обстоятельствами. Сочетая несочетаемое – отказ от прошлого, предельную осторожность в сталинскую эпоху с беспечностью в сердечных делах, Григорий Яковлевич не расплескал данные ему таланты и проявлял их во всем блеске на всех поприщах своей многогранной деятельности.

«Нет ничего тайного, что бы не стало явным». Тайное лишь немного добавило к яркому образу Г.Я. Левенфиша.

 

Журнал «Шахматный Петербург» № 2 (24) 2002

 

 

Послесловие

Эта статья была написана и вышла в свет девять лет назад. Как ни странно, из нее в википедию перекочевало лишь место рождения Григория Яковлевича, а дата как была указана неверно, так и осталась.

Дочери Левенфиша Ирине Григорьевне 27 апреля исполнится 86 лет. Сына – Петра Григорьевича – увы, не стало 9 сентября 2009 года, ему было 73 года. Рассказывают, что дочь Галина, родившаяся незадолго до смерти гроссмейстера в его последнем браке и которой сейчас 50 лет, живет в Голландии.

В 2003 году появился на свет еще один правнук Григория Яковлевича: Макар уже ходит в первый класс.

На «книжном фронте» – без перемен. Более того. В 2008 году вышла электронная версия «Книги начинающего шахматиста», изданная в Москве «Астрелем» и широко продаваемая в интернете. Теперь у книги два автора: кроме Левенфиша, это еще и известный поделочник, гроссмейстер по переписке Н.Калиниченко. Указано, что права на использование произведения принадлежат ООО «Аудиокнига». Естественно, с наследниками Григория Яковлевича, проживающими в Петербурге, никто, как обычно, не связывался. Да и стоит ли беспокоить по пустякам!

 




   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки