e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

10.09.2004 И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).

Часть вторая

(читайте здесь первую часть статьи)

История о том, как мне посчастливилось найти лучшее дебютное решение в жизни. И о том, как я этим лучшим решением неумеренно хвастался. И о том, как я, когда мог повторить это решение, совершенно о нем забыл.

История будет короткой. Предыстория – длинной. Для затравки покажу саму позицию.

 

С. Веселовский – И. Одесский

Москва 1994

Ход черных. Конь f4, как во всех французских позициях такого рода, стремится на h5 – сразу или после h2-h4. И как тогда защищать пешку g7? На ¦g8 или g6 последует шах на f6, на ¦h7 – Ґd3. Сыграть g6 до того, как конь попадет на h5? Во-первых, противно, а, во-вторых, нет времени – ведь белые к тому же грозят стукнуть на d5.

Поразмышляйте пока в уме, что тут можно предпринять. А я немножко расскажу о самом варианте.

* * *

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6!?

Вроде бы первым этот ход сделал Нимцович – в партии с Джорджем Томасом (Карлсбад 1929). Но автором варианта он может считаться только формально, поскольку в ответ на 5.Јg4 двинул вперед пешку g, а это не совсем то, что нужно. По-настоящему же вариант начался с партии Александер – Алехин (Маргейт 1938):

5...Ґf8!?

Вот это да! А я-то думал, что Александр Александрович ходил только вперед! Как однобоко мы все-таки судим о людях.

6.Ґg5 Јd7 7.0-0-0 Ґa6! 8.¤h3 Ґf1 9.¦hf1 ¤c6!

По сути, все идеи варианта налицо. Они не сложные – скорее неестественные, вычурные:

1. Во что бы то ни стало сохранить своего «хорошего» чернопольного слона (см. 5-й ход черных).

2. В лепешку расшибиться, а разменять другого слона – «плохого» белопольного (см. 4-й и 7-й ходы черных).

3. Не играть с7-с5 раньше времени (см. 9-й ход черных). Когда придет это «время», неизвестно, но даже если в глубоком эндшпиле – пусть.

4. Вообще по возможности не вскрывать игру – потому что на реализацию первых двух пунктов плана уходит уйма времени и черные начинают здорово отставать в развитии.

5. Поскольку без развития и с застрявшим в центре королем особо не повоюешь, стремиться к почти любым разменам. Идеальный эндшпиль для черных – блокадный (где-нибудь на f5) конь против чернопольного слона; чуть послабее, но все равно очень приятный – эндшпиль с одноцветно чернопольными слонами.

Немудрено, что Алехин не смог обыграть Александера! (Партия завершилась вничью.) Сидючи в окопах, мат не поставишь.

Во второй половине XX века вариант с 4...b6!? изредка применяли Петросян, Бронштейн и Корчной, но с совершенно другими идеями. Быстро развить ферзевый фланг – Јd7, ¤с6, Ґb7, затем длинная рокировка. Если встать вверх ногами, будет казаться, что черные разыграли староиндийскую защиту.

Настоящим классиком варианта, по моему мнению, вообще может считаться только один человек – гроссмейстер Рафаэл Ваганян. Позиции после 4...b6 он трактует гениально.

 

Ю. Пакканен – Р. Ваганян

Филадельфия 1994

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6!? 5.a3 Ґf8!?

Разве можно так играть в шахматы? С другой стороны, почему бы и нет? Это те, кто борются за звание чемпиона, ограничены в средствах – сладкого нельзя, соленого, острого. А остальным почти все можно. Не корову проигрываем.

6.f4?!

Этот ход рекомендован еще в монографии Суэтина, и, как сказал бы гроссмейстер Бареев, «с тех пор лучше не стал». Белые помогают сопернику как могут.

6...h5!

Суэтин разбирает только 6...¤е7, хотя с поля h6 коню гораздо сподручнее следить за всеми белыми полями королевского фланга.

7.¤f3 ¤h6! 8.Ґe3 Ґa6 9.Ґa6 ¤a6 10.Јd3 ¤b8 11.¤e2

11...¤c6!

Восклицательный знак не потому, что ход уж очень хорош, а потому, что 11...c5?! гораздо хуже: 12.dc5 bc5 13.c4! Простая арифметика: у белых четыре фигуры развито, у черных – одна. Стало быть, растаскивать белый центр на части будет возможно лишь, когда всякая опасность получить мат исчезнет. Подождем.

12.¦c1 ¤e7 13.h3 ¤hf5 14.Ґf2 h4 15.0-0 Јd7 16.¦fd1 ¦c8 17.Јa6?!

Для того, чтобы обострить игру (17.b3 и затем 18.с4) ферзь на а6 совсем не нужен, даже наоборот.

17...c6 18.b3 ¦b8! 19.c4 Јb7! 20.Јb7?!

Кротость обреченного. Ферзей надо было сохранить (20.Јa4 b5 21.Јa5) хотя бы для того, чтобы... партия закончилась быстрее!

20...¦b7 21.¦d3 f6 22.a4 ўd7,

и через сорок ходов белые совершенно разочаровались в этом эндшпиле.

Если вы подумали, что все получилось так легко и просто, потому что соперник был не очень силен, то я буду возражать. Во-первых, Пакканена еще тоже надо уметь обыграть – крепкий Пакканен за 60 ходов ни одной пешечки под бой не подставил. А, во-вторых, посмотрите на досуге партию Леко – Ваганян (Ереван 2001). Ход борьбы – один в один как с Пакканеном, и результат тот же. Вообще, если верить моей базе, Ваганян сыграл на тему 4...b6!? тридцать одну партию (почти сплошь с гроссами и мастерами) и показал 65%. Высокий класс, хотя, разумеется, случались и неудачи.

 

М. Чандлер – Р. Ваганян

Дубаи 1986

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.a3 Ґf8 6.¤f3 Јd7

Обычно все сводится к перестановке ходов, и неважно, с чего начинать – с 6...Јd7 или 6...¤e7. Хотя мне кажется, что 6...¤e7 выглядит чуть более конкретно: черные хотят установить коня на f5, и 7.Ґd3 им не помеха – 7...Ґa6! 8.0-0 Ґd3 9.Јd3 ¤f5 и т.д. В партии Берзиньш – Одесский (Алма-Ата 1991) белые тормознули коня е7 по-другому: 7.Ґg5, но после 7...Јd7 8.Ґb5 c6 9.Ґa4 Ґa6 10.¤e2 Ґb5 11.Ґb3 c5 12.c3 ¤bc6 13.0-0 h6 14.Ґe3 ¤f5 15.Ґc2 ¤e3 16.fe3 Ґe7 17.¦f2 a5 18.a4 Ґa6 19.¤f4 0-0-0 черным удалось получить вполне человеческую позицию и впоследствии победить.

Ваганян хочет вести коня на f5 только через h6 – в этом вся проблема.

7.Ґb5 c6 8.Ґa4 Ґa6 9.¤e2 h5?!

Еще не поздно было вернуться к 9...¤e7 – или разрулить сперва на ферзевом фланге: 9...Ґb5 10.Ґb3 c5 11.c3 ¤c6 12.0-0 ¤ge7 13.¦e1 Ґe2 14.¦e2 c4 15.Ґc2 b5 16.¦e3 h6 17.¤d2 ¤c8 18.Јg4 ¤b6 (Аталик – Гуревич, Нью-Йорк 1998). Чем плохо?

10.O-O ¤h6 11.¦e1 Ґe7 12.c3 g6 13.¤f4 ¤f5

Шашечная конструкция черных на королевском фланге недурна – но при одной маленькой поправке: белая пешка f должна находиться на f4, и нигде более. А чертовка почему-то на f2!

Чандлер тут как тут:

14.¤h3!

Как только слон выйдет на g5, черные проиграют сражение. А все потому, что нет ни хода h7-h6, ни (что еще огорчительнее) f7-f6! Мораль: играем h7-h5 только при пешке на f4.

14...Ґb5 15.Ґc2 c5?!

Ваганян и сам понимает, что это плохой ход. А какой хороший? Если 15...a5 (с намерением зацементировать фланг путем а5-а4), то 16.a4 Ґa617.Ґg5, и скоро вообще никаких ходов не останется – ни хороших, ни плохих.

16.Ґg5! ¤c6

Если можно было бы просто махнуться пешками «с» (16...cd4 17.cd4), то жизнь еще повернулась бы к черным своей светлой стороной. Но в шахматах, в отличие от шашек, перед битьем разрешается взять паузу: 16...cd4 17.Ґf5! gf5 (17...ef5 18.e6! fe6 19.¤e5) 18.¤d4.

17.Ґf6! Ґf6 18.ef6 Јd8 19.dc5! bc5 20.¤f4 Јf6 21.Јd5

Вы не замечали, что во французской защите позиции черных имеют странное свойство как-то слишком скоро приходить в негодность?

21...¦c8 22.Јc5 a6 23.a4 ¤ce7 24.¤d5

1:0, и забудем об этом. Ни до, ни после Ваганян ничего такого себе не позволял.

 

Другой корифей варианта – легендарный Лайош Портиш. Вообще-то, честно говоря, его опыт трактовки варианта слишком индивидуален, и учиться играть 4...b6 по его партиям трудновато. Но кое-что я все-таки покажу – для того, чтобы у вас не сложилось впечатление, что в этом варианте черные просто сидят сложа руки и ждут разменов. Обычно – да, но не в партиях Портиша.

 

Дж. Ван дер Виль – Л. Портиш

Тилбург 1988

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.Ґd2

5...Ґf8!?

Попробую угадать реакцию. «Чушь, бред, не может этого быть! После 5.a3 или 5.Јg4 уводить слона еще куда ни шло, но возвращать его на f8 в ответ на нейтральное 5.Ґd2 – ни в какие ворота не лезет!» Когда эстетический шок пройдет, я рискну объяснить смысл 5...Ґf8!? в конкретной ситуации.

Итак, у черных всего три общественно полезных хода: 5...¤e7, 5...Ґa6 и 5...Јd7. Играть 5...¤e7 не хочется: после 6.a3 придется расстаться со чернопольным слоном. Играть 5...Ґa6 тоже не очень хочется. То есть вывести слона на a6 как раз хочется, но... только после того, как белые выскочат своим с f1, потратив тем самым темп на бессмысленное развитие приговоренной к размену фигуры. Остается 5...Јd7. Играю 6.¤f3, и что дальше? А дальше черные опять один на один со всеми предыдущими соображениями.

Играя 5...Ґf8!?, черные развязывают себе руки. Теперь они будут угрожать маневром ¤g8-e7-f5, а попробуют белые сыграть Ґd3 (тот самый темп на бессмысленное развитие) – получат в ответ Ґa6.

6.¤f3 ¤e7 7.h4 h5 8.Ґg5 Јd7 9.Ґb5 c6 10.Ґd3

Если вечером показывают футбол, и по этому случаю у вас маленький цейтнот, то можно договориться прямо сейчас: 10.Ґa4 Ґa6 11.¤e2 Ґb5 12.Ґb3 Ґc4 13.Ґa4 Ґb5 – и бегом к телевизору.

10...Ґa6 11.¤e2 c5

По канону полагалось бы 11...Ґd3 12.Јd3 ¤f5 13.0-0 Јb7, затем Јa6. В общем, терпеть и предлагать размены. Портиш все делает по-своему; получилось просто потрясающе.

12.dc5 bc5 13.Ґe7?! Ґe7 14.c4

Белые принимают вызов – правда, не уверен, что делают это они осознанно. Судя по свешниковским блокадным партиям, надо было играть совсем по-другому: 14.Ґa6 ¤a6 15.b3, затем 0-0, ¤f4, грамотно расставить ферзя и ладьи и в какой-то момент сыграть c4. Постараться вынудить в ответ d5-d4, после чего окучивать пешечную пару с5+d4 до конца партии.

14...dc4! 15.Ґe4 ¤c6 16.Јa4

Может быть, белым уже пора «соскакивать»? Для этой цели вполне подходило 16.Јd7 ўd7 17.0-0-0 ўc7 18.Ґc6 ўc6 19.¤c3, и на любой ход, кроме 19...f6, я отвечаю 20.¤g5, а на 19...f6 – 20.¦he1.

16...¤b4! Сейчас еще трудно себе представить, что в заключительной фазе партии Портиш отнимет у ван дер Виля все его пешки, кроме двух. Но общая грандиозность замысла уже ощутима. Поэтому вместо 13.Ґe7?! Ґe7 14.c4 надо было играть 13.c4 сразу. В этом случае, если черные твердо вознамерились установить коня на d3, им пришлось бы жертвовать уже не качеством, а целой ладьей: 13...dc4 14.Ґe4 ¤bc6 15.Јa4 ¤b4 16.Јd7 ўd7 17.Ґа8. Плата чрезмерная.

17.Јd7 ўd7 18.Ґa8 ¤d3 19.ўd2 ¦a8 20.ўe3 ¤b2 21.¤g3 g6 22.¤e4 ¤d3 23.¦ab1 Ґf8! 24.¤fg5 ¤e5 25.f4 ¤g4 26.ўf3 f5! 27.¦hd1 ўc6 28.¤c3 Ґg7 29.¦bc1 ¦e8 30.¤f7 Ґd4 31.¤e2 ¦f8 32.¤g5 Ґf2 33.g3 ¦e8 34.¤f7 ўc7 35.ўg2 Ґb7 36.ўf1 Ґd5 37.¤c3 ўc6 38.¦b1 Ґg3 39.ўe2 Ґf4 40.¤b5 Ґb8 41.¦dc1 Ґe4 42.¦b2 Ґd3 43.ўf3 e5

Белые сдались.

Идея сдвоить пешки по вертикали «с» – абсолютно нетипичная для этого варианта, но, видимо, типичная для Портиша, – сослужила ему добрую службу в том же году.

 

Д. Сакс – Л. Портиш

Рейкьявик 1988

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.a3 Ґf8!? 6.¤f3 ¤e7 7.Ґb5 Ґd7!? 8.Ґd3 c5

7-й ход черных и без того очень редкий. Но если его и делали, то лишь с целью размена белопольных слонов: 8...a6 9.¤e2 Ґb5 (Милянич – Псахис, Бела Црква 1987). Портиш своим особым путем ходит.

9.¤b5 ¤f5 10.Ґg5 Јc8 11.dc5 bc5 12.c4

12...dc4!? 13.Ґf5 Ґb5 14.Ґe4 ¤c6 15.0-0 h6 16.Ґd2 Јc7 17.a4 Ґa6 18.Ґa5 Јc8 19.Ґc3 Ґe7 20.¤d2 ¦b8 21.Јg4

21...ўf8!?

Самое поразительное, что я не нашел никаких особенных неудобств и в случае «нормального» 21...0-0 22.f4 (с идеей перетащить ладью f1 по третьему ряду, но, может быть, сильнее сразу 22.¦ae1 ¤d4 23.¦e3) 22...¤d4 (шлагбаум) 23.¦ae1 Ґb7 24.¦e3 Ґe4 25.¤e4 Јc6. Возможно, дело не в том, что 21...0-0 слабо, а в том, что 21...ўf8 сильнее!

22.¤f3 ¤b4 23.¦ad1 ¤d3 24.h4 ¤b2 25.¦d6 ¤a4 26.¦c6 Јd8 27.¦a6 ¤c3 28.Ґc6 Јd3 29.¦a7 h5 30.Јh3 ¤e2 31.ўh1 c3 32.¦d7 Јc4 33.¤g5 Ґg5 34.hg5 g6. Занавес.

* * *

В 1994 году никакого компьютера и компьютерных баз партий у меня, конечно, еще не было. Но были всякие книги, журналы; был такой особенный, ни на что другое не похожий «Шахматный бюллетень» – сборник теоретических статей вкупе с партиями без примечаний. Просто голый текст партий из относительно свежих турниров или, наоборот, великих старых. Партии вырезались, наклеивались, подклеивались; от руки дописывались примечания – получалась рукотворная картотека. Я не уверен, что «поколение next» вообще представляет, о чем я сейчас говорю. Да и сам я давно уже всю свою картотеку перевел в электронный формат и без больших сожалений расстался с коробочками, карточками, тетрадками. «Двойной клик» пришел на смену веселым картинкам. «Mouseslip» – бобик сдох.

Неуместную ностальгию в сторону. Короче говоря, партии Ваганяна, Портиша, других сильных шахматистов, игравших 1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6!?, я так или иначе знал; образ варианта сложился. Был накоплен и кое-какой собственный опыт. Мои партии в этом варианте делились примерно натрое. Треть ничейных эндшпилей «с позиции силы», треть побед в этих эндшпилях, треть жестоких поражений по примерно такой же схеме, что и у Ваганяна с Чандлером. В итоге получалось чуть более 50% очков – вполне удовлетворительно, как сказал бы Ниро Вульф. И хватит об этом. Не терпится закончить предысторию и перейти к самому главному. То есть начать хвастаться.

Моя история тоже, кстати, началась с Ваганяна и Портиша.

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.Јg4 Ґf8 6.¤h3!? (уже ясно, что конь ищет себе дорожку на h5) 6...¤e7 7.Ґg5

К этой позиции пришли партии Сакс – Ваганян (Биль 1985) и Переньи – Портиш (Венгрия 1987). В обеих партиях было сыграно 7...¤bc6 – черные отказываются от плана с разменом белопольных слонов, и, значит, белые уже кое-чего добились. Что же так напугало Ваганяна и Портиша? Почему бы просто не прояснить ситуацию на королевском фланге – 7...h6, а потом сыграть, как полагается, Ґa6 ?

В югославском «Информаторе» за подписью Ваганяна приведен такой вариант: «7...h6 8.Ґe7 Јe7 9.¤d5! с выигрышем». На самом деле ловушка не проходит. То есть она проходит, но при любом другом положении королевского коня белых. На f3, на g1 – любом. Только не на h3! Вот как белые могут расставить сети: 1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.Јg4 Ґf8, и далее:

6.Ґg5 ¤e7? 7.Ґe7 Јe7 8.¤d5! (Магем – Омс, Барселона 2000), или

6.¤f3 ¤e7 7.Ґg5 h6? 8.Ґe7, и черным в партии Шмиттдиль – Силади (Будапешт 1989) пришлось брать на е7 королем, потому что на 8...Јe7? опять-таки последует 9.¤d5!

Но при коне на h3 ловушка не проходит. Я так понимаю, что Ваганяну это известно не хуже меня, и, значит, одно из двух: либо он писал ерунду с какой-либо целью, либо, что всего вероятнее, он эту ерунду не писал, а только подписал.

7...h6 8.Ґe7 Јe7

9.¤d5?! h5! Конь h3 отнимает у своего ферзя единственное поле по диагонали h3-c8. Забавно, что все в том же «Информаторе», но два года спустя и уже за подписью Переньи появилось примечание, что после 9...h5 выигрывают черные! Еще одна чушь. Ни белые, ни черные пока что ничего не выигрывают, а просто продолжается борьба:

10.Ґb5!

Я уже касался этой позиции «печатно» (см. «Шахматная неделя» 2\2002). Вкратце повторю выводы:

10...ўd8? плохо: 11.¤e7 hg4 12.¤c6 ¤c6 13.Ґc6 ¦b8 14.¤g5 или, что, возможно, еще сильнее, 11.Јf3!? Ґb7 12.¤e7 Ґf3 13.¤g6;

10...Ґd7? немногим лучше: 11.¤c7 ўd8 12.Јe4 Јb4 (12...ўc7 13.Ґd7) 13.c3 Јb2 14.0-0;

10...c6 ведет к спокойному эндшпилю с некоторыми шансами на победу у черных: 11.¤e7 hg4 12.¤c8 (12.¤c6? Ґd7) 12...gh3 13.Ґf1 ўd7 14.¤d6 Ґd6 15.ed6 hg2 16.Ґg2 ўd6;

10...¤d7!? не бросается в глаза, но интереснее прочих продолжений. Теперь прямолинейное 11.¤c7 ўd8 12.Јe4 ўc7 13.Јa8 Ґb7 14.Јa7 Јb4 15.c3 Јb5 ведет к позиции, которую я не знаю, как белым удастся спасти. Но у них есть по меньшей мере три возможности замутить игру: 11.Јe4!? ed5 12.Јd5, 11.Јe2!? ed5 12.¤f4, 11.¤c7 ўd8 12.¤e6!? fe6 13.Јf3. О выигрыше черных, тем более немедленном, не может быть и речи.

Тем не менее, характер борьбы после 9.¤d5?! h5! меня устраивал вполне, и где-то с 1988 года я начал охоту. Но никто свои фигуры так, как мне было нужно, расставлять не хотел, и я совсем было отчаялся кого-либо поймать в силки. Как вдруг, спустя 6 лет...

 

С. Веселовский – И. Одесский

Москва 1994

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.¤h3 Ґf8!?

Имея за плечами такого авторитета как Портиш (см. его 5-й ход в партии с ван дер Вилем), легче хулиганить – меньше ответственности. Хотя, если верить базе, все без исключения любители шахмат предпочитали в этой позиции делать «нормальные» ходы: 5...¤e7, 5...Ґa6 или 5...Јd7. Не может такого быть, что я один прав, а все остальные неправы; наверное, 5...Ґf8 действительно ход сомнительный. Но он мне нр-равится!

6.Јg4 ¤e7 7.Ґg5 h6 8.Ґe7 Јe7

С перестановкой ходов получили искомую позицию. Я даже от столика отошел, чтобы не вспугнуть клиента. Сейчас он нанесет мне страшной силы удар на d5, а я тихонечко двину пешку h. И он в шоке не найдет шаха на b5... И я его обыграю...

Но мастер Веселовский продолжал думать – 10 минут, 20, полчаса... Я понял, что не судьба. Такие ходы как 9.¤d5 делаются либо сразу, либо никогда. И через 40 ровно минут последовало

9.¤f4!

Я думаю, что именно этого и опасались Ваганян с Портишем, потому предпочли 7...¤bc6 – чтобы в случае чего брать на е7 конем. Но это теперь я такой умный, а тогда, за доской – чем крыть? И на d5 висит, и на h5 пускать коня страх как не хочется.

Я многим сильным шахматистам показывал потом эту позицию. Диапазон ответов невелик: от 9...Јg5 до «ну, не знаю, надо еще подумать» (потому что на 9...Јg5 белые сыграют 10.Јf3, и проблемы абсолютно те же, только с отсрочкой на ход, например: 10...Ґa6 11.Ґa6 ¤a6 12.¤fd5! ed5 13.Јd5 ¦d8 14.Јb5 ¦d7 15.Јa6 Јg2 16.0-0-0 или 10...c6 11.¤h5).

Прошу внимания. Сейчас последует лучшее решение дебютной проблемы за всю мою жизнь.

9...c6!? 10.¤h5 g6!? 11.¤f6 ўd8

Даже не знаю, откуда пришло вдохновение, что конкретно повлияло – какой-то отдельный запомнившийся ход или чья-то партия. Думаю, нет, скорее некий обобщенный образ всего варианта. Что многое можно перетерпеть: и жуткую отсталость в развитии, и потерю рокировки. И главное – надо сохранить позицию закрытой, а пешечную структуру – неприкосновенной. Тогда черные пешки, как кольца удава, сомкнутся над доской и всю белую массу фигур и пешек перетрут в мелкую пыль.

Я не знаю, что можно принципиально посоветовать белым. Практически не обращая на их ходы внимания, черные сперва отрежут коню путь домой (h7-h5), потом разменяют его (Ґf8-g7:f6), спокойно завершат развитие (причем даже менять белопольных слонов уже необязательно), проведут е6-е5, съедят на f6. Потенциал вот этой несминаемой черной оравы могу сравнить только со знаменитой 7-й партией матча Спасский –Петросян (Москва 1966). Потенциал абсолютно чудовищный.

Добавлю еще, что ни одна известная мне компьютерная программа ходы 9...c6!? и 10...g6!? поднять не в состоянии и опровергнуть не в силах. Если же кто-то из вас все-таки найдет способ, как добраться до батюшки d8, мне будет очень жалко. Очень, очень жалко.

12.0-0-0 h5 13.Јf3 ўc7 14.h4 Ґg7 15.ўb1?!

Последний шанс на борьбу заключался в 15.g4!? Во время партии мы оба считали, что черные добиваются большого перевеса с помощью промежутка: 15...Ґf6 16.ef6 hg4, но все как раз наоборот – белые выигрывают: 17.¤b5! ўb7 (17...cb5 18.Јc3)18.fe7 gf3 19.e8Ј и шах на d6. Ничего страшного, надо выбирать между 15...hg4 16.¤g4 ¤d7 и 15...Ґf6 16.ef6 Јd6. По-моему, выбор приятный.

15...Ґf6 16.ef6 Јd8?

А что вы хотите. Я просто начал снова играть в свою силу. Два хода сделал по-настоящему классных – и вернулся на прежний уровень. Самое отвратительное, что умом понимал: надо играть 16...Јd6, потом ¤d7, Ґb7, ¦ae8, увести короля, провести е6-e5, и все само упадет в руки. Но совладать с жадностью не смог. Вынь да положь мне пешку f6! Немедленно!

17.¦h3!

Почему-то я считал только 17.Јf4 ўb7 18.¦h3 e5 19.de5 Ґh3 20.gh3 (что, кстати, тоже уступает в ясности 16...Јd6!), а простая перестановка ходов мне в голову не приходила.

17...e5 18.de5 Ґh3 19.Јh3 ¤d7 20.f4

Несмотря на потерю качества, позиция белых, по видимому, уже предпочтительнее. К тому же мне мерещились какие-то жертвы на d5, и ни на что другое я уже не обращал внимания. А белые тем временем проводят хороший позиционный план. Мое положение ухудшается ход от хода.

20...¤f8 21.g3 ¤e6 22.Јh1! Јf8 23.Ґh3 ¦d8 24.Ґe6! fe6 25.Јh3 Јe8 26.¤e2 c5 27.¤g1! d4 28.¤f3 Јc6 29.¤g5 ¦he8 30.f7?!

Микронеточность. Следовало начать с 30.Јf1, тогда, к примеру, после 30...ўb7 31.f7 ¦e7 32.Јd3 черные не успеют вернуть качество.

30...¦e7 31.Јf1! (грозит Јd3) 31...c4?!

Я все еще не понимаю, что дела плохи. Единственная защита – 31...Јd7 32.Јd3 ¦f7.

32.a3?

Второй раз за партию мы с соперником поем на два голоса: 32.¦d4! ¦d4 33.f8Ј ¦ed7 34.ўc1 Јd5, и черные как будто матуют. Дудки! 35.¤e6! Јe6 36.Јa8 Јg4 37.Јa7 ўd8 38.Јa8 ўe7 39.Јaf3, и два ферзя (и две пешки) одолеют ферзя и двух ладей. Выходит, белые прошли мимо форсированного выигрыша, и по закону бутерброда мои шансы вновь поднимаются вверх...

32...Јd5 33.Јf2 d3 34.cd3 cd3 35.Јd2 ¦ed7 36.¦c1 ўb7 37.¦c3 b5 38.b4 ¦c7!?

...Но только, увидев возможность форсировать ничью, я решил, что хватит на сегодня приключений. Смалодушничал немного.

39.¦d3 Јd3 40.Јd3 ¦d3 41.f8Ј ¦d1

Ничья.

Переносимся в 1999 год. Пять лет прошло с той памятной партии, пять лет непрерывного хвастовства. Сто раз расставлял позицию перед 9...c6, всем знакомым и полузнакомым показывал и перепоказывал. Казалось бы, идея вросла в меня как родная. Это уже не опыт – это привычка! Ночью меня растолкай – я покажу, как нужно играть. Ан нет...

 

Д. Сакс – И. Одесский

Пардубице 1999

1.e4 e6 2.d4 d5 3.¤c3 Ґb4 4.e5 b6 5.Јg4 Ґf8 6.h4 h5 7.Јd1 Ґa6 8.Ґg5 Ґe7 9.Ґa6 ¤a6 10.¤h3 ¤b4 11.¤e2 Јd7 12.c3 ¤c6 13.¤ef4 g6 14.f3 0-0-0 15.g4 ўb7 16.Јe2 ¦c8 17.0-0-0 ¤a5 18.Ґe7 Јe7 19.gh5 gh5 20.¦hg1 ¤h6 21.¦g5

Запомните! В умных книжках это называется «переломный момент партии»!

 

До сих пор я играл более-менее сносно, и, хотя зависла пешка h5, я верил, что наказывать меня не за что, и, следовательно, контригра за пешку придет сама собой. И... бодро двинул

21...c5?!

Каково же было мое удивление, когда после партии Сакс первым делом спросил, почему же я не сыграл 21...c6! Ситуация не такая простая, как это может показаться поначалу, но уж, во всяком случае, проще, чем в партии с Веселовским, а, главное – идея та же самая! Как же я мог про нее забыть!

Давайте по порядку. Ясно, что контригра должна быть связана с прорывом с7-с5. Но подготовить ее ходом 21...¤f5 не получается: 22.¤d5! А подготовить надо – как потом увидим, без поддержки коня f5 прорыв 21...c5 окажется ударом по воздуху. С другой стороны, чем белые хотели бы бить на h5? Ладьей! А коня оставить на f4, чтобы он под угрозой боя на d5 мешал коню h6 войти в игру.

Поэтому 21...c6! – идеальное средство подготовить контригру: 22...¤f5, и дождавшись, когда белые уведут коня с f4, – c6-c5! Конкретно по ходам: 21...c6!, и далее

22.¦h5 ¤f5 23.¦h8 ¦h8 24.h5 ¤g3, и это даже не равенство, а просто – ничья.

22.¤h5 ¤f5 23.Јf2 c5 24.dc5, и теперь на выбор – 24...Јc5 25.Јc5 ¦c5 (на 25...bc5 смущают всякие жертвы качества, например: 26.¦d5!? ed5 27.¦f5 ¦c7 28.¤3f4) или 24...¦c5!? Сакс вообще считал, что после 24...¦c5!? у белых тяжелая позиция. Вряд ли все так мрачно (просто Сакс – блестящий нападенец, а защищаться не любит), но, во всяком случае, плохого ничего для черных нет и не предвидится. Тогда как в партии я потихонечку остался просто без пешки.

Да что пешка! Пропади она пропадом. Не в пешке дело. Дело в принципе. Я понять хочу и не могу. С тех пор еще 5 лет прошло, а я все еще не понимаю: что это за штука такая – собственный опыт, если самую-самую любимую идею я в нужный момент вспомнить не могу!

Меня это просто бесит.

22.dc5 Јc5 23.¦h5 ¤c4

На 23...¤f5 последует, конечно же, не 24.¦h8 ¦h8 25.h5 ¤g3, а 24.¦f5! ef5 25.¦d5. Тут я с Саксом солидарен: компенсация за качество перевешивает; на победу будут играть белые.

24.¤d3 Јa5 25.ўb1 Јb5 26.¤g5

Как в этой позиции надо играть черным и как им играть ни в коем случае не следует?

 

На первую часть вопроса я сам не знаю, что ответить; буду рад, если подскажете что-либо дельное. Кстати, 26...¤f5 уже запаздывает: 27.¦h8 ¤d4!? 28.Јf2 ¤a3 29.ўc1 ¦c3 30.bc3 Јb1 31.ўd2 ¤c4 32.ўe1 ¤c2 33.ўe2, и от атаки остался пшик. А вот не следует им играть именно так, как сыграл я:

26...Јe8?!

А зачем я так сыграл? Ну, понятно: хочу ткнуть f7-f6 и дуриком выиграть фигуру. Допустим, белые заметили. Еще зачем? На самом деле тут классический случай «горя от ума»: я начитался умных книжек и мне пришло в голову сделать «глубокомысленный ход». Вот смотрите:

 

Д. Яновский – А. Рубинштейн

Карсбад 1907

29...Јd8! 30.Јg4 Јb8! 31.ўg2 Јa7!

Этот пример все знают: ферзь «из-за угла» входит в игру. Так часто играют и до сих пор в староиндийской защите (маневр Јd8-b8-a7). Мало кто знает, что и во французской защите черные могут осуществить эту затею, но только в зеркальном ее отражении (маневр Јd8-g8-h7):

 

А. Соколов – А. Юсупов

Рига 1986

13...ўd7!? 14.Ґe3 Јg8! 15.Јd2 Јh7!

Там, где у больших шахматистов вышла идея, у меня получилась глупость:

26...Јe8?!

Да-да, я действительно веду ферзя на g6, причем сознательно копирую великие образцы. Мне почему-то казалось, что все предпосылки налицо: король на b1, ладья на h5, на пересечении – поле g6.

Все эти соображения – ерунда! Не читал бы книжки – глядишь, своими мозгами чего-нибудь и придумал бы получше. А так – только короля оставил без прикрытия. У Сакса, атакера с сорокалетним стажем, прямо глаза заблистали.

27.f4 Јg8 28.b3!? ¤a3 29.ўb2 ¤b5 30.¦c1 Јg6 31.¤b4 ¤c7 32.c4 a5 33.¤d3 ¤f5 34.¦h8 ¦h8 35.cd5 ¤d5 36.¤e4 ўa7 37.¤dc5! bc5

Проверьте свою интуицию!

 

Не глядя в ответ, скажите за 1-2 секунды: чем бить на с5, конем или ладьей?

38.¦c5?

«Акелла промахнулся». После 38.¤c5 белые выигрывали шутя: 38...¤b4 39.Јe4 (на 38...¤c7 последовал бы тот же ход) 39...¦b8 40.¦d1 ¤d5 41.Јa4 Јg2 42.ўa1 (но не 42.ўa3?! Јa2! 43.ўa2 ¤c3), и все кончено. Теперь же чудесным образом немногие оставшиеся в живых черные фигуры прикрывают все поля вблизи своего царя-батюшки.

38...¤d4! 39.¦a5 ўb8 40.¦b5 ўa7

Понятно, что после 40...¤b5 41.Јb5 ўc7 42.Јc5 будет вечный шах, но почему-то в совместном анализе после партии мы пришли к выводу, что черные могли продолжать играть на победу путем 40...ўc7 41.Јc4 ¤c6. Сейчас я так не думаю: 42.Јc5! ¦d8 (42...Јe4? 43.Јd6 ўc8 44.Јc6 ўd8 45.Јd6 ўc8 46.¦b8#) 43.¤d6 Јg2, и все равно вечный шах, только с черного хода. Будем считать, что на этот раз я не смалодушничал, а проявил благоразумие.

41.¦a5 ўb8 42.¦b5 ўa7 Ничья.

* * *

 

В начале лекции я оговорился: не знаю, какие отношения со своим шахматным опытом поддерживают ведущие гроссмейстеры. Наверное, ляпсусов у них тоже хватает, но на каком-то своем, заоблачно высоком уровне. Мы же, любители, отправляемся в начале каждой новой партии в неведомые дали. И беря с собой в дорогу опыт, никогда заранее не знаем, какой фортель этот самый опыт выкинет.

Может быть, в решающий момент борьбы ты вспомнишь, что в партии таких-то великих шахматистов в похожей позиции было сыграно так-то. Или не великих, а в твоей собственной, но только было сыграно так-то, и тогда помогло. Повторишь эту идею, и снова поможет. Маловероятно, но иногда бывает. Чаще – в советских фильмах про разведчиков. Реже – в шахматной партии.

Может быть, в решающий момент борьбы ты ничего не вспомнишь. Это вероятно более чем. Именно – ничего не вспомнишь, и потом уже, когда соперник после партии подскажет или само как-нибудь всплывет, ты изумишься: как? Как?? Как можно было забыть??? И впадешь в это злобное довольно-таки изумление и трудно из этого состояния выйти.

Может быть, в решающий момент борьбы ты вспомнишь, что в партии таких-то великих шахматистов в похожей позиции было сыграно так-то. Было сыграно так-то, и тогда помогло. Повторишь эту идею, и ни черта не поможет. И даже совсем наоборот: и позиция не похожа, и идея не подходит. И соперник тебя ободрит, мол, своими мозгами надо было шевелить, а не чужое вспоминать, – и это тоже не поможет. Не вспоминать? Хорошо. А как тогда определить: когда вспоминать, а когда своими мозгами шевелить? Ну, как определить?

 

У Пушкина есть такое стихотворение. Все его знают, там всего-то 4 строки:

 

О, сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг.

 

Гармоничная, чеканная фраза. Не совсем так. На самом деле это не четверостишие. Стихотворение заканчивается пятой строкой:

 

И случай, бог изобретатель.

 

Четыре плавных величавых строки. И вдруг – пятая, в никуда; строка – обрыв, строка – бормотанье, строка – бу-бу-бу.

 

И случай, бог изобретатель...



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки