e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

01.12.2004 Нам отвечает Г.Каспаров

Репортаж с пресс-конференции международного мастера И.Одесского.

 

...В одной из телепередач «Что? Где? Когда?» знатокам был задан вопрос: сколько стульев, согласно мудрому японскому правилу, должно быть в зале, где проводятся корпоративные встречи? Знатоки не справились с заданием, а правильный ответ – на один меньше, чем пришло людей. Только не спрашивайте меня, почему – я же не японец.

В угловой комнатке легендарного Домжура, куда прибыло до полусотни шахматных журналистов всех мастей – телевизионных, печатных, электронных – поначалу не хватало не только стульев, но и просто воздуха. Постепенно всё утряслось, пишущая и снимающая братия нашла свое место, и пресс-конференция началась. Началась, правда, с опозданием – ждали президента Российской шахматной федерации А. Жукова, но так и не дождались. Как объяснил ведущий (его обязанности по доброй традиции проведения таких мероприятий исполнял главный редактор журнала «64» А. Рошаль), «Жукова срочно вызвал Фрадков. Александр Дмитриевич очень не хотел туда, он хотел к нам, но пришлось идти туда, куда надо».

Итак, президиум: два шахматиста (Г. Каспаров и А. Карпов), два вице-президента РШФ (В. Береснев и В. Зубов) и исполнительный директор РШФ (он же – директор чемпионата) А. Бах. Гвоздем программы, казалось, должны были стать вопросы и ответы по поводу неучастия в турнире В. Крамника. Но надо отдать должное А. Баху: ему с самого начала удалось найти верный тон и погасить страсти в зародыше, не дав им разгореться. Александр Григорьевич спокойно и ровно озвучил свою версию произошедшего. Да, сроки проведения чемпионата изначально согласовывались с Владимиром Крамником. Да, суперфинал специально сдвинули на вторую половину ноября, чтобы дать возможность Крамнику отдохнуть и восстановиться после матча с П. Леко. Но если врач считает, что Крамнику категорически противопоказано играть ближайшие два месяца, то это мнение нужно уважать и с ним согласиться. На вопрос, не лучше ли было вместо сокращения числа участников до 12 человек дозаявить кого-нибудь из резервного списка (назывались фамилии Яковенко, Инаркиева и Рублевского) Бах ответил: нет, не лучше. Какой-то остроумный журналист (к сожалению, я не запомнил его фамилию) спросил: а что было бы, если вместо Крамника заболел бы Халифман? Вот тогда бы и пригодился резервный список, ответил Бах. Мой коллега по сайту www.dachess.ru Илья Городецкий поинтересовался: а как отреагировали спонсоры на отказ Крамника? Нормально отреагировали, ответил Бах. Спонсоры – люди сознательные и дают деньги на развитие шахмат в стране в целом, а не на поощрение отдельных личностей. Последний вопрос по теме был такой: почему в одном турнире никак не удается собрать трех «К» вместе? В 2000 году выпал из обоймы Карпов, теперь вот – Крамник. Ответом со стороны двух третей кворума была бездна мимики. Повисла пауза, грозившая затянуться; ситуацию спас находчивый Максим Ноткин. Он напомнил, что поскольку в турнире играет Коротылев, три «К» как раз в сборе. Все рассмеялись; тема была исчерпана.

Тут-то и выяснилось, что других глобальных поводов для обсуждения как будто и нет. Кто-то из старой гвардии журналистов привычно оседлал конек статистики: мол, читателю ужасно интересно, какую по счету партию сыграют между собой Карпов и Каспаров. Анатолий Евгеньевич и Гарри Кимович посмотрели друг на друга как в первый раз и принялись загибать пальцы. Сошлись сперва на ста сорока, но нет, это оказались всего лишь матчевые встречи. Приплюсовали партии в турнирах. Вроде бы 175. А блиц? Тут-то все и поняли, что заветная цифра «200» близка. Осмысливать сколь продолжительное, столь и плодотворное противостояние не решился никто.

Статистику попытались развернуть в сторону прогнозов, но тут выяснилось, что в зале отсутствует «главный по тарелочкам» – В. Дворкович. Все обернулись в сторону Э. Дубова – спасай, дружище. Дважды уговаривать не пришлось. Эффектным жестом Эдуард Львович достал из внутреннего кармана бумажку с выверенными заранее расчетами (так в телевизоре ведущий музыкальной программы предъявляет рояль в кустах) и рассказал, что ожидаемый результат Г. Каспарова – «плюс четыре», а, к примеру, А. Морозевича – всего-то «плюс два».

Тему «плюс четыре» развил сам Гарри Кимович. Заявив, что нынешний суперфинал все-таки не дотягивает до уровня чемпионата СССР 1988 года, поскольку состав участников «смешанный», он предположил, что «плюс четыре» – это тот минимум, которого должно хватить для дележа первого места. Неожиданно это фраза покоробила многих присутствующих. Кто-то посчитал ее недостаточно политкорректной по отношению к другим участникам, ведущий же сказал, что «слова «суперфинал» и «смешанный состав» вообще плохо гармонируют между собой. Но сравнение с Вейк-ан-Зее всех успокоило.

Без работы на пресс-конференции долгое время оставались оба вице-президента РШФ. Вопросов им не задавали, а высказаться хотелось. В. Зубов произнес экспрессивную речь (а может быть, так казалось, потому что ему достался самый громкий микрофон), смысл которой сводился к тому, что шахматам не находится места на телевидении. В. Береснев темой своего выступления избрал выполнение Российской шахматной федерацией календаря соревнований. По его мнению, соревнований у нас в стране запланировано много, а если учесть региональные мероприятия, то очень много, и все они успешно выполняются, и это очень хорошо. Реплику по ходу позволила себе представительница Домжура: оказывается, пресс-конференция транслируется на регионы в режиме он-лайн; регионы нас видят и слышат.

Тут задавать вопросы как-то расхотелось всем и сразу. Со своего места поднялся старейшина журналистского цеха Наум Дымарский и тихо, но внятно произнес: «Я согласен с уважаемым Валерием Михайловичем Зубовым». Встреча грозила перейти в митинг; ситуацию надо было спасать. Что и сделал (неожиданно для себя) ваш корреспондент. Вопрос адресовался Г. Каспарову и был невинен, как слеза ребенка.

– Гарри Кимович! – обратился я, – матч с Петером Леко так подорвал силы Крамника, что тот не смог выступить на чемпионате России. Нет ли у Вас опасений, что с Вами случится обратная история. А именно: участие в суперфинале отнимет у Вас столько сил, что под угрозой окажется январский матч с Касымжановым.

– Я чувствую, что вы задали вопрос в завуалированной форме, – отвечал Каспаров и... следующие 10-15 минут он говорил о наболевшем. Все сказанное гроссмейстером можно свести к одному выводу (матч с Касымжановым скорее всего не состоится) и трем тезисам:

1. Каспаров пользуется теми же открытыми источниками информации, что и все; он знает не больше нашего; иными словами, он толком не знает ничего.

2. Каспаров до сих пор не получил никаких банковских гарантий от шейхов и ФИДЕ.

3. Турецкая ШФ готова была перекупить право на проведение матча на первенство мира и предоставить в 10-дневный срок все необходимые гарантии, но ей не дали этого сделать.

«Все врет», – вдруг кто-то сказал прямо мне в ухо. «Это еще что за любитель шахмат», – подумал я, обернулся и... Нет, это не был любитель шахмат; прямо за моей спиной сидел личный помощник г-на Илюмжинова Берик Балгабаев. «Во-первых, Али (по-видимому, президент турецкой шахматной федерации г-н Али Нихат Язичи – И.О.) не говорил, что согласен перекупить, он говорил, что если Дубаи откажутся, вот тогда он согласен перекупить; во-вторых, представитель ФИДЕ уже вылетел в Дубаи и скоро все необходимые гарантии будут предъявлены; в-третьих, дело Каспарова – в шахматы играть, а не заниматься болтовней».

Я находился в абсолютно идиотском положении. Спереди на меня глядел Каспаров и горячо доказывал свою правоту, но сзади, в правое ухо шипучим шепотом совершенно противоположное говорил Балгабаев. Нырнуть куда-то вниз и тем самым открыть коридор, дабы мужчины могли поговорить друг с другом напрямую, не представлялось возможным. Я ошалел; остаток пресс-конференции прошел для меня как в тумане. Помню только, как некий совсем нешахматный по виду человек (очень фактурный дядечка, чем-то напоминающий подполковника Маленьких из сериала «Спецназ» – кто видел, тот не забудет) спросил: а где Илюмжинов, почему он не принимает участия в организации чемпионата России? «В ФИДЕ стотриднадцать тысяч разных стран, что ж ему, в каждую страну ездить и чемпионат организовывать?» – неразборчиво, но громко и зло высказался Балгабаев. Честно говоря, я был с ним вполне солидарен (думаю, задавший вопрос просто не в курсе, что Кирсан Николаевич – вовсе не глава российских шахмат), но из президиума прозвучал совсем неожиданный ответ... «Ему некогда, он должен сначала в Дубаях Сити-Чесс построить», – сказал Карпов. «И с далай-ламой встретиться», – услужливо подхватил кто-то в зале.

Чувствуя, что разговор принимает совсем уж ненужный политический оттенок, инициативу перехватил Ведущий. «В нашей журналистской среде, – сказал он, – есть такое понятие, как последний вопрос. И после последнего вопроса пресс-конференция, как правило, заканчивается». Зал отреагировал по-своему; вдруг установилась абсолютная тишина. «Ну что, закончим на предпоследнем?» – пошутил кто-то в президиуме.

Закончили на предпоследнем.

Суперфинал 57-го чемпионата России по шахматам пройдет с 14 по 30 ноября 2004 года в Москве, в парадном зале ресторана «Васильевский» гостиницы «Россия». Призовой фонд составит $125000, первый приз – $50000. По согласованию с участниками возможно установление дополнительных творческих призов в размере $5000. Открытие чемпионата и жеребьевка 14 ноября в 20 часов.

Репортаж из пресс-центра (1-й тур)



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки