e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

21.12.2005 «2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»

Будем откровенны: пресс-центра на нынешнем чемпионате страны нет. Ну, так случилось, что ж теперь поделать. Комната, куда заходят участники турнира прокомментировать свои выигранные партии – есть, а пресс-центра нет.

Да, компьютеры не завезли. Да, телефонные кабели не проложили. (Я упомянул об этом в первом своем репортаже.) Разумеется, все эти технические условия для нормальной работы журналистов очень важны. Важны – но не первостепенны. Не они делают пресс-центр – пресс-центром.

Люди где? Людей нет.

Где молодые львы отечественной шахматной журналистики? Миша Савинов обеспечивает онлайн-комментарий на сайте е3е5.com – уважительная причина. А где Черный Джек Атаров? Затерялся на необъятных Интернет-просторах. А где другие?

Где маститые западные журналисты? Забавно коверкающие немногие известные им русские слова – и вдруг непроизвольно выдающие целые тирады на могучем «русском устном» – где они? Маститые западные журналисты – перед которыми хочется и блеснуть каким-нибудь красивым вариантом, и заглянуть им через плечо – что они напишут в свои мировые издания, что им такое остренькое-эксклюзивненькое рассказали, чего никогда не скажут нам, местным? Да и просто иностранная речь в пресс-центре – это ведь показатель всемирности события, согласны? А отсутствие таковой, как ни крути – показатель периферийности. Нет? Я неправ?

Где гроссмейстеры старшего звена, где авторитетные тренеры и специалисты старшего звена? Борис Наумович Постовский пока здесь – но и он скоро уезжает. Марк Израилевич Дворецкий улетел к Юсупову. А где Никитин? Быховский? Разуваев? Где все?

Где молодые языкастые гроссмейстеры, ехидно, но чертовски остроумно комментирующие события на сцене для нас, журналистов? Ну, один из них, положим, перебрался из прошлогоднего пресс-центра на нынешнюю сцену – это Митя Яковенко. Теперь уже не он упражняется в остроумии, а над ним. А остальные-то где? Где добрейший и мягчайший, полностью соответствующий своей фамилии, Миша Улыбин? Где божественная Саша Костенюк? Где секунданты, одним глазком подсматривающие, что пишет пресс-центровский «Фриц» по поводу позиций их подопечных?

Где люди?

Нету.

Не шляпа красит человека, а человек – шляпу. Склоним головы перед этим мудрым изречением и выйдем из т.н. «пресс-центра» – куда? Куда-нибудь. Слава богу, переулочков и закоулочков в Центральном Доме шахматиста хватает. А человеческие отношения – они ведь все равно что сжиженный газ: его в одном месте сожмешь до невозможности – глядь, а он уже растекся где-нибудь еще.

...Прихожу в ЦДШ на второй тур. Снимаю пальто, иду в гардероб. А там – мама не горюй – Лиза Петц собственной персоной! Сидит на ободранном гардеробном стульчике, пьет из кока-кольного стаканчика что-то темное (уж не кока-колу ли?) и вовсю болтает с гардеробщиком! О чем, Лиза, на каком языке? А гардеробщик – явно украинского вида мужчина, с пышными усами – он, наверное, наелся мятных конфет «Рондо»? Говорят, дико сближает.

Шок – это по-нашему. Ничего, справляюсь. Получаю номерок, поднимаюсь на второй этаж – что бы вы думали? В оконном проеме полусидит-полулежит человек: в кедах, в застиранной майке (как ему не холодно-то?), в крутейших черных джинсах и тихо сам с собою что-то говорит не по-нашему. Да-да, вы угадали – это и есть знаменитый лорд Портмен собственной персоной. А замечание – что же ты, миляга, разлегся своими кедами на только что отремонтированном окошке – ему не делают по той простой причине, что как объяснил мне знакомый журналист, «лорд Портмен может свободно купить Центральный дом шахматиста, землю, на которой этот Дом стоит, людей, которые в нем работают – и совершенно не заметит этих трат. Бывают бедные лорды, бывают небедные. А иногда случается и такой вот лорд Портмен, любитель шахмат». Конец цитаты.

Посмотрел на лорда в кедах, иду дальше. Направо – там гроссмейстер Анатолий Вайсер, живущий во Франции и потому уже по определению гурман, рассказывает, как готовить какое-то замысловатое французское блюдо. Увидев меня, обрадовался.

– Илья, вы тоже гурман?

– Я не гурман, я обжора, – по привычке отделываюсь этой фразой (на самом деле, однажды подслушанной у Зиновия Ефимовича Гердта).

– А раз обжора, то, наверное, вы умеете готовить... (тут Вайсер сказал какое-то простое французское слово, но я все равно его забыл. Помню, что переводится как «дыра».)

Я отрицательно-заинтригованно помотал головой.

– Тогда объясняю в двух словах, что это такое, – гроссмейстер Вайсер, казалось, готов был закатать рукава и одеть передник. – Итак, вы обжора и сидите в хорошем месте. Стол ломится, а в вас уже не лезет. Что делать?

Задав это извечный русский вопрос, гроссмейстер Вайсер сделал паузу, достойную шеф-повара ресторана класса «5 звезд Мишлен». Затем продолжал:

– А делать надо «дыру»! Делается это очень просто: берете шарик мороженого и 20 грамм водки – а лучше всего чистого спирта. Выпиваете – и туда же немедленно шарик! И эта смесь пробивает в вас дыру! И вы готовы жрать еще столько же, сколько уже сожрано!

Последние два предложения были сказаны гроссмейстером с чисто французской экспрессией. Я благодарно закивал, пообещав воспользоваться при первом же подходящем случае. И пошел дальше.

А дальше сидел Юрий Васильев, обозреватель газеты «Спорт-экспресс». Мне страшно захотелось с ним поболтать. Ведь он намедни опубликовал симпатичное интервью с обладателем Кубка мира Левоном Ароняном, и Левон ему признался, что его любимый поэт – Арсений Тарковский, а любимый режиссер – Альфред Хичкок. Так ведь и у меня те же пристрастия!

Что же осталось за кадром в том интервью – вот что мне хотелось выпытать у Юры. А Юра на расспросы не «кололся», а сам завел меня в русскую поэзию. С куста на куст, с Тарковского – на Ахматову, а оттуда – прыг-скок в XIX век, я строчку – Юра две, я строфу – Юра стих, и вдруг то ли к слову пришлось, то ли просто «захотел ученость показать», но процитировал я почему-то Баратынского:

Не обольщай меня без нужды

Притворной нежностью своей.

Разочарованному чужды

Все обольщения прежних дней  и пр.

Юра все это с улыбкой выслушал, а потом тихонечко так говорит:

– Илья, там в первой строке не «обольщай», а «искушай». А во второй не «притворной нежностью», а «возвратом нежности». Возвратом, понимаешь?

Да... «Показал ученость» ваш специальный корреспондент, нечего сказать. Срезал меня Юра Васильев, положил на обе лопатки. Туше! Чистая победа.

Так что я, пожалуй, был неправ, говоря, что пресс-центра на нынешнем чемпионате нет. Его в той комнате нет – а вообще-то он – как Париж – и есть праздник, который всегда с тобой. Он нигде – и везде.

Значит, искать его надо повсюду.

* * *

Первой в туре завершилась партия Свидлер – Мотылев. Быстрая ничья – что, опять-таки, вспоминая события прошлого года, далеко не худший вариант для признанного фаворита Петра Свидлера. Сам Петр слишком расстроенным не выглядел, но комментировать партию отказался наотрез. Мотылев же с улыбкой (кажется, не сходящей с его лица и очень ему идущей) сказал так:

– Русская партия – дебют крепкий. Если черными играет нормальный гроссмейстер, то пробить оборону нелегко.

– Саша, – я попытался возразить – вчера против Петра выступал даже очень нормальный гроссмейстер – и он, между прочим, разыграл все ту же Русскую партию. Однако ведь не устоял...

Мои возражения абсолютно не застали Мотылева врасплох. Не снимая улыбку с лица, он сказал:

– Я готов обсуждать только собственные партии...

 

П. СВИДЛЕР – А. МОТЫЛЕВ С42

1.e4 e5 2.¤f3 ¤f6 3.¤:e5 d6 4.¤f3 ¤:e4 5.¤c3 ¤:c3 6.d:c3 Ґe7 7.Ґf4 ¤c6 8.Јd2 Ґe6 9.0-0-0 Јd7 10.¤g5 Ґ:g5 11.Ґ:g5 f6 12.Ґe3 0-0-0 13.Ґe2 ¦he8 14.h3 ўb8 15.b3 ¤e7 16.f3 Ґd5 17.c4 Ґc6 18.¦he1 b6 19.Ґf1 ¤g6 20.Ґd4 Јf7 21.ўb2 ¦:e1 22.Ј:e1 ¦e8 23.Јc3 Ґb7 24.a4 a5 25.Ґf2 ¤e5 26.¦e1. Ничья.

Остальные поединки тура ощутимо пребывали в таком «разгаре», что всем было ясно: скоро они не кончатся. И я пошел искать себе нового собеседника.

В такой ситуации Жоэль Лотье – собеседник, можно сказать, идеальный. Авторитетен – и не стар годами. Иностранец – и блестяще владеет русским языком. Наконец, не отказывает (в отличие от некоторых доморощенных «звезд») в интервью. Одно это, по-моему, характеризует его с самой лучшей стороны.

 

Жоэль ЛОТЬЕ:

«Всё красиво, всё хорошо...»

– Мне здесь, в ЦДШ, очень нравится, особенно после того, как был сделан хороший ремонт. Это не может не импонировать. Только одно сожаление: почему организаторы не установили экраны там, в турнирном зале?

– Можно предположить, что это было сделано сознательно.

– Чтобы люди там не толпились, вы полагаете?

– Разумеется, – отвечаю я Жоэлю, а сам думаю: кто кого интервьюирует? – Ведь билеты-то бесплатные, заходи не хочу. И если лица игроков и мониторы с показами их партий будут «в одном флаконе», то с большой степенью вероятности можно предположить, что толпа в игровой зале будет огромная. А где толпа, там и шум и т.д.

– Наверное. А с другой стороны, в чем же идея переноса турнира из ресторана в Центральный дом шахматиста, как не в том, чтобы толпа была!

Мне жалко немного: я хотел бы посмотреть в одном зале и на лица, и на ходы. А впрочем... всё красиво, всё хорошо.

– Я в первом своем репортаже даже позволил себе так выразиться о ЦДШ: «намоленное место». Все-таки столько поколений любителей шахмат здесь побывало, столько сильных шахматистов освятили это место своим творчеством... Жоэль, а вы когда первый раз зашли на Гоголевский, 14?

Даже не припомню точно... Наверное, в 1989-м. Я тогда был здесь проездом, ехал в Сочи. Впрочем, постойте, еще до этого я играл в московском этапе «World-open». Но это было в том же году. Значит... да, точно, впервые я был здесь в 1989-м.

– Что вы думаете о демарше Грищука? Или... может быть, вы хотели бы уклониться от ответа на этот вопрос?

– Я не тот человек, который уклоняется от ответа на какой бы то ни было вопрос! Просто я не в курсе всех деталей, не все тонкости знаю до конца.

В принципе, очень жалко, конечно. Если я правильно понимаю, идея такого турнира, идея Суперфинала – собрать всех сильнейших. Жалко, что не удалось.

– Да, но «жалко» – это только часть ответа. Всем жалко – и тем, кто высказывается в поддержку решения Александра, и тем, кто настроен резко против такого решения.

Вопрос в другом: как вы относитесь именно к обоснованию его отказа? Если бы он сказал: я устал после Ханты-Мансийска, я не смогу показать все, на что способен, и потому не играю – это одна логика. Но он сказал нечто другое...

– Не так важно, что он сказал или что не сказал! В принципе, все эти разговоры не должны иметь место. Если ситуация, подобная той, что случилась с Грищуком, оказалась возможна – то это очередной признак, что наш шахматный мир непрофессионально устроен.

Надо подписывать контракты! В которых каждый пункт должен быть четко оговорен. И когда всем всё станет ясно, уже никого не будет волновать, кто что сказал и кто что не сказал. Важен факт: контракт, подписанный участником! По сравнению с подписью на контракте все остальное становится второстепенным.

– У вас есть какие-то предпочтения на турнире? Может быть, вы готовы сделать более-менее прогноз?

– Мой прогноз будет совершенно субъективным. Я просто очень болею за Володю (Крамника – И.О.) и хочу, чтобы он выиграл турнир. Но пока что-то не получается... Правда, впереди еще много туров, будет шанс исправить положение. Так что я бы так ответил на ваш вопрос: я не знаю, кто победит, но точно знаю, кого бы я хотел видеть победителем.

 

...Пока что на турнире выигрывают только белые. И не сказать, что это как-то связано с пресловутым «преимуществом выступки». По крайней мере, Вадим Звягинцев сделал все от него зависящее, чтобы это «преимущество» сошло на нет уже на втором ходу. Его комментарии к победной партии с Александром Халифманом, боюсь, не прольют свет на то, что же в действительности происходило в этой партии. Зато внимательному читателю они многое скажут о самом победителе... заодно и о некоторых собравшихся в зале.

 

Комментирует Вадим ЗВЯГИНЦЕВ:

«2.¤b1-a3 –это ход на сложную борьбу».

 

В. ЗВЯГИНЦЕВ – А. ХАЛИФМАН B20

1.e4.

Александр Рошаль. А вы раньше играли с Халифманом?

Вадим Звягинцев. Играл, и немало. Белыми я предлагал короткие ничьи.

А.Р. А черными?

В.З. А черными я с трудом отбивался.

1...c5 2.¤a3.

В.З. Ход на сложную борьбу.

2...¤c6 3.Ґb5 Јc7 4.¤f3 g6.

В.З. Ход немного опасный. Теперь белые могут попытаться захватить центр.

5.c3 a6 6.Ґ:c6 Ј:c6 7.0-0.

7...Ґg7.

В.З. Правильно. Брать пешку плохо: 7...Ј:e4 8.d4! c:d4 9.¤c4 с двумя идеями: во-первых, 10.¤b6, а, во-вторых, 10.¤d6+! e:d6 11.¦e1. И Александр Валерьевич ее не взял.

А.Р. «Александр Валерьевич» – это что? Это вы его и по жизни так зовете?

В.З. Не всегда, но часто.

8.d4 d6 9.d5 Јc7 10.h3 ¤f6 11.Ґf4 0-0 12.¦e1 b5 13.Јd2 Ґb7 14.¦ad1 ¦fe8.

В.З. Позиция динамического равновесия. Белым трудно провести е4-е5, у черных активных идей, кроме как е7-е6, тоже не наблюдается. А подрыв е7-е6 белые всегда смогут «амортизировать».

Марина Макарычева, «НТВ+». Так у кого здесь все же «равновеснее»?

В.З. А ни у кого. Это я так, можно сказать, оговорился. Выражусь точнее: на самом деле партия просто равная. И должна была закончиться вничью.

15.c4.

В.З. Чтобы на d5 пешка не висела. Черные могут, конечно, разменяться, но тогда конь а3 хорошо входит в игру.

Станислав Железный (газета «Красная Звезда»). Вадим, а когда вы почувствовали, что конь а3 стоит не месте?

А.Р. Когда пошел туда!

В.З. Ничего подобного. Конь а3 стоит очень даже на месте. Он тормозит движение черных пешек на ферзевом фланге.

М.М. В этот момент вы играли на победу?

В.З. В этот момент у нас оставалось уже не так много времени.

А.Р. Он не успел подумать, на что ему играть!

15...Јb6 16.Ґh6 Ґh8 17.b3 e6 18.¤g5 e:d5 19.c:d5 ¦e7 20.¦e3 ¦ae8 21.¦de1 a5.

В.З. Вполне возможно, что черные поторопились. Можно было повторять ходы: 21...¤d7 22.¤f3 (я не могу уступать поле d4) 22...¤f6 23.¤g5 и т.д. и ничья!

А.Р. А не грозит ли после 21...¤d7 22.¤f3 прорыв b5-b4, и потом слон водружается на с3.

В.З. b5-b4 нигде не грозит, так как белые просто отдадут качество: 22...b4 23.¤c2 Ґc3 24.¦:c3 b:c3 25.Ј:c3 с опасной инициативой.

Надо было идти на повторение ходов. Но черные решили, что их позиция хороша, а плох только белопольный слон. А плохую фигуру надо улучшать.

22.¤b1 b4 23.Јc2 ¤d7 24.¤d2 Ґa6 25.¤gf3 ¤e5 26.Ґg5.

В.З. Довольно-таки сильный ход. После него наступает критический момент в партии.

26...¤:f3+?

В.З. Малозаметная, но очень существенная неточность. Соперники блуждают вокруг одной критической позиции. Ее надо было получить со слоном на g7. В партии черные получили эту же позицию, но со слоном на h8. Конкретно: 26...¦d7! 27.¤:e5 Ґ:e5 28.¤f3 Ґg7 29.e5 d:e5 30.¤:e5 ¦:d5. Вот эта позиция! 31.¤:f7 теперь не проходит, после 31.¤d7 ¦:e3 32.¦:e3 ¦:d7 мата тоже нет: 33.¦e8+ Ґf8 34.Ґh6 ¦d8.

27.¤:f3 ¦d7 28.e5! d:e5 29.¤:e5 ¦:d5.

С.Ж. Вадим, а вы удар на f7 до конца рассчитали?

В.З. Нет, не до конца. Но оценил, что у белых сильная атака, а, кроме того, они ничем не рискуют, есть «запасной выход» – промежуточный шах на h6.

30.¤:f7! ¦:e3 31.¦:e3 (31.¤h6+ так и остался «запасным выходом» – И.О.) 31...ў:f7 32.¦e7+ ўf8.

В.З. Надо смотреть еще 32...ўg8 33.Јe4 ¦d1+ 34.ўh2 Ґb5, и не факт, что белые смогут чего-нибудь добиться. Но в цейтноте, конечно, ход 32...ўf8 выглядит натуральнее.

33.Јe4 ¦d1+.

В.З. Здесь была возможность 33...Јd6 34.Ґh6+ Ґg7! (но не 34...ўg8? 35.¦e8+ ўf7 36.¦f8+ Ј:f8 37.Ј:d5+ и 38.Ґ:f8), и я не видел мата. Намечал сыграть просто 35.Ґ:g7+ ўg8 36.f4. Скорее всего, у белых перевес.

34.ўh2 Јd6+ 35.f4 Ґf6.

С.Ж. 35...Ґb5 разве не давало защиту?

В.З. Не думаю. Опять же всегда есть «запасной выход»: могу выиграть ферзя – 36.Јa8+ Јd8 37.¦f7+ ў:f7 38.Ґ:d8. Хотя позвольте, разве 36.Ґh6+ ўg8 37.Јb7 не выигрывает сразу?

36.Ґh6+ ўg8 37.Јa8+. Черные сдались.

 

С Вадимом Звягинцевым мы знакомы, что называется, «тыщу лет», из них 7 – проучились в одной школе. Да и шахматами занимались в одном месте – знаменитом Дворце пионеров. Потом, правда, Вадим пошел резко вверх, я же – не менее резко вширь... Первый вопрос напрашивался:

Так как будем разговаривать – на «ты» или на «вы»?

– Да как удобнее, – последовал типичный для Вадима ответ. Он вообще, я думаю, рожден для дипломатической службы – его умение (и мастерство) не сказать ни «да», ни «нет» удивительно и могло бы пригодиться на переговорах любого уровня сложности.

Как же тебе пришла в голову идея поставить коня на а3?

– Сколько я играл с Александром Валерьевичем, столько же раз и убеждался, что он превосходно знает дебют. Играть еще одну партию по такому заезженному сценарию – Халифман играючи демонстрирует глубокие знания, а я сижу и мучаюсь – мне совсем не хотелось.

– И как далеко (если не секрет, конечно) ты продвинулся в разработке этой плодотворной шахматной идеи?

– Применительно к данной конкретной партии – совсем недалеко. Потому что Александр Валерьевич в ответ на 1.е2-е4 сам играет все, что угодно... Подготовиться как следует совершенно нереально.

– Вопрос более общего плана. Честно могу сказать, что, наблюдая в прямом эфире твою партию с Шарияздановым из последнего тура в Казани, я был переполнен какими-то стадионными эмоциями. Как будто ты не ладью на ровном месте пожертвовал, а гол «Реалу» забил в «Лужниках».

Грубо говоря, ты подарил мне самое настоящее болельщицкое счастье. Так почему в той же Казани (где, помимо вышеуказанной, ты сыграл еще одну фантастическую по красоте и тонкости партию, с Рязанцевым) ты еще в 4-х партиях фактически не боролся, соглашаясь на ранние ничьи? Почему? Почему ты так себя иссушаешь?

– Ни одну партию в Казани я не «расписывал». Если партия заканчивается в 20 ходов, это вовсе не означает, что в ней не было борьбы. Зачастую именно логика борьбы вынуждает соперников идти, к примеру, на повторение ходов – да, в том числе, и на ранней стадии партии.

– Не кривишь сейчас душой? А как же Ханты-Мансийск? Скажешь, и там в основное время матча с Шульманом ты боролся «на полную катушку»?

– В обеих классических партиях я ничего не получал по дебюту и... В общем, действительно не возражал против того, чтобы перенести тяжесть борьбы на партии с быстрым контролем. Как показало дальнейшее течение матча, я ошибался. Вот и всё, никаких глобальных выводов по тому матчу делать нельзя.

– Чего ждешь от своего выступления на Суперфинале? Или ничего не ждешь, а просто плывешь «по воле волн»?

– Я считаю, что случайно попал в этот турнир.

– ?..

– А потому что по спортивному принципу я не отобрался. Да, разделил выходящее место – но не вышел же. Поэтому и свое внезапное участие, и свою игру на турнире я рассматриваю исключительно как прихоть случая. Будь что будет, короче говоря.

– Секундантами успел обзавестись – официальными или, как Саша Мотылев, «неофициальными»?

– Увы. Не успел и не мог успеть – потому что узнал о том, что включен в состав, за два дня до открытия. И Дворецкий уехал... Он заранее планировал свою поездку к Юсупову, отменить ее было уже нельзя.

– И что, никто своих услуг не предлагает?

– Да, все уже заняты. В России, это общеизвестно, хороших гроссмейстеров намного больше, нежели хороших секундантов.

– Напоследок – пожелание принимается от своего персонального болельщика?

– Валяй.

– Что бы ты ни говорил, ты меня не убедишь. Со стороны виднее. И я вижу, что ты себя сушишь, зажимаешь в прокрустово ложе осторожной игры. А ведь можешь играть блестяще! И поэтому я пожелаю – тебе, конечно, но, в первую очередь, себе – как зрителю и как болельщику – чтобы таких партий, как с Шарияздановым, как с Бареевым в Дагомысе, как сегодняшняя, было хотя бы в два раза больше!

Владимир Крамник, на радость своим друзьям и многочисленным почитателям, отыгрался за поражение в первом туре. «На глазок» партия выглядела достаточно «одноворотной», но из комментариев Владимира Борисовича стало ясно, как много интересных возможностей он видел за своего соперника.

 

Комментирует Владимир КРАМНИК:

«Неясные осложнения меня не интересуют».

В. КРАМНИК – С. ВОЛКОВ D15

1.c4 ¤f6 2.d4 c6 3.Ґf4.

В.К. Очень редкий порядок ходов, который применил со мной Гельфанд еще в 1994 году. Такой «антиславянский» вариант. Ничего он белым не дает, по большому счету, но зато партия уходит от теории, и можно начинать просто играть в шахматы.

3...Јb6.

Евгений Свешников. А что на 3...d5 ?

В.К. 4.e3 Ґf5 5.Јb3.

Е.Ш. И в чем плюс?

В.К. Особых плюсов нет. Моя задача была – уйти от теории.

4.Јd2 d5.

В.К. Я ходил 4...¤e4 5.Јc2. Теперь пешку (5...Ј:d4) нельзя брать, потому что конь теряется: 6.e3 Јf6 7.Ј:e4 Ј:b2 8.Ґe5. Я сыграл 5...d5, но получил явно хуже: 6.f3 e5 7.Ґ:e5 Јa5+ 8.¤c3 ¤:c3 9.b:c3 d:c4 10.e4 и т.д. (Гельфанд – Крамник, Сангинагар 1994).

5.¤c3.

Александр Рошаль. А на d5 нельзя взять?

В.К. Тогда слон на f5 выйдет (6.c:d5 Ґf5). Получается что-то «творческое».

5...Ґf5.

В.К. Если брать пешку: 5...d:c4, то 6.e4, и, видимо, белые ее отыграют. А вообще-то за черных почти любой ход можно делать. За перевес белые тут... не очень борются.

6.f3 e6.

В.К. Может быть, имело смысл сначала 6...h6 пойти.

7.g4 Ґg6 8.h4.

В.К. С целью захватить пространство на королевском фланге. Честно говоря, я тут ожидал более скромное 8...h6.

8...h59.g5 ¤fd7 10.e3.

В.К. Уже тут можно было резко вперед пойти: 10.e4. Я счел, что это чересчур. Черные ответят 10...Ґb4. (пауза) Нет, 10.e4 рановато. Тем более что у черных кони стоят неудачно, и непонятно, какая у них игра, если белые будут играть спокойно.

10...Ґe7 11.¤h3 0-0.

В.К. Понятна идея белых: перевести коня на f4, после чего слон g6 начнет крайне неуютно себя чувствовать. Но куда поставить слона: на g3 или на h2? Каждый ход имеет свои плюсы и свои минусы. Но какой ход сильнее? Я не знал. Продумал минут 10, понял, что не все равно пойму и решил сыграть...

12.Ґg3 ¦e8.

В.К. Проблема позиции белых только в том, что огромный выбор на каждом ходу. И все продолжения хороши! Мне кажется, у белых уже приличный перевес.

13.Ґe2.

В.К. Тут я средненький ход сделал, честно говоря. Разумеется, хочется пойти 13.¤f4, но тогда 13...е5! 14.¤:g6 e:d4! Такой удар. И борьба обостряется. Я считал, что, наверное, в пользу белых позиция, но не все так однозначно.Продлим вариант: 15.¤:e7+ ¦:e7. Видите? Борьба обостряется. У меня лишняя фигура, но вторая пешка забирается, король в центре немножко... Еще продлим: 16.¤a4 d:e3! 17.Јc3 Јd8. Игра принимает не тот характер, который мне хотелось бы иметь в этой партии.

И все равно ход 13.Ґe2 неудачный. Если уж на то пошло, надо было сыграть 13.0-0-0, во многих вариантах это могло белым сэкономить темп. Но я в этот момент еще не решил, куда я короля поведу, вот в чем дело.

13...d:c4 14.¤f4 Ґd6.

В.К. Черные на тактике играют все время. Тут опять же есть много ходов интересных. Есть 15.e4, 15.0-0-0 опять же. Но после длинной рокировки я не был уверен в позиции после 15...Ґ:f4 16.Ґ:f4 Јa6. Черные так странно ставят фигуры... но, с другой стороны, защищают свою пешку. У белых компенсация за пешку, конечно, очень неплохая – но более того.

И, конечно, очень принципиальным был ход 15.¤:h5. Черные в ответ отрезают коня 15...e5! И теперь я долго считал последствия такой игры: 16.¤:g7!? ў:g7 17.h5. Такая «творческая» жертва фигуры с последующей длинной рокировкой. Я думаю, компенсация неплохая. Но, конечно, позиция острейшая, точно сказать, у кого преимущество, я не возьмусь. Я же считал, что перед 15-м ходом преимущество на моей стороне. И неясные осложнения мне не нужны.

15.Ґ:c4 ¤a6.

В.К. Вообще-то я ожидал разгрузки: 15...Ґ:f4 16.Ґ:f4 e5 17.d:e5 ¤:e5 18.Ґ:e5 ¦:e5 19.e4. Мы после партии с Сергеем Волковым эту позицию обсудили. Ему эта позиция совсем не нравилась. Мне кажется, что она все-таки не совсем плоха. Но преимущество у белых – за счет слона на g6. Переставь его на е6 – совсем другой был бы разговор.

16.0-0-0 ¦ad8.

В.К. Ход отчаянный довольно-таки, потому что дает белым огромный выбор возможностей.

17.e4.

В.К. Очень интересно 17.¤:e6!? Ґ:g3 18.¤:d8 Ј:d8 19.f4 – запереть слона и попробовать его поймать. Но все не так ясно. Тут какой-то ход 19...¤b6 20.Ґ:a6 b:a6, на с4 грозит залезть. Конечно, если слона g3 заберу, то выиграю, но когда еще я его заберу...

Другая интересная возможность – 17.¤:h5!? Ну, если теперь 17...e5 18.¤:g7! ў:g7 19.h5, то мат, в этом почти нет сомнения. Надо играть 17...Ґ:h5 18.Ґ:d6 Ґ:f3. Опасно здесь у черных очень, но... не нашел я тут выигрыша. Хотя спору нет, очень опасно. Можно попробовать 19.¦hf1 Ґ:d1 20.Ј:d1. Или 19.¦df1 Ґ:h1 20.Јf2 f6. Не знаю... Тут надо с компьютером разбираться.

17...¤f8.

В.К. Я был удивлен этим выбором. Все-таки на редкость пассивный ход. Тут я на радостях заторопился.

18.¤:g6 ¤:g6 19.f4.

В.К. Можно было взять 19.Ґ:d6 ¦:d6, и только потом 20.f4. Но черные успевают напасть: 20...¦ed8 21.¤e2 c5. Хотя конечно, угроза f4-f5 очень серьезная.

Я-то считал, что позиция белых уже подвыигранная. И вдруг нашелся тычок такой неприятный:

19...Јb4!?

20.Ґe2.

В.К. Тут я довольно долго продумал. На 20.Ґb3 мне не нравилось 20...c5! 21.d5 e5 22.f5 ¤f4 23.Ґc2 c4 – вообще неясно, у кого лучше; неожиданно черные закрепились. А если побить сразу: 20.Ґ:a6 b:a6, то черные цепляют пешку на f4.

Вроде у белых красиво все стоит, но полной ясности нет.

В итоге я нашел маневр слона. Пока напал на пешку h5...

20...Ґc5 21.Ґ:a6 b:a6.

В.К. ...и только заманив слона на с5, я бью на а6! И черные не успевают пойти с6-с5.

22.¤e2 Јb7.

В.К. Тяжелая ошибка, на самом деле. Как ни странно, с ферзями белым намного легче реализовывать перевес. Надо было менять ферзей так или иначе: 22...Ј:d2+ или 22...Јc4+ 23.Јc2 Ј:c2+ 24.ў:c2 Ґb6, затем проводить f7-f5. Вполне, я считаю, можно было защищаться черными. Хотя пешечная структура и не идеальна, конечно.

23.Јc2 Ґb6 24.ўb1.

В.К. Главная задача белых – консолидироваться. Поставить две ладьи по вертикали «d», не дать черным провести с6-с5. И в этом плане следующий ход черных – серьезная ошибка, а может, уже и решающая.

24...¤e7.

В.К. Черные должны были пытаться играть тактически. Теребить белых, не дать им нормально развить фигуры! Скажем. 24...¦d7. На 25.¦d3 есть 25...c5!, на 25.Ґf2 – 25...e5!, ина 26.f5 – 26...¤f8. Вряд ли это полностью уравнивает, но какая-то живая игра все время идет.

Сергей боялся играть 24...¦d7 из-за 25.f5 e:f5 26.e:f5. По-моему, пустое, ведь есть ответ 26...¤e7. Хотя... у белых свои аргументы: 27.¤f4. И поскольку Сергей боялся допустить f4-f5, он решил себя обезопасить, сыграть 24...¤e7 и 25...g6. Но тогда-то я все успеваю!

25.Ґf2 g6 26.¤g3.

В.К. Странный ход, да? Но у него своя идея. Мне нужно сдвоить ладьи. На 26.¦d3 есть 26...c5, и на 26.¦h3 – тоже 26...c5. Я решил защитить на е4 капитально.

26...Ґc7.

В.К. Сергей начал делать ходы, что называется «до контроля». Но это наконец-то дало мне реализовать свой план.

27.Ґe3 ¦d7 28.¦d3 ¦ed8 29.¦hd1 a5 30.¤e2 Ґb6 31.¤g1 Јa6 32.¤f3 Ґc7 33.¦c3 Јb7 34.¤e5 Ґ:e5 35.f:e5 ¦c7 36.¦c5 Јb4 37.a3 Јb6.

38.d5! e:d5 39.¦c:d5 Ј:e3 40.¦:d8+ ўg7 41.Јd3. Черные сдались.

И – блиц-интервью после комментария (который, признаемся, больше походил на лекцию).

Марина Макарычева, «НТВ+». Владимир, легко ли вам было играть после вчерашнего поражения?

В.К. А я вообще почему-то очень часто выигрываю после поражения. Даже не знаю, почему. Вчерашнее поражение, не скрою, было тягостным, но на моей сегодняшней нацеленности оно не сказалось. Тем более, я играл сегодня белыми.

М.М. Может быть, даже неплохо, что поражение состоялось прямо-таки в первом туре? Мол, уже проиграли – и теперь играть легче.

В.К. Да, в этом плане я типичный «большевик». Сам себе создаю проблемы и сам же их преодолеваю. Если посмотреть статистику моих выступлений за последние год-полтора, то – к сожалению!, я не знаю с чем это связано – я проигрываю либо первую, либо вторую партию. Это было и в Вейк-ан-Зее, и в Дортмунде, и в других турнирах.

М.М. Может, стоит до турнира проиграть «энное» количество партий, а первый тур в соревновании психологически играть как четвертый или пятый?..

В.К. Пробовал и это средство. Не помогает: все равно на старте «дежурную» баранку должен схлопотать.

Илья Одесский, сайт «е3е5.com». Владимир, вы сейчас дали весьма обширный комментарий к партии. Но львиную долю этого комментария занимали ваши рассуждения о возможностях соперника и путях их нейтрализации. Вы все время рассуждаете об опасности, исходящей от соперника! Это признак неуверенности в себе, в своих силах?

В.К. Наоборот. Верный признак плохой формы – когда очень мало видишь за соперника, недооцениваешь или вовсе не замечаешь его угроз. А чем больше ты видишь за соперника, тем лучше играешь.

Станислав Железный, «Красная Звезда». Какой ваш лучший ход в этой партии?

В.К. Ну, не знаю. 38.d5, наверное.

С.Ж. А какой ваш общий счет встреч с Волковым?

В.К. Никакого. Сегодня первую партию играли.

* * *

Вот и все на сегодня. Вернее... нет, не все. Потому что я, конечно, уважаю чувства петербуржцев, но не намерен их щадить.

Нельзя пройти мимо того факта, что сегодня (возможно!) была сказана Фраза Суперфинала. Фраза, которой обзавидовался бы нобелевский лауреат Гарольд Пинтер. А Сэмюель Беккет просто рыдал бы на плече того, кто сочинил такую фразу.

А сочинил ее Вадим Звягинцев. Я всегда говорил, что между шахматной нотацией и абсурдными текстами прослеживается теснейшая связь – но что настолько тесная, мне как-то не приходило в голову.

Эту фразу нельзя ни объяснить, ни интерпретировать. Это голая абсурдистская конструкция. Нет, не так. Это голая работающая абсурдистская конструкция. К фразе прилагается картинка, а я прощаюсь с вами ровно до завтра.

ваш

господин Диктофон

 

Вадим Звягинцев:

«2.¤b1-a3 – ход на сложную борьбу».

На главную страницу Суперфинала



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки