e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

03.01.2006 «Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»

(Долговая яма. Часть первая)

 

...Труды приносят мне долги,
Отдохновенья не приносят,
Долги построились в полки,
Приказа ждут и крови просят.

Я к ним покорно выхожу
И руки кверху поднимаю, –
Я их прекрасно понимаю,
Но выхода не нахожу.

Я говорю им – до утра,
Ну что вам стоит, подождите, –
А утром я скажу – простите,
Я вас обманывал вчера.

Геннадий Шпаликов

 

Чувствую, пришло время объясниться с читателем.

Читатель спрашивает: а где обещанные материалы? Где интервью, обзоры, где комментарии к партиям? Где они?

Имеет право.

Хочу спросить в ответ: а кем обещаны? И тут же спохватываюсь: мною. Хочу спросить: где, когда обещаны? и тут же спохватываюсь: там-то и тогда-то. Подпись моя, число совпадает.

Все карты убиты, все козыри в сносе. За свои слова надобно отвечать.

Тогда что же я хочу объяснить?

Только то, что в сутках 24 часа. Только то, что в любой неделе, не исключая предновогоднюю, 7 дней. Вместо «не исключая» следовало бы написать «особенно», но в этом году обе недели перед Новым годом слились, и, слившись, отчаянно напомнили мне ту русскую сказку-матрешку, помните? Где заяц в утке, а, может, утка в зайце, и кто-то в клюве держит ларец, а в ларце яйцо, а в яйце игла, а на конце иглы – чья-то жизнь сама.

В моем варианте вместо ларца – монитор, а в мониторе текст, за текстом – сайт, и по окончании этого будничного, ну, что сказать, товарищи, обыкновенного рабочего процесса – 3,5-4 часа сна. В лучшем случае. И так 12 дней подряд.

Я делаю, что могу. Звучит как самовнушение, но что ж поделать.

Сегодня – первый, как сейчас модно выражаться, транш; по вызволению самого себя из долговой ямы. Уж не эту ли процедуру – иносказательно, разумеется, описал барон Мюнхгаузен? Похоже, что эту самую.

«– Положение было отчаянным. Надо было выбирать одно из двух: погибнуть или спастись.

– И что же вы выбрали? – спросил один из самых любопытных охотников.

– Я решил спастись! – сказал Мюнхгаузен. – Раздался всеобщий вздох облегчения. – Но как? Ни веревки! Ни шеста! Ничего! И ту меня осенило. – Мюнхгаузен хлопнул себя ладонью по лбу. – Голова! Голова-то всегда под рукой, господа! Я схватил себя за волосы и потянул что есть силы...

– Вы что же... – заморгал глазами один из охотников, – утверждаете, что человек может сам себя поднять за волосы?

– Разумеется, – улыбнулся Мюнхгаузен. – Мыслящий человек просто обязан время от времени это делать».

* * *

Итак, первый транш по возврату долгов. Постскриптум наблюдателя от «поколения next» + эксклюзивный комментарий Александра Мотылева к своей партии, признанной лучшей на турнире.

 

Как вообще возникла идея дать P.S. к турниру от лица «поколения next»?

...Каждый божий день я шел в пресс-центр. И каждый божий день там меня уже дожидалась немногочисленная, но очень компактная группа молодых гроссмейстеров. Денис Хисматуллин представлял интересы Мити Яковенко, Вова Поткин и Миша Кобалия – интересы Саши Мотылева. Сергей Григорьянц, как я понял, представлял интересы самого себя.

Почти каждый божий день через час-полтора после пуска часов две, а то и три пары участников заканчивали выяснять отношения – как нетрудно догадаться, мирно и бесконфликтно. Глаза сидевших кучкой молодых гроссмейстеров наполнялись тоской, лица их выражали глубокую скорбь. Молодежь явно хотела поменяться местами с теми, кто только что покинул поле боя, не произведя ни единого выстрела. Молодежь рвалась в бой.

Разговорить их труда не составляло; но господа секунданты связаны обязательствами – как перед своими подопечными, так и (пусть опосредованно, но этически все же несомненно) перед всеми остальными участниками соревнования. И лишь Сергей мог высказываться совершенно свободно. Что же думает он – или вернее сказать, один из тех, кто наступает на пятки, но никак не собьет с ног нынешнюю элиту?

 

Сергей ГРИГОРЬЯНЦ:

«Есть энергия – нет понимания! Есть понимание – нет энергии!»

 

Илья Одесский, е3е5.com. Каким тебе показался этот турнир?

Сергей Григорьянц, гроссмейстер Мне интересно поговорить о Суперфинале с профессиональной, чисто шахматной точки зрения. Обсуждать турнир в организационном и тому подобном аспектах мне не так интересно.

С чего бы я хотел начать разговор. В прошлом году все расстроились, что в турнире не смог принять участие Крамник. Но была версия – ее, в частности, озвучил Каспаров – что это неоднозначно негативный факт, потому что турнир мог бы получиться гораздо более скучным. Он мог бы походить на Линарес – в плане обилия ничьих, отказа от продолжения борьбы в отдельных партиях и т.д.

Надо сказать, нынешний турнир показал, что доля истины в этом утверждении присутствует. Скажем, с точки зрения энергетики разница по сравнению с прошлогодним турниром колоссальная. Я имею в виду разницу в выплеске энергии Каспарова на том турнире и Крамника – на этом. И эта разница в поведении признанных лидеров, тех, кто, по идее, должны задавать ход турниру, ход турнира во многом и предопределила. На нынешнем Суперфинале много коротких ничьих, да и вроде бы боевые партии все же имеют иной градус борьбы, нежели на прошлом чемпионате.

И.О. Я хотел бы понять, что ты имеешь в виду. Скажем, почти в каждом туре нынешнего Суперфинала две, а то и три партии заканчивались, по сути, через час-полтора с момента пуска часов. Об этом идет речь, когда ты говоришь о недостатке энергии?

С.Г. Не только и не столько об этом. Речь о том, что даже те партии, которые длились долго – по содержанию они нередко уступали прошлогодним. Не так энергично и предприимчиво, что ли, в них двигались фигуры.

В нынешнем году верх взял практический, прагматичный подход, против которого всегда так яростно боролся Каспаров. Я не могу сказать однозначно, плохо это или хорошо. Скорее всего, это не плохо и не хорошо, это просто констатация факта.

И.О. Я бы хотел продолжить эту тему. Честно говоря, меня обуревают противоречивые чувства по отношению к тому, что ты сейчас сказал.

С одной стороны, я приходил в пресс-центр и видел группу молодых гроссмейстеров (в том числе, и тебя), чьи глаза были устремлены на мониторы, и... В общем, ясно читалось в глазах: «Пустите нас на сцену, уж мы бы боролись – до результата, сжав зубы, но ни в коем случае не делали бы короткие ничьи». Причем я бы не стал в этой связи упоминать одного лишь Крамника. Не так много партий «на полную катушку» отыграли и некоторые другие игроки...

Уже после нашего разговора я произвел минимальные статистические выкладки. Выяснилось: партий, закончившихся на 26-м ходу и ранее, на турнире оказалось ровно 20 – почти треть от общего числа сыгранных! Если же говорить о персоналиях, то вот некая «шкала боевитости» – слишком формальная, согласен – и все же дающая определенную пищу для размышлений:

Халифман – 7 «недлинных» ничейных партий, Крамник, Свидлер – по 5, Дреев, Мотылев, Рублевский – по 4, Томашевский, Яковенко – по 3, Бареев – 2, Звягинцев, Морозевич, Волков – по 1.

И.О. А с другой стороны, эти игроки – тот же Халифман, тот же Дреев – они заслужили свое право играть на Суперфинале. Да, когда турнир, очевидно, не стал для них складываться, они – в отличие от того же Бареева – не слишком усердствовали в боевитости. Но это же не значит, что они занимали на сцене не свое место!

С.Г. А я ни в коей мере не в претензии! Просто пытаюсь сформулировать очевидные какие-то вещи. Ни к тем шахматистам, которых назвали вы, ни к Крамнику, у которого, вдобавок, очевидные проблемы со здоровьем – теперь мы видим, что это не досужие вымыслы, а реальные, к сожалению, проблемы, – никаких претензий нет и быть не может! Просто очевидная констатация факта: боевитость нынешнего чемпионата по сравнению с прошлогодним резко пошла на убыль.

И.О. Так, значит, нет такого мстительного чувства: сбросить, наконец, ветеранов «с корабля истории», конкретно – со сцены ЦДШ, и занять их место?

С.Г. Это детское и смешное желание. К этому нужно стремиться – за доской, доказывая, что ты способен принять участие в таком турнире. Вот, собственно, и все – а в плане «кого-то сметать», это все глупости, мне кажется.

И.О. С энергетикой все понятно – ее, по твоему мнению, на турнире не хватало. А что ты вкладываешь в понятие «прагматичный подход», который, как ты сказал, восторжествовал на нынешнем Суперфинале?

С.Г. Главной «звездой» такого подхода был, конечно, Рублевский. Он сыграл турнир на очень высоком уровне; я такой игры у него давно не видел. Очень жесткая «кладка»; учитывая, что он отыграл много турниров подряд, наблюдать такое было просто удивительно. Его можно только поздравить, причем дважды – у него родился сын, и я думаю, что все рады за Сергея.

И.О. Хочется с тобой поспорить. Можно?

С.Г. Можно.

И.О. Мне не кажется, что главной звездой на турнире был Рублевский. Мне кажется, что у Сергея все-таки невероятным образом сошлись звезды здесь, на турнире. Да он и сам это признает. Он брал все, что только можно, и такому «пёру» никто не смог ничего противопоставить.

А главной звездой этого турнира, как мне кажется, все-таки был Бареев. Который реально получил три «пробоины» – и все-таки не опустил руки – как Крамник, как Халифман, Дреев – а на каждое поражение отвечал победами.

С.Г. Категорически не могу с вами согласиться. Рублевский – человек скромный; он всегда в таком духе говорит: ну повезло, ну, звезды сошлись – а со стороны мне показалось, что он играл свои партии – в особенности белыми – с фишеровской энергией и четкостью. Практически не допуская помарок. И его итоговый результат белым цветом – 5 из 6 – результат ни в коем случае не везения, а фантастического уровня игры.

Везение... Везение выходит на первый план, когда уровень игры низкий, а результат, тем не менее, достигается. Вот тогда говорят о везении, о расположении звезд и прочем. Рублевский набрал «+4», без поражений – и по его игре это еще самый минимум того, что он бы мог здесь набрать. Мог бы и больше набрать – такое складывается устойчивое ощущение.

Что же касается Бареева, то всем известно, что это выдающийся боец, готовый после поражения выходить на следующую партию и бороться в ней на победу. Но давайте посмотрим: а откуда взялись эти, как вы говорите, «пробоины»?

Первая пробоина – партия с Рублевским. Бареев провел ее просто ужасно, совершенно непонятно для шахматиста его уровня (отчет об этой партии можно посмотреть в репортаже о первом туре «Все только начинается» – И.О.). Поражения от Дреева и Мотылева тоже никак не назовешь случайными.

И.О. Говоря о том, что главной «фигурой» на турнире был Бареев, я имел в виду никак не качество партий, закономерность или незакономерность поражений и т.д. Я лишь хотел продолжить тему, начатую тобой.

Ты говоришь: энергетика турнира по сравнению с прошлогодним ощутимо понизилась. Полностью с тобой согласен. Но энергетика – это же не флюиды какие-то потусторонние, так? Это игра – или, вернее будет сказать, отказ от игры, от борьбы вполне конкретных игроков. Причем по также вполне конкретным причинам: турнир не задался, много растрачено сил в Ханты-Мансийске и т.д.

Но вот Бареев – и он оставил в Ханты-Мансийске сил немало. И у него турнир (в отличие, скажем, от Рублевского) не задался с самого начала. Да и годы его немалые по сравнению с большинством участников Суперфинала.

Но он проигрывает – и в ответ выигрывает три! Да какие – у Крамника, Морозевича... Терпит тяжелое поражение в поединке с Дреевым – и назавтра обыгрывает Свидлера! Да если бы все были такие бойцы как Бареев – и турнир был бы совершенно иной! Вот что я имел в виду.

С.Г. То, что вы описываете, – это не доблесть. Это особенность характера. Кстати, все, что вы сказали о Барееве, справедливо и по отношению к Морозевичу – а ведь он (с «минусом»!) набрал все ж таки на пол-очка больше, чем Бареев.

Тем более рассуждать о возрасте тех или иных игроков – это... не так интересно. Стиль, подход к шахматам! Вот о чем можно и нужно говорить. А стиль и у Бареева, и у Морозевича таков, что он подразумевает поражения, и довольно чувствительные. И то, что такие поражения не оказывают на этих игроков нокаутирующего влияния – честь им и хвала, конечно.

Что же касается Крамника, Дреева и Халифмана, то, прежде всего, – я не стал бы объединять их в одну группу как «главных неудачников» этого Суперфинала. У каждого, я уверен, есть свои причины такого выступления, и эти причины слишком своеобразны, чтобы их можно было подогнать под какую-то единую, все объясняющую конструкцию.

Крамника, действительно, отличало на этом турнире абсолютное отсутствие энергии. Опять же, причины этого индивидуальны, но, как бы то ни было – с нулевым запасом энергии показать что-либо не представляется возможным, даже если этого очень сильно хочешь.

От Дреева, честно говоря, трудно было ожидать какого-то выдающегося результата, потому что он очень долго играл в Ханты-Мансийске. «Долго» – я имею в виду не абсолютные какие-то показатели: дни, часы, количество ходов, а, прежде всего то, что у него именно партии в «классику» получались очень длительными. А это отнимает больше всего энергии.

И все же Дреев выдал пусть одну – но зато очень сильную, красивую партию!

Комментировать эту партию в пресс-центре Дреев не стал. По понятным причинам, обращаться за комментариями к Барееву журналисты посчитали неэтичным. Что ж, если молчат сами игроки... пусть за них говорят их ходы!

 

А. ДРЕЕВ – Е. БАРЕЕВ D49

(8 тур)

1.d4 d5 2.c4 c6 3.¤c3 ¤f6 4.e3 e6 5.¤f3 ¤bd7 6.Ґd3 d:c4 7.Ґ:c4 b5 8.Ґd3 a6 9.e4 c5 10.e5 c:d4 11.¤:b5.

11...a:b5.

11...¤:e5 12.¤:e5 a:b5, и далее:

13.0-0 Јd5 14.Јe2 ¦b8 15.Ґg5 Ґe7 16.¦ac1 0-0 17.¤c6 ¦b7 18.f4 ¦c7 19.¤:e7+ ¦:e7 20.Ґ:f6 g:f6 21.Јg4+ ўh8 22.Јh4 1-0 (Дреев – Сакаев, Москва 1992);

13.Ґ:b5+ Ґd7 14.¤:d7 Јa5+ 15.Ґd2 Ј:b5 16.¤:f8 ¦:f8 17.a4 Јc4 18.Јf3 ¦c8 19.b3 Јc2 20.Ґb4 ¦g8 21.0-0 ¤d5 22.Ґa3 Јc3 23.Јh5 Јc6 24.¦ad1 g5 25.Ј:h7 ¤f6 26.Јd3... 1-0, 70 ходов (Ваганян – Бареев, Нью-Дели 2000);

13.Ґ:b5+ Ґd7 14.¤:d7 Јa5+ 15.Ґd2 Ј:b5 16.¤:f8 ў:f8 17.b3 ¤d5 18.a4 Јd3 19.Јe2 Ј:b3 20.0-0 Јc2 21.¦fc1 d3 22.Јe1 Јb2 23.¦c4 ¦b8 24.a5 ўe7... 1/2, 61 ход (Бареев – Юсупов, Линарес 1993);

13.Ґ:b5+ Ґd7 14.¤:d7 Јa5+ 15.Ґd2 Ј:b5 16.¤:f8 ў:f8 17.b3 ¤d5 18.h4 ¤c3 19.Ґ:c3 d:c3 20.Јd6+ ўe8 21.0-0-0 h5 22.¦he1 ¦h6 23.¦e4 c2 24.¦d3 Јa5 25.¦a4 Јe1+ 26.ў:c2 Ј:f2+ 27.¦d2 Јf5+ 28.ўb2 Јf6+ 29.ўa3 ¦:a4+ 30.ў:a4 Ј:h4+ 31.¦d4 Јe7 32.Јb8+. 1-0 (Бареев – Искусных, Томск 2001);

 

11...¤g4 12.Јa4, и далее:

12...¤g:e5 13.¤:e5 ¤:e5 14.¤d6+ ўe7 15.¤:c8+ ¦:c8 16.Ґ:a6 ¦a8 17.Јb5 Јd5 18.0-0 Ј:b5 19.Ґ:b5 ўf6 20.Ґd2 Ґc5... 0-1, 45 ходов (Дреев – Филиппов, Самара 1998);

12...Ґb7 13.¤b:d4 Јb6 14.0-0 Ґc5 15.h3 Ґ:f3 16.h:g4 Ґ:d4 17.g:f3 ўe7 18.Ґe4 ¤:e5 19.Ґ:a8 ¦:a8 20.ўg2 ¦c8 21.Јa3+ ўf6 22.Ґf4 Ґ:b2 23.Ґ:e5+ Ґ:e5 24.¦ac1... 1-0, 38 ходов (Иванчук – Бареев, Новгород 1994);

12...Ґb7 13.¤b:d4 Јb6 14.0-0 Ґc5 15.h3 Ґ:f3 16.h:g4 Ґd5 17.¤f3 Јb7 18.Јf4 0-0 19.Јh2 f5 20.e:f6 ¤:f6 21.g5 ¤e4 22.Ґe3 Ґ:e3 23.f:e3 Ј:b2 24.g6 h6 25.Ґ:e4 Ґ:e4 26.Јe5 Ј:e5 27.¤:e5 ¦ac8... 1/2, 35 ходов (Бареев – Чернин, Казань 1997).

12.e:f6 g:f6 13.0-0 Јb6 14.Јe2 Ґa6 15.a4.

15.¦d1 ¦d8 16.Ґf4 ¤c5 17.¦ac1 Ґg7 18.Ґb1 b4 19.Јc2 ¦c8 20.¤:d4 b3 21.¤:b3 ¤:b3 22.Ј:b3 ¦:c1 23.¦:c1 Ј:b3 24.a:b3 0-0... 1/2, 66 ходов (Дреев – Карякин, Бенидорм 2005).

15...Ґg7.

15...¤c5 16.a:b5 Ґb7 17.¦:a8+ Ґ:a8, и далее

18.Ґf4 Ґd6 19.Ґg3 Ґ:g3 20.h:g3 Ґ:f3 21.g:f3 ўe7... 1/2, 36 ходов (Бареев – Широв, Новгород 1994);

18.¤:d4 Јd6 19.b6 ¤:d3 20.Ј:d3 Ј:b6 21.Ґe3 Јb7 22.f3 Ґe7 23.Ґh6 Ґf8 24.Ґe3 Ґe7 25.Ґh6 Ґf8 26.¤f5... 1/2, 59 ходов (Бареев – Карякин, Беер-Шева 2005).

16.a5 Јd6 17.Јe4 ¦d8 18.Јg4 ўf8 19.Ґf4 ¤e5 20.Јh5 ¦c8 21.¦ae1 ¦c5 22.b4 ¦c3 23.Ґ:e5 f:e5 24.¤g5 Јe7.

25.f4 e4 26.Ґ:e4 h6 27.¤f3 Ј:b4 28.¤e5 Јe7.

29.Ґg6 b4 30.Ґ:f7 Ґ:f1 31.¤g6+ ў:f7 32.¤:e7+ ў:e7 33.Јg4. Черные сдались.

 

С.Г. Выступление Халифмана, выглядит, действительно, немножко странно. Может быть, возраст, отсутствие стимула... Объективно – он выглядел наиболее бледно из всех участников. Каждый какую-то яркую память оставил о своей игре. Волков выиграл две партии, Томашевский – одну, но...

И.О. ...Но зато внес свой вклад в распределение мест.

С.Г. Кстати, да – я бы сказал, существенный вклад в распределение мест внес Томашевский! Обыграть Звягинцева, который на этом турнире выглядел непробиваемым – это дорогого стоит. Так что у каждого были какие-то яркие моменты – за исключением, пожалуй, Халифмана.

А в целом возобладал все-таки практицизм. И говоря о «яркости» отдельных фрагментов, приходится делать поправку – сравнительно с другими партиями на нынешнем турнире. Потому что сравнения с яркими партиями прошлого Суперфинала нынешний, объективно говоря, не выдерживает.

И.О. Это твое мнение – но, должен сказать, что так или иначе оно совпадает с тем, что говорит подавляющее большинство квалифицированной публики на этом Суперфинале. Турнир уступает предыдущему – и в спортивной составляющей, и в творческой. И в паблисити – достаточно сравнить интерес к чемпионату со стороны TV, масс-медиа вообще – в прошлом году и в этом.

Признаем очевидный факт: фамилия «Каспаров» не звучит – весь турнир не звучит. По крайней мере, этот турнир – «не зазвучал».

Однако есть такая пословица: «худой мир лучше доброй ссоры». Или нет? Предположим, прошел еще год, и мы с тобой, Сергей, встречаемся по окончании Суперфинала-2006. И с горечью отмечаем, что турнир не вернул свои позиции, не сделал качественный шаг вперед. Турнир, что называется, подзакисает. Означает ли это, что надо срочно турнир поломать, разобрать по винтику и заново создавать что-то, что будет созвучно слову «Супер»? Или пусть все идет как идет – менее празднично, чем в первый раз, но все же...

С.Г. Плохим или ненужным такой турнир не может быть по определению. И все критические замечания, которые я или кто-то еще себе позволяют, не могут затмить тот факт, что турнир сам по себе очень сильный. И сам проект Суперфинала – также очень сильный проект; если же сейчас он на спаде, то надо иметь в виду, что любой сильный проект может оказаться на спаде.

В конечном счете, все сводится к персоналиям. В турнире играют живые люди – и чтобы они показывали максимум того, на что способны, организаторам надо просто с ними работать – задолго до того, как будут пущены часы первого тура.

И второй важнейший фактор – сроки проведения. Для участников – турнир должен быть отодвинут от других важнейших соревнований года; для зрителей – также хотелось бы, чтобы никакие глобальные посторонние вещи их не отвлекали. В этот раз турнир оказался втиснут между Кубком мира, с одной стороны, – и предновогодними хлопотами, с другой. Удастся на следующий год сдвинуть турнир «поглубже» в осень – глядишь, и негатив нынешнего года окажется преодолен.

И.О. Напоследок позволь пожелать тебе – и твоим молодым коллегам, что с выражением неизбывной тоски на лице наблюдали, как мэтры делали одну ничью за другой – выступить удачно на отборе к Суперфиналу-2006. Чтобы не 1-2 новых участника, а хотя бы половина от списочного состава были новички, чтобы это были молодые игроки, чтобы эта молодежь внесла ту энергетику, тот «драйв», что отличает Супертурнир от просто сильного турнира.

С.Г. Проблема в чем?

И.О. (перебивая) Да ни в чем. Надо было отбираться в Казани – и нет проблем.

С.Г. (спокоен, как удав) Проблема на самом деле есть – и у нее, как у всякой проблемы, есть две стороны: за и против.

Дело в том, что шахматный успех имеет свои составляющие. Составляющие эти известны: первая – понимание, и вторая – энергия. Энергии (и желания) у молодых хоть отбавляй – понимания не хватает. Понимание есть у заслуженных шахматистов – но им часто недостает энергии (и стимула). Когда обе эти составляющие совпадут – тогда и возникают очень сильные шахматисты; они-то и вносят в турнир все, что нужно для зрительского успеха.

* * *

...Исход партии Мотылев – Бареев стал очевиден еще часа два с половиной тому назад, но черные все продолжали тянуть безнадежное сопротивление в эндшпиле без двух пешек и – в третий раз «без-» – без малейшего, объективно, шанса переломить игру. Но кто осудит Евгения Ильгизовича за это? За то, что обыграв последовательно – Крамника, Морозевича и Свидлера – он оставался без медали по воле – в сущности, еще мальчишки! – и не мог примириться с этим. Кто его осудит? Во всяком случае, не мы.

«Мы» – это секунданты Мотылева, гроссмейстеры Владимир Поткин и Михаил Кобалия, а также ваш специальный корреспондент. Все остальные зрители и журналисты давно уже разошлись по домам, здраво рассудив, что при современном контроле с добавлением нескольких секунд к каждому сделанному ходу реализация даже самого солидного преимущества в «разноцвете» может тянуться сколь угодно долго.

Но все на свете имеет свой конец. Евгений Ильгизович признал свое поражение, а Саша Мотылев, несмотря на дикую усталость после такой изматывающей партии, согласился прокомментировать ее для читателей е3е5.com

 

Александр МОТЫЛЕВ:

«Во время партии такой бред в голову лезет!»

 

А. МОТЫЛЕВ – Е. БАРЕЕВ B12

(10 тур)

Илья Одесский, е3е5.com. Как далеко простирался домашний анализ? Сейчас уже можешь раскрыть секрет – больше белого цвета на турнире у тебя все равно не будет.

Александр Мотылев. В этой партии преобладало творчество (слово «творчество» Саша сказал таким ироничным тоном, что рука сама потянулась подковать его в кавычки – И.О.).

1.e4 c6 2.d4 d5 3.e5 Ґf5 4.¤f3 e6 5.Ґe2 c5 6.Ґe3 c:d4 7.¤:d4 ¤e7 8.Ґg5 Јa5+ 9.¤c3.

9...¤bc6.

Читатели сайта е3е5.com уже знают (из статьи «Жара, жарою, о жаре...»), что я имел честь редактировать двухтомную монографию А. Карпова и М. Подгайца по защите Каро-Канн.

Позиция, изображенная на диаграмме, хоть и нова в теории, разбирается в книге достаточно подробно. Но все внимание уделяется разветвлению 9...Ґg6, а в нем – сногсшибательной новинке молодого украинского гроссмейстера Андрея Волокитина 10.b4!! (прежде даже такие сильные шахматисты как П. Свидлер играли здесь 10.0-0 или 10.¤b3).

Партия Волокитин – Рук (Целе 2004) продолжалась: 10...Ј:b4 (10...Јb6!?) 11.¤db5 Јa5 12.Ґd2 Јd8 13.¤d6+ ўd7 14.¤:b7 Јc7 15.¤d6. Белые получили весьма инициативную позицию и в дальнейшем победили.

10.Ґb5 Јc7 11.0-0 Ґg6 12.Јg4 a6.

Очевидно, пешка отравлена: 12...Ј:e5 13.Ґ:e7.

13.Ґa4.

Последняя отсечка в книге Карпова и Подгайца – сноска на партию Ройз – Эренбург (Ашдод 2004): 13...Јd7 (нельзя сразу 13...b5 ввиду 14.¤c:b5! a:b5 15.Ґ:b5) 14.¦ad1 ¤f5 15.¤:c6 b:c6 16.Јf3 Ґe7? 17.¤:d5! e:d5 18.¦:d5 Јc8 19.Ґ:c6+! Ј:c6 20.¦d8+ ¦:d8 21.Ј:c6+ ўf8 22.Ґ:e7+ ¤:e7 23.Ј:a6 спобедой.

Следующую страницу теории пишут уже Мотылев с Бареевым.

13...Јc8.

А.М. Я помнил партию Ройз – Эренбург. Там белые большой перевес получили; ферзь отошел на d7 и в какой-то момент попал под удар на d5. 13...Јc8, как сыграл Бареев, конечно же, намного сильнее.

Я задумался минут на 40.

14.Јf3 h6.

15.Ґf6!?

И.О. Как лицо, неотлучно находящееся в пресс-центре, могу свидетельствовать: этот ход оказался шоком для ваших секундантов.

А.М. В принципе, 14.Јf3 – уже очень обязывающий ход, и мне казалось, что сделав его, я обязан идти на осложнения.

Хотя не исключено, что жертва слона некорректна.

И.О. То есть ты – не Терминатор. Ты не рассчитывал абсолютно все варианты после 15.Ґf6.

А.М. (с удивлением, переходящим в смех) Да невозможно тут ничего посчитать! Мне казалось, что я должен сделать этот ход – вот и всё. Бареев считает, что жертва некорректна. Может быть, он и прав.

Если не жертвовать, то принципиальный ход – 15.Ґh4. Тут мы оба считали один и тот же вариант: 15...¤f5 16.¤:c6 ¤:h4!

И.О. И вскрытый шах черных не особенно волнует...

А.М. ...Потому что у меня тоже ферзь висит. С шахом!

Я должен отойти ферзем так, чтобы на d5 висело. Значит, ход единственный: 17.Јd1, и если 17...b:c6, то 18.¤:d5! Позиция оживляется. Но вместо 17...b:c6, мне казалось, сильнее 17...b5.

И.О. Сумасшедшая позиция.

А.М. Да. Но иначе (после 15.Ґh4 ¤f5) я обязан примириться с какой-то такой позицией: 16.Ґ:c6+ b:c6 17.¤:f5 Ґ:f5.

И.О. Тоска зеленая?

А.М. Что-то она мне не нравилась. На с2 висит вдобавок. Успеваю ли я пойти с2-с4? Например, 18.¤a4 ¦b8 19.c4... Все равно мне тут не нравится.

И.О. И ты решил ходом 15.Ґf6 сжечь все мосты. Бареев – он вообще-то объяснил, где эта некорректная, по его мнению, жертва опровергалась?

А.М. Компьютер, я так подозреваю, покажет миллионы защитительных возможностей за черных.

И.О. Но Евгений Ильгизович, при всем к нему уважении, – не компьютер!

15...¦b8.

А.М. Да вот хотя бы прямо здесь. Вместо 15...¦b8, видимо, 15...b5! было сильнее.

Похоже, что мне приходилось играть 16.¤c:b5 a:b5 17.Ґ:b5. Здесь мы оба видели сильный, как мне кажется, ход 17...¦b8!? С идеей на 18.Ґ:e7 пойти 18...¦:b5 19.¤:b5 Ґ:e7. Здесь у черных должно быть все в порядке.

На 17...¦b8 белые могут еще сыграть 18.c4. Тогда 18...g:f6 19.e:f6 ¦:b5... Что-то я эту позицию уже плохо себе представляю. Видимо, 20.¤:b5 ¤f5, на 21.c:d5 – 21...¤cd4 22.¤:d4 ¤:d4, разменивая важного коня. У черных три фигуры за ладью, и не видно сразу, как белым развивать атаку.

И.О. Пока нет уверенности, что черным так уж хорошо в заключительной позиции...

А.М. Конечно, всё это надо крепко проверять.

И.О. Я понял. Что же мы скажем нашим читателям?

А.М. Что, по мнению Бареева, 15...b5! сильнее, нежели как он сыграл: 15...¦b8.

И.О. Почему же тогда он сыграл 15...¦b8 ?

А.М. А это подготовительный ход, разноплановый. Черные ведь не только b7-b5 намечают, они еще и 16...g:f6 17.e:f6 ¤f5 намечают. Потому что если сразу 15...g:f6 16.e:f6 ¤f5, то 17.¤:c6 b:c6 18.¤:d5! очень неприятно. И ладья на а8 в каких-то вариантах висит, в каких-то – попадает под коневую вилку. А на b8 она нигде не висит.

16.¦ad1!

А.М. Сильный ход. На мой взгляд, напрашивалось 16.¦fe1...

И.О. Не только на ваш взгляд, но еще и на взгляд вашего секунданта Владимира Поткина напрашивалось 16.¦fe1. О чем он и сообщил всему пресс-центру.

А.М. И все-таки сильнее так, как я сыграл! Правда, я не помню, какая игра выигрывает в силе после 16.¦fe1. То ли 16...b5, то ли 16...g:f6 17.e:f6 b5... Нет, сейчас мне не вспомнить. Но 16.¦ad1! больше подходит позиции, это точно.

И.О. Скажем читателям е3е5.com вот что. Ты, разумеется, видел и 16.¦fe1, и 16.¦ad1. Перебрав в компьютерном жестком стиле все варианты, ты сделал вывод, что 16.¦ad1 сильнее, чем 16.¦fe1.

А.М. Да-а... Лучше скажем им правду: вспомнить, что тут к чему, игравший белыми временно не состоянии. Но он испытывает твердое убеждение, что сделал сильнейший ход.

16...g:f6.

И.О. ...И дальше черные пошли на довольно-таки форсированный – и совершенно не устраивавший их вариант. Так что непонятным осталось: а чего же они на него пошли?

А.М. Так ведь не очень легко указать, на какой вариант им следовало пойти вместо этого. Так, сейчас уже плохо 16...b5 из-за 17.¤c:b5! a:b5 18.¤:b5, и угроза ¤b5-а7 очень неприятна.

17.e:f6.

17...b5.

А.М. Принципиальным ходом здесь был 17...¤f5. Тогда не проходит, скорее всего, 18.¤:c6 b:c6 19.¤:d5 e:d5 20.Ј:d5 (20.¦fe1+ ўd8) из-за 20...Ґd6. То же перекрытие последует, если белые возьмут на d5 ладьей, а не ферзем.

Сильнее 18.¤:f5 Ґ:f5 19.¦fe1! Висит на d5, на f5 – неприятная, как мне казалось, у черных позиция. Возможно, им стоит разрядить обстановку: 19...Ґe4 (19...ўd8 20.¤:d5 e:d5 21.¦:d5+) 20.¤:e4 d:e4 21.¦:e4 – у белых хорошая компенсация за фигуру.

И.О. Саша, ужас какая тяжелая работа у тебя была в этой партии.

А.М. На следующем ходу будет не легче.

И.О. Впечатление, что вагон угля перетаскал, нет?

А.М. Вагон не вагон, но, конечно, груду всяких вариантов пришлось пересчитать.

И.О. А ты, вообще, делаешь какие-то замеры по ходу турнира? В смысле, теряешь ли в весе после партии?

А.М. По ходу турнира – нет, не встаю на весы, но после турнира, заранее могу сказать: да, теряю в весе, и довольно прилично.

18.¤c:b5 a:b5 19.¤:b5.

19...¦:b5.

А.М. Может быть, 19...¤f5 20.¤a7 Јa6!? Например, если 21.¤:c6, то 21...Ј:a4 22.¤:b8 Ґd6!

И.О. А если жестко 21.Ґ:c6+ ўd8 22.¦:d5+!?

Михаил Кобалия. Или 22.Ґ:d5!?

А.М. Все равно перекрываюсь: 22...e:d5 23.Ј:d5+ Ґd6! Хотя, конечно, позиция остается для черных очень опасной.

И.О. Я так понимаю: все, что мы можем твердо сказать нашим читателям, умещается в одно предложение – включение ходов 15...¦b8 16.¦ad1 на руку белым.

А.М. Это – да, это конечно.

А вот еще был бредовый ход: 19...¤e5!? Просто чтобы показать, какой бред, бывает, в голову лезет во время партии.

И.О. Так ведь шах же двойной грозит!

А.М. Вот прямо под двойной шах и залезть! А что?20.¤d6+ ўd8 21.Јe2 Јc7...

Владимир Поткин. 22.¤e8!?

А.М. Да, скорее всего, черные проигрывают, но даже тут я не совсем уверен.

И.О. Уважаемые читатели сайта е3е5.com! Только что, на ваших глазах, уважаемые гроссмейстеры довели эту позицию до полнейшего уже беспредела. Это уже не шахматы, это уголки и кегли. Я отказываюсь это понимать (всеобщий смех, переходящий в здоровое, на 4 глотки, ржанье).

20.Ґ:b5 Јb7.

И.О. Что-то хотите добавить, рассказать? Потому что по поводу этой позиции я уже не в силах что-либо спрашивать.

А.М. Да нет, какое там. Цейтнот накатывал сильный, до 27-го хода все так быстро пронеслось...

21.c4 Ґe4 22.Јe2 ¦g8 23.f3 d:c4 24.f:e7 ў:e7 25.Ј:c4 Ґd5 26.¦:d5 e:d5.

27.Ј:c6.

И.О. Все-таки есть вопрос. Саша, ну неужели ты был обязан в эндшпиль переходить? А мат как же?

А.М. Наверное, мат я ставил – но было слишком мало времени, чтобы все посчитать. Например, на 27.Ј:d5 следует шах 27...Јb6+ 28.ўh1 и 28...¤d4. Или 28...¤d8, но 28...¤d4, мне казалось, поплотнее. Если же начать с 27.¦e1+, то 27...ўd6, и вообще непонятно, как короля доставать.

Эндшпиль – выигранный, причем выигранный достаточно легко. Чтобы отказаться от перехода в эндшпиль, я должен был найти такое же легкое решение в миттельшпиле. Такого решения я не нашел.

27...Ј:c6 28.Ґ:c6 ўd6 29.Ґb7 Ґg7 30.¦d1 Ґ:b2 31.Ґ:d5 ўe7 32.¦b1 Ґd4+ 33.ўf1 ¦c8 34.¦b7+ ўd6 35.Ґb3 ¦c1+ 36.ўe2 f6 37.¦h7 ¦g1.

38.g3.

А.М. ...Эндшпиль, правда, я играл не лучшим образом. К примеру, здесь сразу выигрывало 38.ўd3.

И.О. А почему здесь сразу выигрывало 38.ўd3 ? Чем плох ход 38.g3 ?

А.М. 38.g3 позволяет слону встать на g1. В принципе, я это видел... Я считал... То есть, мне померещилось... (устало замолкает)

М.К. (с медью в голосе) 38.ўd3 лучше, чем 38.g3, потому что три лишние пешки лучше, чем две!

А.М. (благодарно глядя на секунданта) Вот это грамотная формулировка!

И.О. Чтобы тебя не мучить, скажи: дальше хоть что-то было еще интересное или доплывали просто по инерции?

А.М. Просто мне в этой партии ничего не доставалось; Бареев почти до самого конца «кормил» меня ловушками. Покажу одну для примера:

38...¦g2+ 39.ўd3 Ґg1 40.¦:h6 ўe5 41.f4+ ўf5 42.Ґa4 ўe6 43.ўe4 Ґ:h2 44.Ґb3+ ўe7 45.ўf5 Ґ:g3 46.¦:f6 ¦f2 47.¦e6+ ўd7 48.¦e4 Ґh4 49.ўg6 Ґe7 50.ўf7 Ґa3 51.Ґe6+ ўd6 52.¦d4+ ўc5 53.¦a4 Ґb2 54.f5 ¦h2 55.f6 ¦h6 56.¦f4 ўd6 57.Ґb3 Ґc3.

58.¦f1.

А.М. Стоило расслабиться: 58.ўg7 – и победы как не бывало: 58...¦:f6! 59.¦:f6+ ўe7...

 58...Ґd4 59.¦f5 Ґe5 60.¦f3 Ґd4 61.a4 Ґb2 62.Ґc4 ўc5 63.Ґd3 ўb4 64.Ґb5 ¦h1 65.ўe6 ¦e1+ 66.ўd7 ¦d1+ 67.ўc8 ¦c1+ 68.ўb7. Черные сдались.

Вы заметили, читатель, сколько раз в анализе Саша Мотылев произнес: «Мне кажется...», «возможно...», «видимо», «трудно сказать» и пр. Таким голосом только романсы петь – а не фигуры (Барееву!) жертвовать. Но это тот самый случай, когда глаза боятся, а руки делают.

Награда нашла героя. На закрытии Суперфинала партия Мотылев – Бареев была признана красивейшей на турнире, а ее победитель получил приз в размере $2000.

* * *

Вот и все на сегодня. Следующую (а может быть, и последнюю) порцию долгов обещаю выплатить... м-м-м... на этой неделе.

Илья Одесский



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки