e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
КАЛЕНДАРЬ ЮБИЛЕЙНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ ШАХМАТИСТОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В 2017 ГОДУ
А.Кентлер. ПРАВИЛА ИГРЫ (НАВСТРЕЧУ СУПЕРФИНАЛАМ)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (4-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (3-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)
А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (1-я часть)
А.Кентлер. КЛУБ ИМЕНИ Б.В.СПАССКОГО
А.Кентлер. КАК СТАТЬ ГРОССМЕЙСТЕРОМ?
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 2.
А.Кентлер. СЮРПРИЗЫ ПУШКИНСКОГО ДОМА. Часть 1.
А.Кентлер, Д.Нудельман. ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ
А.Кентлер. Памяти Виктора Топорова
А.Кентлер. ФИГУРЫ В РУССКОМ МУЗЕЕ
А.Кентлер. ПРИКОСНОВЕНИЕ
А.Кентлер. ГРАФИНЯ (Третья часть)
Александр Кентлер. "2014"
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Вторая часть)
Александр Кентлер. ГРАФИНЯ (Памяти Нины Подгоричани)
А.Кентлер. ОТ ЮБИЛЕЯ К ЮБИЛЕЮ
А.Кентлер. О ФОРМАТЕ КУБКОВ ЕВРОПЕЙСКИХ КЛУБОВ
А.Кентлер. ПОКЛОН БОТВИННИКУ
Александр Кентлер. СЫН СТАРОГО ЗАКА
А.Кентлер. ДЕЛО ТАБАК (судьба М.Н.Бостанжогло)
А.Кентлер. Тот самый Левенфиш
А.Кентлер. ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ!
Александр Кентлер. ВНУК ЧИГОРИНА
А.Кентлер. ИСТОРИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
А.Кентлер. РАЗВЕНЧАНИЕ РЕВИЗИЕЙ
А.Кентлер. КАДРЫ РЕШАЮТ. ВСЁ?
А.Кентлер. ДЕТСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШКОЛА УНИВЕРСИТЕТА
А.Кентлер. ШТРИХИ К БИОГРАФИИ М.И.ЧИГОРИНА
А.Кентлер. РОССИЙСКАЯ ШАХМАТНАЯ ШУЛЕ
ПЕТР СВИДЛЕР О ШАНСАХ ПРЕТЕНДЕНТОВ
ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ШАХМАТИСТОВ ПЕТЕРБУРГА 2007
ИНТЕРВЬЮ С ЖАННОЙ, ТАК ПОХОЖЕЙ НА ОТЦА - МИХАИЛА ТАЛЯ
ЗНАКОМЬТЕСЬ: НИКИТА ВИТЮГОВ
ИНТЕРВЬЮ В.КОРЧНОГО: "ГЕНИИ И ВУНДЕРКИНДЫ"
ПЕРЕКРЕСТОК МНЕНИЙ. ПЕТР СВИДЛЕР: «СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ»
А.Кентлер. ШАХМАТЫ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
А.Модель:"Ничуть не спешу повидать Капабланку!"
Интервью президента АШП Ж.Лотье
А.Кентлер. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ ШИФФЕРСА
Александр Кентлер. ТИТУЛЫ БЫСТРОГО ПРИГОТОВЛЕНИЯ
А.Кентлер. НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В ШАХМАТИСТА!
А.Кентлер. ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ
А.Кентлер. ОКНО В ПАРИЖ.
А.Кентлер. ГАРРИ – ГАРРИ! ЯСНО?
А.Кентлер. ЗОРИ НОВЫХ ПОКОЛЕНИЙ.
А.Кентлер. Заграница в «России»

09.05.2015 А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД (2-я часть)

А.Кентлер. ПО СЕРДЦУ ИДЕТ ПАРОХОД

 

1-я часть

3-я часть

4-я часть

2. В КРУГЕ ШАХМАТ

 

Борис Осипович (Иосифович) Харитон (1876 – 1941?) – родился в Петербурге, окончил юридический факультет Киевского университета, редактировал газеты «Южный курьер» в Керчи, «Вестник Юга» в Екатеринославе, «Иллюстрированную газету», «Речь» (орган партии кадетов, которой руководили члены ЦК И.В.Гессен и П.Н.Милюков) и «Реформу». С 1919 года – член коллегии Дома Литераторов в Петрограде. 16 августа 1922 года арестован, 15 ноября выслан за границу. С 1922 по 1924 год жил в Германии, издавал журнал «Сполохи». С 1924 года в Латвии. Редактор «Сегодня вечером» (вечернего выпуска газеты «Сегодня»), выходившей до 15 июля 1940 года, пока ее не прикрыла пришедшая Советская власть. Арестован НКВД в Риге 17 октября 1940 года. Приговорен к семи годам исправительно-трудовых лагерей + к трем годам ссылки в декабре 1940 года. По различным версиям: умер по дороге в ссылку, умер по прибытии на место, расстрелян в подвале ведомства.

 

 

Б.О.Харитон был женат на актрисе Московского Художественного театра Мирре Яковлевне Биренс (1877 – 1947) – сценический псевдоним Буровская. С женой Борису Осиповичу повезло. Замечательный эпизод отображен в «Русском Слове» в 1907 году:

«На вокзале «Новая деревня» в Страстную субботу разыгралась трагедия, произведшая переполох в литературных и газетных кружках. В поезде, отходящем в Сестрорецк, в вагоне сидел журналист О.Дымов с дамой, оказавшейся женой редактора газеты «Речь» г-жей Харитон. Неожиданно в вагон вошел Б.О.Харитон, вызвал Дымова для объяснения и во время объяснений стал стрелять в него из револьвера, выпустив четыре пули. Дымов остался невредим. Харитон задержан и препровожден в Спасскую часть».

Остается добавить, что Осип Дымов (он же – Иосиф Исидорович Перельман) приходился родным братом Якову Перельману, автору множества популярных книг по физике и математике.

Через пару лет после рождения в 1904 году сына неверная жена уехала лечиться в Германию, да там и осталась, снова выйдя замуж – после развода с Б.Харитоном в 1907 году – за лечащего врача (позже они с новым мужем перебрались в Палестину и жили сначала в Тель-Авиве, а затем в Иерусалиме).

Борис Осипович в одиночку воспитывал сына. Сын удался: выдающийся физик-атомщик Юлий Борисович Харитон (1904 – 1996), трижды Герой Социалистического труда, четырежды лауреат (одна Ленинская и три Сталинских премии), награжденный пятью орденами Ленина… Таким образом, Лаврентий Берия одновременно «курировал» обоих Харитонов, да так, чтобы в работе по созданию атомной бомбы к сыну не просочились сведения о гибели любимого отца...

Слышу немой вопрос: а какое отношение все перечисленные подробности имеют к миру шахмат?

К разгадке чуть приблизит сообщение о том, что родная сестра Б.Харитона Адель Иосифовна (1876 – 1954) была женой знаменитого еврейского историка Юлия Исидоровича Гессена (1871 – 1939). «В начале ХХ в. семья Гессенов была для нас наиболее близкой. Муж тети Адели был историком и свое имя я получил в честь него», – сообщает в своих воспоминаниях Юлий Борисович Харитон.

Итак, семья Гессенов. Кроме историка Юлия Исидоровича и его супруги, уже упоминались другие ее представители: пушкинист Сергей Яковлевич (издавший книгу вместе с М.С.Коганом), депутат Государственной думы от кадетской партии Иосиф Владимирович (издававший «Речь»)…

Когда речь идет об организаторах послереволюционного шахматного движения в Петрограде (чуть позже – Ленинграде), у каждого человека, имеющего об этом представление, выстроится список имен, в который непременно войдут А.Ф.Ильин-Женевский, С.О.Вайнштейн, П.А.Романовский, Я.Г.Рохлин, возможно, добавится в него И.П.Голубев. Но был еще один человек, внесший серьезный вклад в развитие шахмат в родном городе. Речь идет о Данииле Юльевиче Гессене.

Д.Ю.Гессену посвящено несколько строк в книге Я.Н.Длуголенского и В.Г.Зака «Люди и шахматы». Особо отмечено, что именно благодаря его заступничеству в 1918 году не было закрыто новой властью Шахматное собрание (правда, позднее оно прекратило работу из-за экономических трудностей и сокращения числа посетителей).

Еще более важную роль сыграл Даниил Юльевич в создании первого после революции объединения шахматистов Петрокоммуны (Петроградской трудовой коммуны). Петрокоммуна выполнила ту же миссию, которую в Москве – благодаря петербуржцу А.Ф.Ильин-Женевскому – взял на себя Всевобуч: она пустила под свое крыло кружок немногочисленных поклонников шахмат. В столовых, организованных Петрокоммуной, кроме еды выдавали книги передвижные библиотеки, создавались условия для игры в шахматы и в шашки. Кроме того, было принято решение пропагандировать шахматы в массы через печатное слово. Руководство Петрокоммуны предоставило возможность шахматистам в своей типографии и на своей бумаге бесплатно издавать «Листок шахматного кружка Петрогубкоммуны» – первого советского периодического издания по шахматам, первый номер которого вышел 20 апреля 1921 года. Откуда такая щедрость – легко понять, если добавить, что в 1921-22 годах Д.Ю.Гессен заведовал отделом бесхозного имущества в управлении Петрокоммуны, одновременно являясь секретарем Союза Торгслужащих. На долю Гессена выпала и самая трудная роль: в голодное время он помогал шахматистам и техническим работникам, выпускавшим «Листки», продуктами.

За девять месяцев было выпущено 34 номера «Листка шахматного кружка Петрогубкоммуны». А с 1 августа 1922 года, после того как возобновило свою работу Шахматное собрание, стал выходить «Шахматный Листок». Д.Ю.Гессен не только курировал издания. Он постоянно выступал на их страницах с яркими публикациями. Кроме того, будучи сотрудником «Красной газеты», Гессен подробно освещал крупнейшие шахматные турниры. Не удивительно, что празднуя пятилетие «Шахматного Листка», все, имеющие к нему отношение, отдавали Гессену должное, да и сам Даниил Юльевич написал передовую к юбилею «От фанатиков к общественникам», в которой, в частности, поведал о том, что он, вместе с другими шахматистами-партийцами 17 – 18 марта 1921 года, не доиграв партий, пошел с винтовкой подавлять Кронштадтский мятеж. Было ли это преувеличением – история умалчивает.

Вот эта публикация ("Шахматный Листок", 1926 г., №8):

 

 

 

 

Кроме Гессена, читателю вряд ли знакомы фамилии Дмитриева (он ведал печатью "Листка" в типографии) и Лейбмана, занимавшегося распространением журнала.

Даниил Юльевич Гессен (24.09.1897 – 5.04.1943) приходится сыном историку Юлию Гессену и его жене Адели, племянником Борису и кузеном Юлию Харитонам. В 1915 году окончил Тенишевское училище и поступил на экономическое отделение Политехнического института. После призыва в армию в 1916 году, будучи рядовым, стал активно заниматься революционной деятельностью, в марте 1917 года вступил в РСДРП. Участвовал в революции 1917 года, в Гражданской войне (награжден орденом боевого Красного Знамени, хотя подтверждения этому найти не удалось: из списков награжденных вымарывали врагов народа), был следователем ЧК, затем заместителем начальника политуправления Балтфлота; автор сценариев к фильмам «За власть Советов» (1923 год) и «Бедняку впрок – кулаку в бок» (1924 год); фельетонист в «Красной газете», ответственный секретарь газеты «Молот» в Ростове-на-Дону…

Человек неиссякаемой энергии, Гессен жил полной жизнью в окружении любящих и ценящих его людей.

Любопытна запись, сделанная в рождество 1920 года К.И.Чуковским в его «Дневнике»:

«Сочельник провел у Даниила Гессена (из Балтфлота) в «Астории». У Гессена прелестные миндалевидные глаза, очень молодая жена и балтийский паек. Угощение на славу, хотя на пятерых две вилки, чай заваривали в кувшине для умывания… Была одна студентка, которая явно влюблена в Гессена и, кажется, он в нее. Одессизм чрезвычайный».

Об «одессизме» Корней Иванович мог судить смело: в этом городе он провел молодые годы, а семья Гессенов была родом из Одессы.

 

Ю.Анненков «Портрет Даниила Гессена», 1922 г. 


 

Увы, с 1921 года Д.Ю.Гессен стал разделять взгляды Льва Троцкого, что пустило его жизнь под откос. Кстати, кумир Даниил Юльевича прекрасно высказался о высылке интеллигенции на «философском пароходе»: «Расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Первый арест Д.Ю.Гессена – 10 января 1930 года. Приговор вынесен 23 апреля: пять лет лишения свободы.

Через три дня после приговора, 27 апреля, Контрольной комиссией при Леноблкоме ВКП(б) Д.Ю.Гессен был исключен из партии «как чуждый элемент: за шантаж, вымогательство для получения сенсационных материалов, характер коих рассчитывался на подрыв авторитета партии и Советской власти, за активное участие в оппозиционной работе, скрытой вредительской деятельности, шулерстве и в ряде других преступлений».

Среди тех, кто давал обличительные показания против Даниила Юльевича, был знаменитый художник, придворный живописец Кремля, создатель галереи образов Ленина и Сталина И.И.Бродский, заявивший при допросе, что «в гостинице «Астория» в 1920 г. Дан.Юл. устраивал картежные игры («Играли обычно в азартную игру – «железную дорогу») и подозревался в шулерстве» (в годы военного коммунизма азартные игры были запрещены, и играли подпольно). «Много плохого сказал о нем и двоюродный брат Влад. Петр. Вайншток» – режиссер фильмов «Дети капитана Гранта» и «Остров сокровищ», автор сценариев к «Мертвому сезону», «Всаднику без головы», многим другим фильмам, одно время – глава «Мосфильма», заслуженный работник культуры и заслуженный деятель искусств РСФСР.

Уже будучи в лагере, Д.Ю.Гессен получил 14.04.1931 дополнительно еще три года. Должен был быть выпущен на поселение в Кеми в январе 1938 года. За участие в строительстве Туломской (ныне - Нижнетуломской) ГЭС и ударный труд ему сократили срок пребывания в лагерях почти на два года. Но толком устроиться на работу никак не удавалось из-за троцкистского прошлого. После нескольких неудачных попыток нашлось единственное место службы, на котором к Д.Гессену относились по-человечески: в ноябре 1939 года он поступил в мариупольское ДСО «Спартак» инструктором по шахматам.

Перед вами – отсканированный из газеты «Приазовский рабочий» за 13 июня 1941 года материал о завершившемся чемпионате Мариуполя по шахматам, в котором Даниил Юльевич занял четвертое место. В нем можно познакомиться и с окончанием одной из партий Гессена, и с итоговой таблицей соревнования.

 

 

Успешно выступившие в городском чемпионате Мариуполя получили право сыграть в полуфинальном турнире на первенство области в Сталино (нынешний Донецк). Это соревнование проводилось в два этапа: сначала в течение восьми дней соревновались второразрядники, а затем 15 июня стартовал турнир шахматистов первой категории – в нем вступил в борьбу и Даниил Гессен.

В газете «Социалистический Донбасс» 19 июня появляется следующая заметка:

«Встреча шахматистов гор.Сталино с гроссмейстером Лилиенталем

Позавчера в шахматно-шашечном павильоне Центрального парка культуры и отдыха г.Сталино состоялась встреча гроссмейстера СССР Лилиенталя с участниками областного чемпионата и лучшими шахматистами города.

С большим вниманием присутствовавшие прослушали лекцию гроссмейстера об итогах матч-турнира на первенство СССР. После лекции Лилиенталь дал сеанс одновременной игры на 25 досках, в котором приняли участие шахматисты первой и второй категории. Гроссмейстер из 25 партий 11 выиграл, 9 свел вничью, 5 партий проиграл (3 – первому разряду, 2 – второму)».

Фамилии Гессена среди обыгравших гроссмейстера в сеансе нет. Но то, что в один из последних дней жизни на свободе состоялась его встреча с выдающимся гроссмейстером Андрэ Арнольдовичем Лилиенталем, можно воспринимать как подарок судьбы.

Последнее постановление на арест и обыск было подписано 22 июня 1941 года. Даниил Юльевич был арестован спустя сутки. Арест был произведен на областных шахматных соревнованиях. «При обыске были отобраны трудовая книжка и коронка золотого зуба».

 

Из следственного дела, Златоуст, 1942 г. 

В своих показаниях Даниил Юльевич написал, что «в первый день войны я сказал шахматистам на турнире в Сталино: «Если меня не арестуют, то буду проситься на фронт». Арестовали. Среди первых допрошенных оказались и шахматисты – участники турнира. Они подтвердили «троцкистские взгляды» Гессена, а также то, что в день начала войны Даниил Юльевич «заявил, что в сводках не будет правильно отражено истинное положение дел на фронтах».

Обвинительное заключение было составлено 26 мая 1942 года – приговорить к расстрелу. Выписка из протокола Особого совещания при НКВД СССР поступила 6 марта 1943 года. По сведениям, полученным В.Ю.Гессеном из ЦА КГБ, приговор приведен в исполнение в Челябинске 5 апреля 1943 года (по другой версии – 5 мая).

В 1988 году для реабилитации Даниила Юльевича снова потребовались свидетельские показания, и шахматисты снова пригодились. Одни ссылались на провалы в памяти, другие – на давность лет. Общее мнение выразил Г.Г.Фомин из Краматорска (автор статьи в «Приазовском рабочем»): Гессен «был исполнительный работник, добросовестно относился к возложенным на него обязанностям организатора шахматных турниров. Будучи человеком культурным, доброжелательно относился к людям, не заносился своим высоким образовательным уровнем. Был внимателен к людям и честен с ними. Никаких агитационных высказываний от него не слышал». На основании положительных отзывов была выдана справка о прекращении дела Д.Ю.Гессена ввиду отсутствия состава преступления и реабилитации.

Как оказалось, Даниил Юльевич – не единственный из Гессенов, кто имел отношение к шахматам. Среди его родственников есть даже один из первых чемпионов СССР!

«С 1 по 10 декабря (1933 года - А.К.) ускоренным темпом проходили районные турниры. В них участвовали 1941 победитель низовых шестерок: 1060 шахматистов и 881 шашист. Выяснилось, что в области квалификации девочки значительно уступают мальчикам, и в районные турниры их попало всего 103 (а в городской финал только 10), причем подавляющее большинство падает на шашки.

С окончанием районных турниров вся работа была сосредоточена в Детском доме культуры, где под руководством инструктора Горштаба тов. Травина были проведены все этапы городского финала. Посетивший 12.ХII открытие городского финала гроссмейстер Флор был поражен невиданным зрелищем: 400 ребят с не меньшей серьезностью и упорством (но с меньшей рутиной!), чем он с Ботвинником, сражавшихся за доской.

Городской финал проводился тремя стадиями: сперва массовый отсев путем организации турниров-шестерок, затем полуфинал (опять шестерки) из победителей и, наконец, финальные турниры из 8 шахматистов и 12 шашистов.

О победителях специально говорить не приходится. Эти молодые шахматисты братья Алексей и Альберт Пакалн и Георгий Гессен и шашисты Барский и Казанский привлекли к себе внимание всех трудящихся Советского Союза, т.е. ежедневно вся центральная пресса освещала их тернистый путь к победе, и привезенное в Ленинград знамя подтверждает их заслуженный успех…»

Несколько слов о ленинградской команде.

В нее попали победитель городского финала Алексей Пакалн, занявший второе место Георгий Гессен и Арнольд Пакалн, замкнувший тройку призеров шахматистов.

Алексей Пакалн занял в личном турнире третье место (первым был Анфир Шлопак из Юрьева-Подольского, вошедший в историю как первый чемпион СССР среди юношей, вторым – будущий московский мастер Виктор Люблинский). В рижском журнале «Шахматы», издававшемся начиная с 60-х годов, на протяжении многих лет Алексей Пакалн публиковал различные шахматные материалы.

Также как и Шлопак, команда Ленинграда вошла в историю как победительница первого командного чемпионата СССР. Из четырех ее участников двое (Альберт Пакалн и Александр Казанский, ставший в 1934 году первым чемпионом СССР среди юношей по шашкам) погибли во время войны. Второй шашист Юрий Барский (1917 – 2006) – заслуженный тренер СССР (помогал чемпиону мира И.Куперману), популяризатор шашечной игры, автор многочисленных юморесок, посвященных шахматам и шашкам. О четвертом участнике – Георгии Гессене – расскажем подробнее.

Добавлю, что спустя год (в январе 1935 г.) команда Ленинграда снова победила: на этот раз на шахматно-шашечном детском турнире в Иваново. Лучшие результаты (по 4 из 4) показали шашист Барский и шахматист Гессен.

 

Георгий Гессен, 1934 г. 

Георгий Владимирович Гессен (22.07.1918 – 1.10.1987) – сын известного профессора-юриста, депутата II Государственной Думы, одного из основателей партии кадетов Владимира Матвеевича Гессена (1868 - 1920) и двоюродный брат пушкиниста Сергея Яковлевича Гессена (о котором шла речь в первой части повествования).

После окончания 2-й ФЗД (Фабрично-заводской девятилетки) Выборгского района с 1936 года до начала войны учился на физико-механическом факультете ЛПИ (до революции в нем преподавал его отец). В июне 1941-го, не выдав дипломы, выпускников отправили в армию. Г.В.Гессен попал в Забайкалье и 13 лет отслужил там инженер-механиком в авиационной части (завершил службу в звании капитана). Вернувшись в родной город, поступил на работу в НИИ «Позитрон», стал кандидатом технических наук в области радиоэлектроники. Был единственным сотрудником «Позитрона», открыто выступившем на общем собрании коллектива против введения войск в Чехословакию летом 1968 года.

 

Г.В.Гессен, 1965 г. 

Подорванное во время войны здоровье не позволило Георгию Владимировичу в послевоенные годы играть в шахматных соревнованиях. Свою любовь к шахматам он проявлял на многочисленных конкурсах решения задач и этюдов, на которых неоднократно побеждал и отмечался дипломами.

Ближайшим другом Гессена был С.М.Левитин, учившийся вместе с ним до войны в Политехе и устроивший Георгия Владимировича на работу после демобилизации. Дружили семьями, отдыхали, играя в шахматы и преферанс. Шахматы и карты по наследству дружно вошли в жизнь дочери Соломона Моисеевича – ярко и всесторонне одаренной участницы матча на первенство мира по шахматам, многократной чемпионки мира по бриджу Ирины Левитиной.

То, что способности к физике и любовь к шахматам передаются из поколения в поколения в семье Харитонов – Гессенов, подтверждает внук Георгия Владимировича – Евгений Волков. Сегодня он, выпускник физфака СПбГУ, преподает в университете под Мюнхеном и играет в шахматы за местный «Schachklub Tarrasch 1945».

Вернемся в атмосферу 30-х годов.

«Во Всесоюзном детском турнире, охватившем до 100000 школьников, приняли участие 20 команд по 2 шахматиста и 2 шашиста в каждой…

Турнир проходил в клубе им. Калинина; торжественное открытие в Большом зале Консерватории, закрытие в Колонном зале Дома Союзов. На открытии выступил председатель шахсектора ВСФК СССР Н.В.Крыленко (расстрелян 29 ноября 1938 г. – А.К.), на закрытии генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ Косарев (расстрелян 23.02.1939 г. – А.К.) и секретарь МК ВЛКСМ т. Лукьянов (расстрелян 21.04.1938 г. – А.К.). Команда Ленинграда получила почетное знамя «Пионерской правды», грамоту ВСФК и каждый из участников – лыжные костюмы…

В своем приветствии тов.Сталину участники Всесоюзных детских соревнований пишут:

«Обещаем тебе, т.Сталин, показать образцы в овладевании основами наук, обещаем быть первыми застрельщиками и организаторами всех ребят, обещаем бороться за то, чтобы догнать и перегнать капиталистические страны в области техники шахматной игры».

Сеансы М.М.Ботвинника против участников детского турнира закончились с результатом +22 – 1 (Головко) =1 (Черникович) и Н.Н.Рюмина +35 -2 =8».

 

 

Добавлю, что чемпионам страны торжественно выдали квалификационные билеты: им был присвоена третья всесоюзная категория. На удостоверении Г.В.Гессена стоит подпись секретаря Высшей шахматно-шашечной квалификационной комиссии Н.Н.Рюмина.

 

Послесловие

 Обязан отметить, что подробности жизни, деятельности и следственных дел Даниила Юльевича Гессена изложены в книге его брата «Историк Юлий Гессен и его близкие» (СПб, 2004 г.), на которую я не раз ссылался. Низкий поклон Валерию Юльевичу за многолетнюю кропотливую работу по сбору данных и сохранению памяти о родных людях!

Перед вами фотография из личного архива В.Ю.Гессена:

 

 

Дети, снятые в Луге в 1934 году, это сам Валерий Гессен и Максим Серебрянский. Их мамы были близкими подругами, а брат первого и приемный отец второго в двадцатые годы были организаторами питерского шахматного движения.

Дочь М.М.Ботвинника Ольга Михайловна Фиошкина вспоминает:

«Окончилась война. Возвращались оставшиеся в живых родные и друзья. Помню, как к нам приехал Максим Игнатьевич Серебрянский, приемный сын друга отца Самуила Осиповича Вайнштейна, погибшего от голода в блокаду в январе 42-го. Он был в военной форме, я его побаиваюсь, мне объясняют: «Дядя Мака немцев бил!»

8 мая я позвонил Максиму Игнатьевичу - поздравить его с днем рождения (ему стукнуло 93!) и наступающим Днем Победы. Ветеран Великой Отечественной войны сообщил мне, что планирует посетить в этом году родной город.

Как тесен мир лишний раз подтвердилось, когда, собирая данные для этой главы, автор связался с дочерью Георгия Владимировича Гессена – Галиной Георгиевной Волковой. Оказалось, что в 1968 году я был одним из тех, кто принимал ее на учебу на отделение экономики театра театроведческого факультета ЛГИТМиК.

Приведенный выше отчет о детских чемпионатах конца 1933 – начала 1934 годов, опубликованный в журнале «Шахматы в СССР» (1934 г. № 2), подготовил М.Н.Волковыский.

Если помните, в списках зампреда ГПУ И.Уншлихта на высылку на «философском пароходе» в паре шли Волковыский (с ошибкой в фамилии) и Харитон – два организатора Дома литераторов, «заядлые враги Советской власти, хитрые и ловкие».

О Волковыских пойдет повествование в третьей части.

 

Продолжение следует

 




   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки