e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

23.12.2005 ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ

Сергей Довлатов признался как-то, что для него неизъяснимое очарование таится во фразе, сказанной Томом Сойером и звучащей примерно так: «Я остановился поболтать с Гекльберри Финном».

Должен сказать, что и сам испытываю подобные чувства, только в отношении другой фразы – начальных предложений из рассказа Даниила Хармса «Охотники». Выглядит это так:

«На охоту поехало шесть человек, а вернулось-то только четыре.

Двое-то не вернулись.

Окнов, Козлов, Стрючков и Мотыльков благополучно вернулись домой, а Широков и Каблуков погибли на охоте».

Неизъяснимое очарование тем и отличается от «изъяснимого», что не объяснить, ни как быто ни было проанализировать его нельзя. Это чистый восторг, не более и не менее; но с той поры, когда я впервые прочел эти строчки, они припоминаются мне, и я всякий раз хохочу, держась за животик (уменьшительный суффикс в данном случае – явный самообман).

Вот и теперь, по окончании четвертого тура разглядывая таблицу Суперфинала первенства России по шахматам, я понимаю, что в моем сознании, безнадежно испорченном литературой, эта таблица – всего лишь еще одна иллюстрация к любимому рассказу «Охотники».

В самом деле. Какие выводы мы можем извлечь из турнирной таблицы? Вы – не могу знать, а я – так всего два.

1. Крамник, Бареев, Морозевич и Мотылев (участники, достигшие 50%-ной отметки), находятся на расстоянии в одно очко от лидеров чемпионата (Свидлера, Рублевского и Звягинцева). Справедливо и обратное утверждение: лидеры чемпионата... ну и так далее.

Но ведь это же классический «случай на охоте»!

2. Ровно половина игроков от списочного состава еще ни разу не познала вкус победы. Это Волков, Халифман, Томашевский, Дреев, Мотылев и Яковенко – да простит меня Митя (к которому испытываю огромное уважение и симпатию), я и его причисляю к этому списку. Шесть охотников пока стреляют в «молоко»!

 

Вам кажется, что мои выводы неглубоки, иначе говоря – малосодержательны? Не стану спорить и, чтобы поправить дело, в конце своего «превью» приведу отрывок из текста совсем другого рода: глубокого, философского, даже несколько мистического. Итак, Вуди Аллен, «Хасидские притчи»:

«Рабби видел один и тот же сон три ночи кряду. Если из десяти заповедей вычесть пять книг Моисеевых, получится пять. Вычтем отсюда братьев Иакова и Исава и получим три. Такого вот рода выкладки и довели Ицхака Бен Леви, великого еврейского мистика, до того, что он пятьдесят два раза подряд ставил в казино на двойку и выигрывал, и все равно кончил тем, что живет теперь на пособие по безработице».

* * *

А теперь – подлинные итоги первой трети чемпионата. Их любезно согласился подвести главный тренер мужской сборной страны гроссмейстер Сергей Дов... прошу прощения, Сергей Викторович Долматов.

 

Сергей ДОЛМАТОВ:

«Мне нужно, чтобы Крамник был в порядке!»

 

– По традиции начнем с дебютантов. Как вам игра Жени Томашевского?

– Женя играет здесь плохо. Неприятно поразила его партия со Свидлером: дело не в том, что он проиграл, а в том, как он проиграл. Да и в партии с Морозевичем, если уж говорить по-честному, играл один Морозевич: сам добивался перевеса, сам выпускал, и не один раз.

Женя не столь агрессивен, как многие другие игроки в его возрасте. Он пытается играть аккуратно, но это не производит впечатления.

– Молодость должна быть нахальной?

– Кстати, да. В хорошем смысле этого слова, разумеется. Ведь Женя приехал сюда учиться, а научиться чему-либо можно, лишь выступая «первым номером», атакуя, а не уходя в глухую оборону.

Посмотрите, как играет здесь Волков. Он играет плохо, но нагло. Посмотрите, как он разыграл сегодня дебют с Бареевым. Разыграл плохо, и думаю, что добром это для него не кончится (наш разговор проходил в разгар 4 тура – И.О.). Но то, что он идет вперед, атакует, не может не импонировать.

– Хочется возразить, Сергей Викторович. Я разговариваю с Женей после каждого тура; и каждый раз, на удивление, отмечаю, что юноша оценивает свои шансы весьма оптимистично. «Это вовсе не глухая оборона, – говорит Женя, – это мой стиль, и в каждой партии у меня есть шансы».

– Шансы всегда есть, тут не о чем говорить. Разумеется, и в такой игре можно набирать очки. Я же говорю о другом: Томашевский играет слишком пассивно, всегда «вторым номером». Он совсем еще молодой человек, и впечатление от такой игры остается тягостное.

– Другой юноша (хотя годами и старше Жени), и тоже дебютант – Митя Яковенко. Ведь он рассматривался даже кандидатом в первую сборную страны, не так ли? Какое у вас впечатление от его игры?

– Впечатление от игры Яковенко у меня давно уже сложилось. Приятное впечатление. Я о нем очень хорошего мнения. И то, что он, как вы сказали, «был кандидатом в сборную», я могу подтвердить и даже усилить. Он почти уже был в сборной!

Но случилась одна помарка – партия из последнего тура в клубном первенстве Европы.

– Вы имеете в виду партию с Красенковым?

– Совершенно верно. Видите ли, игра за команду имеет множество нюансов, и то, как выглядел парень в решающем матче, мне не понравилось. Проходные матчи – одно дело, а последний тур, в условиях повышенной нервозности – совсем другое. Митя проиграл белыми, что называется, в «одну калитку». Характер этого поражения мне не понравился.

Если бы не эта неудача, Яковенко уже был бы в команде. Я хотел его взять, но... та партия меня отрезвила чуть-чуть.

Но, несмотря ни на что, Митя имеет хорошие шансы на попадание в команду, и я думаю, что в ближайшее время он будет в команде.

– Для т.н. «рядовых любителей шахмат» его игра, согласитесь, лишена каких-то внешних эффектов.

– Да. Ну и что? Он играет очень сильно. Энергично, предприимчиво. Быстро. Он плотный, жесткий современный шахматист, он отвечает современным требованиям, предъявляемым к игрокам – командным не в последнюю очередь. Есть сильные игроки, но «тугодумы», и в командную игру с жестким контролем они не вписываются.

У Мити светлая голова, и вообще все данные у него есть, чтобы быть в команде. У него нет пока каких-то особо выдающихся результатов, но надо подождать немного – он действительно еще совсем молодой игрок.

– Следующая пара игроков: Звягинцев и Волков. Почему пара? – да потому что в предстартовых прогнозах о них чаще всего говорили, что эти спортсмены могут выступить как весьма успешно, так и «завалиться».

– Совершенно неправильный прогноз, на мой взгляд – я имею в виду, конечно, прогноз в отношении Звягинцева.

Вадим не может завалить турнир, потому что этого не может быть никогда!

– Непробиваемый?

– Гармоничный, так будет правильнее сказать. И поэтому ставить его в пару к Волкову бессмысленно. Звягинцев может сыграть турнир сухо, может – поярче, но он всегда себя будет вести очень разумно. Он классический шахматист, классический гроссмейстер.

А вот в отношении Волкова это суждение – что он может выступить блестяще, а может и завалиться – справедливо. Причем эта синусоида может прорисоваться и в течение одного турнира. За примерами далеко ходить не надо: вспомним чемпионат Европы в Варшаве. Три четверти турнира Сергей шел «+4», а в итоге даже не отобрался на чемпионат мира.

Он часто перегибает палку. Он необъективен. Он открыт, он открытый игрок. Посмотрите, что он творит сегодня. Другой бы на его месте после двух поражений кряду постарался бы «засушить» позицию, сделать передышку, придти в себя, чтобы снова начать бороться – а смотрите, что делает Волков. Он черным цветом «лезет» на Бареева!

При всем при этом Волков – очень сильный игрок. И у меня нет сомнений, что при определенном стечении обстоятельств он может выиграть... ну, скажем, хорошую «швейцарку». Даже «Аэрофлот-опен» может выиграть; я, во всяком случае, этого совсем не исключаю.

Но уж если у него не пойдет, так не пойдет, что называется, по полной!

– У журналистов всегда есть какие-то штампы. К Волкову приклеилось: «корчновский игрок». То есть главная линия – съесть какую-нибудь пешечку, пусть и не всегда съедобную, отстояться, поменяться и провести эту пешечку в ферзи. Как вариант – спровоцировать атаку, «вызвать огонь на себя», отстояться, отбиться, перейти в контратаку – и опять все съесть.

– Большое заблуждение считать, что Корчной – это только отъем материала. Корчной – это еще и очень тонкий позиционный шахматист, и того же Карпова он переигрывал в позиционной игре очень часто.

Так что при всем уважении к Волкову – с Корчным бы я его не сравнивал.

– Из действующих олимпийцев кто пока не оправдывает ваши ожидания?

– Саша Морозевич пока «не добирает». Я от него ждал большего, и дело тут вовсе не в дурацком этом «минусе» за опоздание. Просто я совершенно отчетливо вижу, как в каждой партии он «не добирает» чего-то. Чего-то ему не хватает! Ну зачем он в партии с Томашевским с лишней пешкой решил взвинтить позицию, переведя ладью а8 на d3? Есть же лишняя пешка а, веди ее в ферзи спокойно.

– Морозевич не может не играть «весело», даже в спокойных технических позициях.

– Он больше теряет, чем находит, играя так. Сам, не рассчитывая на «помощь» соперника создает – и сам же теряет.

– Группа игроков приехала на Суперфинал прямиком из Ханты-Мансийска. Высказывалось опасение, что если и не все, то один-два гроссмейстера чисто физически не смогут успеть восстановиться. Не кажется ли вам, что из всей этой группы наиболее заметно проглядывается усталость в игре Евгения Бареева?

– Я бы так не сказал, не выпячивал бы в этом ряду Бареева. Скорее – с положительным знаком – отметил бы Рублевского. Вот кто меня удивляет на этом турнире! Поразительно: после такого испытания на Кубке мира он выглядит настолько свежо.

Что касается Бареева – не забывайте, что он элементарно старше большинства своих соперников на этом турнире! А «плюс возраст» – это «минус энергия», «минус восстанавляемость». Это все очевидные вещи, и не стоит их связывать непосредственно с возвращением из Ханты-Мансийска.

Но класс у Бареева по-прежнему высочайший. И я не сомневаюсь, что свое он отберет, что называется, по-любому.

– Значит ли это, что группа «заслуженных товарищей» – Бареев, Дреев, Халифман – по вашему мнению, непременно окажется «в плюсе» по итогам Суперфинала?

– Я бы сказал аккуратнее: они не должны опуститься ниже «полтинника». Но тут все будет зависеть от того, насколько сильно «покатят» Томашевский и Волков. Если покатятся сильно, то «полтинник» фактически будет означать «-2» в партиях с остальными шахматистами. То есть «полтинник» будет не очень, мягко говоря, убедительным результатом.

Вспомните прошлогодний чемпионат. Тогда Каспаров «вырубил» турнир, остальные сели плотно, и в итоге «плюс 1» вывело Дреева на чистое третье место! А коли так, то «полтинник» автоматически становился уважаемым результатом.

В этом году, я могу заранее сказать, «+1» никак не выведет на третье место. Значит, и 50% тоже будет «весить»... маловато.

– Слушаю вас, и начинаю догадываться, что с вашей точки зрения 4-й тур – это тур, который окончательно должен определить аутсайдеров.

– Очень похоже. По крайней мере, позиции говорят в пользу именно такого решения. (напоминаю, что наша беседа проходила в том момент, когда ни один результат  тура еще не был известен – И.О.)

Размежевание вообще неизбежно, а размежевание в круговом турнире – вещь ожидаемая и очень крутая. Если все почувствуют, что Томашевский и Волков – потенциальные жертвы, то их начнут «клевать» – и будьте уверены, заклюют обязательно. Независимо от цвета, независимо ни от чего. Никаких быстрых ничьих, никаких передышек им давать не будут; все будут приходить и жестко настраиваться на победу.

Выдержать этот прессинг очень тяжело.

– Следующая фигура – Александр Мотылев. С одной стороны, он молод, с другой, в отличие от того же Яковенко, уже успел и поиграть в прошлогоднем Суперфинале, и вообще повариться в этой «элитной каше». Но пока ни одной победы в турнире. С чем вы это связываете?

– Саша, на мой взгляд, подошел к турниру очень разумно и практично. Что я имею в виду? Он понимает, кого он здесь обыграть может, и кого ему здесь обыграть будет все-таки тяжеловато. И в зависимости от этого изначального расклада он и строит свою турнирную тактику. Где-то экономит силы для решающих – подчеркиваю, для него! – поединков, где-то просто не лезет на рожон.

Очень показательна в этом отношении вчерашняя его партия с Крамником. Партия, похожая на разговор двух вежливых собеседников. «Ну, покажи, где тут ничья», – говорит один. «Да вот тут», – отвечает второй. «Хорошо, спасибо за науку», – говорит первый. И всё, в общем-то: пожали руки и разошлись.

– То есть, для Мотылева турнир начинается сегодня, с партии против Жени Томашевского? А в трех предыдущих он себе мысленно уже давно записал половинки – так, что ли получается?

– Сегодня у Мотылева важнейшая партия в турнире, я бы так сказал. Как и для Крамника, кстати. Потому что быстрые ничьи делаются для того, чтобы накопить силы, а силы копятся для побед – для чего же еще?! Выиграют сегодня оба – значит, их тактика себя оправдала. Нет – значит, нет.

– О двух участниках говорят больше всего. Крамник и Свидлер: для первого якобы наступил очередной час Х (непонятно, правда, какой уже по счету), и он должен показать все, на что способен, а второй - якобы просто обязан выиграть этот турнир.

– Я – тренер сборной, и любой турнир, даже самый самодостаточный, вынужден рассматривать сквозь призму сборной. Я вижу, что у Пети все в порядке; не знаю, как он выступит, но в дополнительной уверенности он явно не нуждается. Уверен в себе, несмотря на разного рода обстоятельства, и Морозевич. А Володя Крамник – нет; а мне нужно, чтобы к Олимпиаде он подошел, будучи полностью уверенным в себе!

Поэтому мне хочется, чтобы он хорошо сыграл здесь, поэтому мне хочется, чтобы в благоприятном русле развивались его переговоры о матче с Топаловым. Мне нужно, чтобы Крамник был в порядке!

И кстати, я считаю, что он в достаточно нормальном состоянии здесь.

– Но он ужасно худой!

– Это другой вопрос. В шахматном отношении он пока выглядит нормально. Проиграл Свидлеру, тут же отыгрался. Но мне бы хотелось, чтобы он здесь показал как можно более высокий результат. Даже не результат, я хочу себя поправить, а очки! Пусть наберет как можно больше очков. Пусть Свидлер наберет на пол-очка больше, а Володя займет второе место, или пусть они поделят первое-второе. Но пусть Крамник наберет много очков! Его успех, положительные эмоции... – это очень пойдет на пользу сборной, поверьте.

За Крамника я очень переживаю. За Свидлера – меньше, у Пети всё... нормально.

– Вы сейчас повторяете слова Бориса Постовского, интервью с которым уже опубликовано на е3е5.com

Борис Наумович как раз и отметил, что у Петра, дескать, сейчас на всех фронтах полный порядок.

– По крайней мере, он производит такое впечатление. Жизнерадостный, ответственный. Не максималист. В этом смысле он не Каспаров. Не сложилось, так не сложилось; горевать нечего, равно как и играть на победу во что бы то ни стало. Завтра сложится.

– Тот же Постовский сказал, что Свидлер в определенном смысле занял «пространство Крамника». То есть с одной стороны он практически не проигрывает, даже в супертурнирах; с другой, свои «+2» или «+3» он наберет всегда.

Интересно, здесь его может кто-нибудь обыграть?

– Спорт есть спорт, в нем может случиться все, что угодно. И аутсайдер может выиграть у фаворита, и крепкий шахматист может на одну партию развалиться. Это та область, всерьез обсуждать которую и тем более делать какие-то прогнозы просто бессмысленно.

– Сколько очков, по-вашему, должно хватить для чистого первого места?

– А какой «плюс» набрал Каспаров в прошлом году?

– «+5».

– И на одну партию он сыграл меньше, это тоже надо учитывать... Думаю, в этом году «+4» хватит. Значит, 7,5 очков из 11.

– «+4» будет чистое первое место или дележ?

– Опять же все зависит от того, сколько хотя бы по окончании первой половины турнира будет аутсайдеров и насколько глубоко они увязнут. Потому что если хотя бы двое начнут раздавать очки, то «+4» автоматически превратится по смыслу в «+2».

– И последний вопрос. В частной беседе один уважаемый гроссмейстер отстаивал точку зрения, что шахматист, не играющий в финале чемпионата страны, не имеет права выступать за Олимпийскую команду.

Каково ваше мнение на этот счет?

– Ровно противоположное. Конечно, желательно, чтобы в главном внутреннем турнире страны играли все сильнейшие. Но когда мы говорим о формировании команды на Олимпиаду, то давайте зададим сами себе вопрос: а что мы хотим от Олимпиады?

Я для себя отвечаю на этот вопрос так: Олимпиаду мы хотим выиграть. Точка. Если мы хотим выиграть Олимпиаду, то мы должны везти сильнейший состав, мы должны все от нас зависящее сделать, чтобы за нашу олимпийскую сборную сыграли все лучшие наши ребята.

И должен быть ответственный за результат. Этот ответственный – я, главный тренер сборной. И мне решать, кто может помочь нашей сборной. И если я сочту, что тот или иной игрок в состоянии помочь сборной, он будет в сборной – несмотря ни на какие формальные запреты и критерии.

Формальные критерии, напротив, снимают с тренера всякую ответственность за формирование команды. «А почему ты взял тех-то и тех-то?» «А вот потому-то: по рейтингу, по результату в чемпионате, еще почему-то». Так, кстати, поступили американцы: формальным критерием сделали рейтинг – в итоге отцепили от сборной Накамуру, сильнейшего своего молодого игрока. Ну уж нет, такой глупости я точно не допущу!

Да, в чемпионате не играет Грищук, не играет Малахов. Но на их участии или неучастии в олимпийской сборной это никак не скажется. Я что, похож на сумасшедшего – не брать таких людей в команду только на том основании, что они пропустили чемпионат страны? Меня можно обвинять в чем угодно (и обвиняют, кстати), но только не надо обвинять меня во вредительстве.

А чемпион страны в команде будет точно. Даже если это будет неожиданная фигура – Томашевский, Волков, кто угодно – место в сборной ему гарантировано.

* * *

Мы встали из-за стола, и я, уже при выключенном диктофоне, спросил: «Сергей Викторович, вы столь откровенно и без тени сомнения дает оценки, прогнозы. А бывало ли, что ваши оценки оказывались неверны, а прогнозы – не сбывались?» «Полно таких случаев, – самокритично сказал Долматов, – чуть ли ни с 50%-ной вероятностью прогнозы не оправдываются. – И неожиданно добавил, – но это не значит, что они неверны!» «А давайте проверим?» – непонятно с какой стати расхрабрился ваш специальный корреспондент.

И мы решили проверить.

Секунд за 10 Сергей Викторович «раздал очки» всем десяти оставшимся на сцене игрокам (партия Свидлер – Рублевский к тому времени уже завершилась вничью).

«Так, Бареев легко выигрывает; можно сказать, уже выиграл. Мотылев выиграет, выиграет Морозевич, думаю, выиграет Крамник. А у Яковенко с Дреевым будет ничья».

3 из 5! Не 50%, конечно, повыше, но все же меньше, чем 75% – гроссмейстерская норма прогнозиста!

Хочу немножко похвастаться. Долматов «похоронил» позицию Томашевского, едва только взглянул на нее. Чуть позже к нам присоединился гроссмейстер Вова Поткин (он, как я писал в одном из своих предыдущих репортажей, «неофициально» помогает на турнире Мотылеву) и солидаризировался с мнением своего старшего коллеги по званию.

Слов нет, Саша Мотылев – замечательный человек, сильный игрок, находка для журналистов – но болею-то я за Томашевского! И все же с мнением двух гроссов не поспоришь. Или... все-таки можно поспорить?

 

А. МОТЫЛЕВ – Е. ТОМАШЕВСКИЙ

Вот эта позиция стояла на мониторах, когда гроссмейстеры Долматов и Поткин как дважды два объяснили мне, Диктофонных дел мастеру, почему черные проигрывают. Последний ход Мотылев исполнил такой: 25.Јg3-g4. Своего коня на f5 защитил, а чужая-то лошадь продолжает оставаться под боем!

«У лошади была грудная жаба,
Но лошади – послушное зверье.
И лошадь на парады выезжала
И маршалу молчали про нее.

А маршал был выносливый мужчина...»

Ох, черт, не вовремя вспомнились эти строки, ох, как не вовремя! Значит, висит конь на g5. По всему видно, что его место – на е4, но тогда начинает трещать поле g7. Конкретно: 25...¤e4, и теперь либо 26.Ґb4!? g6 (и вроде бы черные еще барахтаются: 27.Ґ:f8 ¦:f8, и грядет обмен пешек h6 и f2, или 27.h:g6 f:g6 28.Ј:g6 и находится случайная защита 28...¦e6), либо, что еще сильнее, 26.¦:e4! d:e4, и вот теперь уже 27.Ґb4! Никакого хода ¦e8-е6 нет – слон с b3 простреливает все белые поля, и начинается тоска: 27...g6 28.h:g6 f:g6 29.Ј:g6 Јh7 (29...Ґ:b4 30.Јf6+ ўh7 31.Ј:h6Х) 30.Јf6+ Ґg7 31.Ґe7!

Все это, повторяю, мне объяснили в два счета. Конечно, можно уйти не на е4, а на е6 (25...¤e6), но это тоже тоска зеленая. Женя на сцене надолго задумался, а я в фойе – пригорюнился.

Вдруг! идея. Сперва сыграть 25...Ґc8!, и лишь на 26.Ґc2 – 26...¤e4!

И на 27.¦:e4 находится 27...Ј:f5 ? – немедленно отреагировал Долматов. Я кивнул, еще не понимая, в чем вопрос – так быстро соображать я не умею. Долматов внимательно посмотрел на вашего Диктофоныча. Ей-богу, он посмотрел с уважением! Я расправил пузо и поднял кверху нос.

Через несколько минут на сцене Томашевский повторил весь этот вариант! И еще часа через два – сделал ничью в разноцвете!

27.Ґ:e4d:e4 28.Ј:e4 Ґb7 29.Јg4 Ґc8 30.Јe4 Ґb7 31.Јf4 b:a4 32.Ґc1 Јc6 33.f3 Ґc8 34.Ґa3 Ґ:f5 35.Ґ:f8 Ґe6 36.¦ec1 Јb5 37.Ґc5 ¦ab8 38.Јe4 ¦ed8 39.¦ab1 Ґb3 40.ўf2 Јd7 41.Ґd6 ¦b5 42.¦c7 Јe6 43.¦bc1 ¦e8 44.Јc6 Ґd5.

45.Јd7. Брать пешку, как предлагали отдельные горячие головы в фойе, слишком опасно: 45.Ј:a6 ¦b2+ 46.ўg3 ¦:g2+!? 47.ў:g2 Јg4+ или даже просто 46...Јf5. А на 45.Ј:a6 ¦b2+ 46.¦1c2 сгодится 46...¦:c2+ 47.¦:c2 Јf5, и плохо 48.Ј:a4? ¦a8.

В четвертый раз за турнир благоразумие в душе Саши Мотылева взяло верх над азартом: 45...¦b2+ 46.ўg3 ¦d2 47.Ј:e6. Ничья.

 

Евгений Бареев одержал свою первую победу на турнире! И прокомментировал оную у демонстрационной доски. Попрошу затаить дыхание. Поверьте: оно того стоит. Итак:

 

Комментирует Евгений БАРЕЕВ:

«Каждый мой ход – совершенство!»

 

Е. БАРЕЕВ – С. ВОЛКОВ А29

Е.Б. Партии, по сути, не было. Противник грубо зевнул в дебюте.

1.c4.

Е.Б. Это английское начало.

1...¤f6 2.¤c3 e5 3.¤f3 ¤c6.

Е.Б. Это вариант четырех коней в английском начале.

Максим Ноткин, «64 – Шахматное обозрение». Может быть, сделаешь небольшой экскурс в историю дебюта? Почему он так назван?

Е.Б. Назван он так в честь английских мастеров, на заре шахмат любивших разыгрывать дебют подобным образом – с тем, чтобы перенести тяжесть борьбы на миттельшпиль.

4.g3 ¤d4.

Е.Б. Этот ход, как вы знаете, вчера принес успех Петру Свидлеру в партии против Евгения Томашевского. Неудивительно, что мой соперник решил его повторить.

5.Ґg2 ¤:f3+ 6.Ґ:f3 Ґc5.

Е.Б. Свидлер ставил слона на b4. У моего противника рука не дотянулась до этого поля. Видимо, очень далеко было. И он решил поставить поближе.

7.0-0 0-0 8.e3.

Е.Б. Намереваясь занять центр.

8...d6 9.d4.

Е.Б. Занимая центр.

9...Ґb4.

Е.Б. У слона два поля для отступления. Одно из них хорошее, второе – плохое. Хорошее – на b6. Слон в безопасности, позиция сложная.

Ход 9...Ґb4, по-видимому, связан с просчетом.

Если так, то, по-видимому, просчитывались черные и в следующих двух поединках, также избрав 9...Ґb4. Далее в них было:

10.Јb3 Ґ:c3 11.Ј:c3 e4 12.Ґg2 Ґg4 13.d5 Јd7 14.b3 Јf5 15.Ґb2 ¦fe8 16.¦fe1 h5. Ничья (Стин – Нанн, Лондон 1980);

10.¤e2 e4 11.Ґg2 c6 12.a3 Ґa5 13.b4 Ґb6 14.d5 c:d5 15.c:d5 ¦e8 16.Ґb2 ¤g4 17.¤f4 f5 18.Јb3 ¤e5 19.¦fd1 Јe7 20.a4 Јf7 21.a5 Ґd8 22.¦ac1 Ґf6... Ничья, 35 ходов (Дамлянович – Бакро, Гетеборг 2005).

10.¤d5.

Е.Б. Нападая на слона.

10...¤:d5 11.c:d5 Ґh3.

Е.Б. Не поздно еще было отступить на а5. Ход 11...Ґh3 – поспешный. По-видимому, он связан с зевком. Что противник зевнул? Не знаю, может быть, 12.Јa4 и зевнул.

Борис Постовский. Только что ты говорил, что у соперника рука не дотянулась до поля b4, а тут он делает такой длинный ход.

Е.Б. А потому что надо раз и навсегда для себя определить: ты в партии будешь ходить далеко или близко? И дальше уже ходить в зависимости от выбранной тактики. А противник не смог для себя эту проблему решить.

12.Јa4!

Е.Б. Освободил поле для отступления ладьи f1. Соперник ладью взял торопливо.

12...Ґ:f1 13.ў:f1.

Е.Б. И тут выяснилось, что единственный способ освободить слона – примерно такой: 13...c5 14.d:c6 Ґa5 15.c:b7. Но это бесперспективно для черных.

13...a514.a3.

Е.Б. Очень важно не забыть сделать этот ход. Последняя тонкость – так бы я это назвал.

Надо сказать, я думал, что он сдастся прямо сейчас, но он нашел неплохой ресурс для продолжения борьбы.

14...¦e8.

Е.Б. На 15.a:b4 пришлось бы эндшпиль играть очень долго: 15...a:b4 16.Ј:a8 Ј:a8 17.¦:a8 ¦:a8. Может, он выигранный – а может, и не выигранный.

15.Јd1e4.

Е.Б. На 15...e:d4 я намечал 16.a:b4 a:b4, и ладьей отступить: 17.¦b1. Мне казалось, что если позиция вскроется, то два слона будут сильнее ладьи. Но позиция не вскрылась.

16.Ґe2 c6.

Е.Б. Может, надо было 16...c5 сыграть. А так мне еще и темп подарили.

17.a:b4 a:b4 18.Ґd2 Јb619.¦c1 c5 20.Јb3 ¦a5.

Е.Б. Опять же он ход сделал такой... Я бы так не ходил. Ладья тут... неважно стоит, по восьмой лучше бы стояла. А еще лучше – раньше бы черным ладьи поменять:18...¦:a1.

21.ўg2 g6 22.h4 h5.

Е.Б. Мы сделали форточки.

23.¦d1.

Е.Б. Что-то я тут намечал... Я тут намечал отойти слоном на е1, побить на с5 и двинуть вперед пешку d. Соперник против этого плана решил бороться методом профилактики.

23...¦d824.Јc2 f5 25.d:c5 d:c5 26.f3 e:f3+ 27.Ґ:f3 Јf6 28.e4.

Е.Б. По идее, уж тут-то можно было и сдаться. Почему? Потому что позиция вскрывается.

28...f:e4 29.Ґ:e4 ¦a2 30.Ґc1 ¦f8 31.d6 ўh7 32.Ј:c5 ¦a5 33.Ј:a5 Јf2+ 34.ўh3 Јe2.

Станислав Железный. Какой ваш ход в этой партии был самым лучшим?

Е.Б. Вы знаете, у меня в этой партии каждый ход – совершенство! Тот редкий случай.

35.Ґ:g6+. Черные сдались.

...А я вам так скажу: побольше бы Евгений Ильгизович выигрывал партий! Для журналистов – большое подспорье для работы, а для читателей – ну, сами видите, какое удовольствие!

 

...За Вадима Звягинцева, в отличие от Томашевского, я заступиться не мог. Мне тоже, как и Долматову, казалось, что он проигрывает. Ведь и позиция была во вкусе Крамника – спокойная, без контригры, и победа была ему нужна сверх всякой меры. Но Вадим вывернулся!

 

Вадим ЗВЯГИНЦЕВ:

«Крамник устроил мне амнистию!»

В.Звягинцев и И.Одесский

– Ты же только вчера меня убеждал, что у тебя нет «черных» дебютов на перехват, что ты всегда аккуратно играешь на уравнение. Как ты сам сказал: «На уравнении я не экономлю». Откуда же вдруг взялась староиндийская?

– Не важно, что играть, важно – как! Ты же сам видел: я разыграл «староиндийскую» так, что потом в муках, пассивно делал ничью. «Староиндийка» – обычный дебют, его можно играть и позиционно.

Но, как выяснилось, можно и проиграть. Только потому, что у Владимира был цейтнот сильный, он меня, как говорится, «амнистировал».

– Наверняка ждал от него его фирменного варианта с 9.b4. Или предполагал все-таки, что он может пойти и 9.Ґd2 ?

– Владимир редко уже ходит 1.d4. И я предполагал, что он может не пойти 9.b4. Потому что несколько лет «вне игры» этой сложной системы не могут пройти без следа; чтобы играть 9.b4, надо знать очень много.

– Так стоял ход 9.Ґd2 при подготовке к сегодняшней партии или нет?

– Нет, конечно!

– Я простой любитель шахмат, но и на взгляд тех гроссмейстеров, что смотрели твою партию, черные получили совершенно бесперспективную позицию.

– Согласен.

– Так где же была допущена принципиальная ошибка? В частности, Сергей Долматов сказал, что ни в коем случае нельзя было играть 18...f5-f4. А кто-то вообще говорит, что староиндийская – безнадежный дебют.

– f5-f4 – рискованный ход, вероятно, ошибочный. Но и то, что предлагалось взамен, не дает равенство. Наверное, надо было идти на основную линию: 9...¤h5 – но я не был к ней готов. Партии матча Тайманов – Фишер я порядком позабыл!

– Когда Владимир Борисович заехал своими тяжелыми фигурами тебе в печенку, и все в пресс-центре поставили на твоей позиции крест, ты верил, что выкрутишься?

– Соперник попал в цейтнот. Мы оба понимали, что белые должны были открывать второй фронт на королевском фланге, но в условиях дефицита времени решиться на это Крамнику было непросто. А значит, и вера в благоприятный исход партии сохранялась.

– И гроссмейстер Сакаев, который комментировал твою партию с Халифманом, и гроссмейстер Шипов, который комментировал твою партию с Волковым – эти уважаемые комментаторы отметили, что везло тебе в обеих выигранных партиях как...

(перебивая) Я тоже, когда пришел домой и включил «Фрица», увидел, что он дает защиту за Волкова. Но тут надо иметь в виду, что Фриц часто недооценивает жертвы крупного материала. В таких ситуациях он недооценивает что-то «далекое». Так что оценка партии с Волковым для меня пока под вопросом.

А про везение надо бы пока повременить с громкими словами. Весь турнир еще впереди. И если уж на то пошло, сегодня – первый раз, когда я почувствовал, что мне повезло.

 

В. КРАМНИК – В. ЗВЯГИНЦЕВ Е97

1.d4 ¤f6 2.c4 g6 3.¤c3 Ґg7 4.e4 d6 5.¤f3 0-0 6.Ґe2 e5 7.0-0 ¤c6 8.d5 ¤e7.

9.Ґd2 ўh810.¦c1 b6 11.b4 ¤d7 12.¤e1 f5 13.f3 ¤g8 14.¤d3 ¤df6 15.c5 Ґh6 16.c:d6 c:d6 17.Ґ:h6 ¤:h6 18.Јd2.

18...f4 19.¤b5 ¤e8 20.Јc3 Јe7 21.¤c7 ¤:c7 22.Ј:c7 Ґd7 23.¤f2 ¦fc8 24.Јb7 ¦cb8 25.Јa6 Ґc8 26.Јa3 a6 27.¦c6 Ґd7 28.¦c7.

28...¤g8 29.¦fc1 ¤f6 30.Јb2 ўg8 31.Ґf1 ¤e8 32.¦7c3 Јd8 33.Јd2 ¤f6 34.¦c7 ¤e8 35.¦7c3 ¤f6 36.¦c7 ¤e8 37.¦7c2 ¤f6 38.¦c3 ¦a7 39.Јc2. Ничья.

 

...А дальше, когда на сцене остались всего три пары, сюжет стал развиваться как в «Прощальной симфонии» Гайдна. То есть наоборот. То есть... ну, вы меня понимаете, да? У Гайдна музыканты уходят со сцены один за другим, пока в финале не остается одна-единственная скрипочка, которая и пиликает довольно долго весьма незамысловатую мелодию. А в четвертом туре Суперфинала первенства России по шахматам, напротив, – зрители, не выдерживая, уходили один за другим, не дожидаясь окончания партий.

Спортсмены меж тем продолжали бороться до самого финального свистка. Мотылев с Томашевским разошлись мирно – об этом вы уже знаете. Ничья и в партии Дреев – Яковенко. А Морозевич выиграл и уже в самом-самом конце игрового дня указал самым терпеливым любителям шахмат на принципиальные, по его мнению, моменты игры. Получилось в точности как в учебнике: первая ошибка делает позицию худшей, вторая – тяжелой, третья – проигранной.

 

Комментарий А.Морозевича к партии с А.Халифманом

 

А. МОРОЗЕВИЧ – А. ХАЛИФМАН С77

1.e4 e5 2.¤f3 ¤c6 3.Ґb5 a6 4.Ґa4 ¤f6 5.d3 d6 6.c3 g6 7.Ґg5 Ґg7 8.¤bd2 0-0 9.¤f1 h6 10.Ґh4 ¤e7 11.Ґb3 c6 12.¤e3 Јc7 13.h3 b5 14.g4.

Александр Морозевич. Только не 14...Ґb7 ! На любую другую клетку! Вообще любой другой ход! Не хотите любой другой ход – сделайте пропуск хода. Только не 14...Ґb7 ! (изящное рондо, не правда ли? – И.О.)

14...Ґb7 15.Ґ:f6 Ґ:f6 16.g5 h:g5 17.¤g4 ўg7 18.Јd2 ¤g8 19.h4 Јd7 20.¦g1 g:h4 21.¤:f6 ¤:f6 22.¤:h4 ¦h8 23.Јg5 ¦:h4 24.Ј:h4 ¦h8 25.Јg5 ¦h5 26.Јd2

А.М. Моя задача – вскрыть вертикали для ладей. А сделать это не так-то просто. И тут соперник все делает за меня сам! Прорыв с6-с5-с4 – это выше моего понимания. Я ожидал 26...¦h2 27.0-0-0 Јh3 со сложной игрой.

(голос из зала) Слона b7 можно улучшить!

А.М. И слона можно улучшить, и коня можно улучшить. Полно работы – только не вскрывать линии! Я считал, у меня получше немного – но вся борьба, конечно же, еще впереди.

26...c527.0-0-0 c4 28.d:c4 ¤:e4 29.Јe3 ¦h3 30.f3 ¤f6 31.c5 ¦:f3 32.Јe1 a5 33.c:d6 a4 34.Ґc2 Јe6 35.a3.

А.М.Даже из чисто практических соображений – конец первого контроля и прочее – следовало избрать 35...Јa2!? А ход к тому же имеет и объективные достоинства. К примеру, на прямолинейное 36.d7 Јa1+ 37.Ґb1 черные вообще ставили мат: 37...Ґe4 38.Ј:e4 ¤:e4 39.d8=Ј ¦:c3+ 40.b:c3 Ј:a3+ 41.ўc2 Ј:c3Х!

Мы с Халифманом немного посмотрели позицию после 35...Јa2. Решили, что лучший ход – 36.¦g3. Но что тут на самом деле происходит, так, по большому счету, и не поняли. До консультаций с компьютером бессмысленно выносить какие-то окончательные суждения. Ясно лишь, что 35...Јa2 надо было играть.

После 35...Ґd5 и до конца партии я уже контролировал ситуацию.

35...Ґd5 36.Јe2 e4 37.Ј:b5 Ј:d6 38.Ј:a4 Јf4+ 39.ўb1 g5 40.¦:d5 ¤:d5 41.Ј:e4 ¦f1+ 42.¦:f1 Ј:f1+ 43.ўa2 ¤f6 44.Јe5 g4 45.a4 Јf2 46.Јf5 Јe3 47.Ґd1 g3 48.Ґf3 ¤d7 49.a5 ¤e5 50.Ґd5 f6 51.Јc8 Јf4 52.Јb7+ ўh6 53.Јb4 Јf2 54.Јd4. Черные сдались.

 

Вот и все на сегодня.

ваш

господин Диктофон



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки