e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

01.12.2004 Репортаж из пресс-центра (3-й тур)

Из пресс-центра суперфинала 57-го чемпионата России по шахматам передает наш корреспондент Илья Одесский

На третьем туре главного соревнования года зрительный зал был пуст.

Читатель! Не ищи в моих словах скрытого сарказма (даже заполненный до краев, так называемый зрительный зал едва ли вмещает сотню человек), его там нет. Я просто констатирую факт. Часы пущены, ведущие гроссмейстеры страны сели за доски – а зрители тю-тю. Икринок в стандартном общепитовском бутерброде – и то больше, чем набралось любителей шахмат в холле ресторана «Васильевский». Кстати, у входа в гостиницу «Россия» я встретил Ирину Закурдяеву. Не совсем любитель (женский гроссмейстер как-никак), вся продрогшая (в Москве выпал снег, и температура, словно предчувствуя итоги тура для Александра Морозевича, ушла в минус). «Не пускают», – говорит, и – укатила в ЦШК играть какой-то командный турнир. Там своя жизнь идет, здесь – своя.

Пусть любительствующим гроссмейстерам (или гроссмейстерствующим любителям – как правильно?) вход на второй этаж гостиницы «Россия» воспрещен, пусть. Но куда подевались элитные гости? Основных версий две: во-первых, не играет Каспаров (Крамник, Карпов и Фортуна распорядились так, что на третий день отдыхает именно Гарри Кимович), во-вторых, играет сборная России по футболу. Я было попытался озвучить и третью причину – в 20.00 начинался матч баскетбольной Евролиги «ЦСКА» – «Тау Керамика», но понимания не встретил. Почему шахматисты в большинстве своем футбольные болельщики, а не баскетбольные? Ответ очевиден: потому что счет 1:0 им ближе, чем, к примеру, 112:106.

...А пресс-центр продолжает жить своей жизнью – суматошной, в чем-то дурацкой, в чем-то высокомерной (это когда уже все – от журналиста до секретарши – видят очевидный ход, который ну никак не хочет делать игрок на сцене, и что самое смешное – через полчаса глубоких раздумий он-таки его делает!), но в целом симпатичной, от заморозков за окном и на сцене почти не зависящей. А уж когда в пресс-центр входит Евгений Свешников – жизнь и вовсе обдает кипятком.

Евгений Эллинович из той породы людей (на новоязе их, кажется, называют «ньюсмейкерами», хотя такое определение заведомо неточно), рядом с которыми интересно всегда. Он фонтанирует идеями, он опровергает и ниспровергает, он подхватывает ваши слова, говорит: «Правильно!» и тут же выворачивает их наизнанку. Он слушает и не слышит, он всегда готов к спору, но – вот парадокс! – из этого спора вам совсем не хочется выйти победителем.

Сейчас в шахматах (и около шахмат) скопилось много, даже чересчур много людей, подчас даже нестарых годами, которые, как говорится, «все всё понимают». Этакие молоденькие циничные старички. А вот Евгений Эллинович не хочет «всё понимать»! Он хочет... мне кажется, он просто хочет, чтобы шахматы оставались уважаемым видом творчества, и не хочет, чтобы об них вытирали ноги, да еще с приговорочкой: «Ну, мы же с вами понимаем»...

...Войдя в пресс-центр, «Свеш» (как за глаза его называют все – от мала до велика) тут же набрасывается на постановку дебюта, там, на сцене.

– Ну что делает Коротылев, просто ужас. Ведь Мотылев может выиграть партию ходом 9.Ґe3!

– Евгений Эллинович, там же ничья, – парирует Митя Яковенко и по памяти диктует длиннющий вариант, заканчивающийся вечным шахом.

– Может быть, может быть, – Свешников делает шаг назад и тут же перескакивает, – а что вы хотите: XXI век! Я недавно показывал варианты Спасскому, говорю: тут, Борис Васильевич, выигрыш, а он мне отвечает: ну не может такого быть! Лучше – да, но не выигрыш! Я отвечаю: может, Борис Васильевич, может, это вам не XX век, XX век остался позади, в ХХ веке играли вы, играл Смыслов Василий Васильевич, в ХХ веке остались оценки «лучше-хуже», а сейчас, Борис Васильевич, ХХI век, сейчас всего три оценки остались: выигрыш, проигрыш и ничья.

– А Петя Свидлер что делает? – вне всякой связи с предыдущим монологом, но явно в продолжение какой-то одной общей темы вопрошает «Свеш», – ведь он в челябинском варианте (1.e4 c5 2.¤f3 ¤c6 3.d4 c:d4 4.¤:d4 ¤f6 5.¤c3 e5 6.¤db5 d6) самый безобидный ход делает: 7.¤d5. Сейчас черные на d5 побьют, уведут коня на е7 и будут на победу играть. Ах, Петя, Петя! Надо все-таки иметь в рюкзачках своих дебютных кое-что!

– Как это черные на победу будут играть после 8...¤е7, когда известно, что сильнее 8...¤b8, – не желает сдаваться без боя Митя Яковенко (и точно – через некоторое время в партии Свидлер – Тимофеев следуют ходы 8...¤:d5 8.e:d5 ¤b8).

– Это 8...¤b8-то сильнее? – со смехом переспрашивает Свешников. – А ты знаешь, что я играл партию с Журавлевым?

Уж на что Яковенко воспитанный юноша (я бы даже сказал, учтивый) – но тут и его пробрало.

– Евгений Эллинович, а кто такой Журавлев?

– Кто такой Журавлев? Журавлев еще за победу в чемпионате СССР боролся с Талем, вот кто он такой.

– А когда вы с ним играли?

– В 95-м году.

– Евгений Эллинович, так это почти десять лет назад было.

– Да? Может быть, может быть, – легко вспыхнув, «Свеш» так же легко и отходит.

Спор продолжается...

 

А вот и первая «гроссмейстерская ничья» на турнире! Затратив на неполные 10 ходов два часа с лишком, Дреев (белые) и Грищук не захотели выяснять отношения дальше.

1.d4 ¤f6 2.c4 g6 3.¤c3 d5 4.Ґg5 ¤e4 5.Ґh4 ¤:c3 6.b:c3 d:c4 7.e3 Ґe6 8.Јb1 Јd5 9.¤e2 Ґc8 10.a4. Ничья.

 

Больше всех, по-моему, переживал тренер Грищука (он же – заслуженный тренер СССР) Анатолий Быховский. Причем непонятно было, что его огорчило сильнее – результат или все-таки количество ходов. Когда ведущая спортивного канала попросила его ответить, почему ученик сделал так мало ходов, Анатлоий Авраамович только рукой махнул: сам, мол, ничего, не пойму. Зато Александр Грищук, появившись в пресс-центре, всем своим видом излучал довольство и был готов ответить на любые вопросы. Почему ничья? Потому что у белых есть опасные угрозы. Почему такая быстрая ничья? Потому что не было смысла рисковать. «Отстаньте от него, он не виноват (это, как легко догадаться, снова Свешников), у черных в заключительной позиции хуже; это Дреева надо спросить, почему он на ничью согласился». «Это у меня-то хуже? – недоумевает Грищук, – как же так, Евгений Эллинович, вы же сами опубликовали множество статей, в которых доказывали: если черные в позициях такого типа забирают на с4 и удерживают лишнюю пешку, то хуже у них быть не может».

Тут же завязалась дискуссия: как уберечься от коротких ничьих? «Многие вопросы снимает нокаут-система» – мнение гроссмейстера Андрея Харлова (он на турнире опекает – и как выяснилось, весьма успешно опекает – юного Артема Тимофеева). «Не многие – все вопросы снимает!», – в тон ему отвечал кто-то из журналистов старшего звена. Я, так получилось, сидел в этот момент в самом дальнем уголке пресс-центра и спорил в основном сам с собой, причем недолго, так как почти сразу же сам с собой согласился. Нет, не нокаут-система видится мне панацеей от всех бед, и не хочу я, чтобы сильнейшие шахматисты страны выявляли победителя, нокаутируя друг друга. Хочу я смотреть именно круговой турнир, но другой. Совсем, совсем другой!.. Хочу сидеть в большом, может быть, даже помпезном зале, и чтобы зал гудел – особым, ни на что другое не похожим шахматным тысячеголосым гулом. Чтобы дети из всевозможных ДЮСШ и СДЮШОР вслед демонстраторам воспроизводили ходы на карманных шахматах (я даже помню, как они назывались – «Симза»). Хочу, чтобы старики в очках с толстенными стеклами спорили, не замечая, что переходят на крик, хочу, чтобы тогда загоралась табличка «Соблюдайте тишину!», а когда и она не помогает, хочу, чтобы на середину сцены выходил главный судья и жестами (ладонями в глубину зала и вниз) просил зрителей успокоиться.

И если в таких условиях гроссмейстеры позволят себе согласиться на ничью в 10 ходов, хочу, чтобы им набили морду! А смотреть нокаут-систему хочу только в одном месте – на Уимблдоне.

 

...Рассматривая свои сны наяву, я не сразу заметил, как в пресс-центр вошел Алексей Дреев. Отпустить без пары-тройки вопросов гроссмейстера, чьи комментарии о партии с Морозевичем (см. отчет о втором туре) стали просто-таки уроком понимания шахмат, я не мог.

Алексей, позвольте прежде всего поблагодарить вас за вчерашнее блистательное выступление. Скажите, вы не думаете когда-нибудь в будущем стать шахматным педагогом? Мне кажется, вы просто созданы для этой работы.

– Я действительно думаю, что у меня получилось бы. Другое дело, что нужно приложить организационные усилия, а к этому я не готов. Но саму мысль о тренерской работе (может быть, о своей школе) не отвергаю.

В ЦШК за последний год были проведены несколько встреч любителей шахмат с ведущими гроссмейстерами: Свидлером, Бологаном.

– Опять же – меня никто не приглашал. Организуют такую встречу, позовут – разумеется, приду.

А сегодня – почему все сложилось так, как сложилось? На предстартовой пресс-конференции Каспаров предположил, что коротких ничьих на турнире вообще не будет...

– Результативность на турнире пока высокая, есть все основания думать, что таковой она и останется. А у сегодняшней ничьей есть вполне шахматные причины. Это не то, что я пошел 1.d4 – и предложил ничью; отнюдь. И заключительная позиция мне не нравилась, и по ходу партии выпало немало переживаний...

То есть это не расписная ничья?

– Ни в коем случае.

 

...Что-то неладное творится на турнире с Александром Мотылевым – боевым шахматистом и очень достойным, что называется, «правильным» молодым человеком. Еще вчера, во время его партии с Бареевым, когда второе поражение кряду казалось неминуемым, я обратился за разъяснениями к людям, имеющим к Александру самое непосредственное отношение. Гроссмейстер Евгений Наер (он на турнире секундирует Мотылеву) был полон сдержанного оптимизма: да, оптимальную форму Саша еще не набрал, но время еще есть, и наверстать упущенное вполне возможно.

Совсем другого мнения придерживался выдающийся тренер Марк Дворецкий: время упущено, и упущено безвозвратно. «Всем шахматистам, и особенно молодым, перед такими ответственными соревнованиями надо устраивать полноценный тренировочный сбор, – убежденно говорил Марк Израилевич. – К сожалению, это утопия; в действительности же талантливая молодежь в первую очередь должна зарабатывать деньги. Саша достойно выступил в сильном турнире на Корсике – но времени на действительно серьезную подготовку к суперфиналу первенства России он себе не оставил».

В партии с Бареевым обошлось; пройдя через проигрыш, Мотылев сам едва не победил. Кризис миновал? Увы, нет, и хотя по ходу его поединка с Коротылевым поражение казалось наименее вероятным исходом, оно все же случилось. Впрочем, обо всех перипетиях этой встречи рассказывает победитель.

B63 А. Мотылев – А. Коротылев

1.e4 c5

А. Коротылев: «У меня три первых хода: 1...е5, 1...d6 и 1...с5. Но сегодня выбора не было: я прочел ту ахинею, которую некоторые шахматные СМИ написали про мою партию из прошлого тура с Каспаровым, и понял, что отсиживаться больше нельзя. Если сделаю еще несколько крепких ходов – то поток этой ахинеи будет уже не остановить. Поэтому я понял, что должен сыграть 1...с5!».

2.¤f3 d6 3.d4 c:d4 4.¤:d4 ¤f6 5.¤c3 ¤c6 6.Ґg5 e6 7.Јd2 Јb6 8.0-0-0 Ґe7 9.f3

И. Одесский: «Гроссмейстер Свешников высказался в том духе, что 9.Ґe3 выигрывает. Можете это как-то прокомментировать?»

А. Коротылев: «Самое смешное, что я долго не решался сделать ход 8...Ґe7 (обычно в этой позиции сразу бьют на d4), именно потому, что не знал, как реагировать на 9.Ґe3!?

Но ведь играют же люди 8...Ґe7, причем очень неглупые люди. Например, Аврух. Подумав, я понял, что на 9.Ґe3 есть ответ 9...¤g4! Все не так просто, как это представляется заслуженному гроссмейстеру Свешникову».

На самом деле, пресс-центр, как я писал выше, уже был «в курсе». Красивый ничейный вариант продемонстрировал Митя Яковенко: 9.Ґe3 ¤g4 10.¤:c6 ¤:e3 11.¤:e7 ¤:d1 12.¤a4 (12.¤:c8? Ј:b2+ 13.ў:d1 ¦:c8) 12...Ј:f2 (12...Јc7? 13.¤:c8 ¦:c8 14.Ґb5+ ўe7 15.¦:d1) 13.Ј:d6 Ґd7 14.¤c5 ¤e3 15.Ј:d7+ ўf8 16.Ґd3 Ј:g2 17.¦e1 Јf2

Уклониться от повторения ходов не могут ни белые, ни черные: 18.¦h1 (18.¦e2? Јg1+ 19.ўd2 ¤f1+ 20.ўd1 ¤:h2+ 21.¦e1 Ј:c5) 18...Јg2 19.¦d1 ¤:d1 20.¤c8 Јg5+ (20...g6? 21.¤:e6+! f:e6 22.Јe7+ ўg8 23.Ґc4) 21.ў:d1 Јg1+ 22.ўd2 Јg5+и т.д.

А. Коротылев: «Оказывается, тут собрались теоретики...» (общий смех в зале).

9...Ј:d4 10.Ј:d4 ¤:d4 11.¦:d4 a6 12.¤a4 ¤d7

А. Коротылев: «Саша Мотылев начинал как яркий тактик. Но в последний год стал ориентироваться на технические позиции, очень прилично разыгрывает эндшпиль.

Это позицию, скажу честно, я дома не подготовил. Помнил только, что в партии Крамник – Свидлер (Вейк-ан-Зее 2004) – знаменитой, кстати, партии, той самой, в которой Петр сдался в ничейном разноцвете, было сыграно 12...Ґd7 13.¤b6 ¦d8 14.¤:d7 ¦:d7. И вот за доской я никак не мог понять: а как же Крамнику удалось получить разноцвет? На первый взгляд кажется, что у белых просто преимущество двух слонов.

Алексей Коротылев немного путает; в партии Крамник – Свидлер пешка fстояла не на f3, а на f4. Вот точный порядок ходов в той партии: 1.e4 c5 2.¤f3 d6 3.d4 c:d4 4.¤:d4 ¤f6 5.¤c3 a6 6.Ґg5 e6 7.f4 Јb6 8.Јd2 ¤c6 9.0-0-0 Ј:d4 10.Ј:d4 ¤:d4 11.¦:d4 Ґe7 12.¤a4 Ґd7 13.¤b6 ¦d8 14.¤:d7 ¦:d7. А вот как через три хода Крамник получил разноцвет: 15.Ґe2 h6 16.Ґh4 ¤h5 17.Ґ:h5 Ґ:h4.

13.Ґ:e7

А. Коротылев: «Я считал, что основной ход здесь 13.Ґe3, и если 13...b5 14.¤c3 ¤e5, то 15.a4!? ¤c6 16.¦d1 b4 17.¤b1, и дальше конь лезет на с4 через d2. Разумеется, вариант примерный, может быть, он не выдерживает критики. Но за доской я не очень понимал, что буду делать против такого перевода коня на с4».

13...ў:e7 14.c4 ¦b8 15.Ґe2 ¤c5

А. Коротылев: «Размышлял над конкретной идеей: 15...b5!? 16.c:b5 a:b5 17.¤c3 b4 18.¤b5 b3 19.a4 (19.a:b3 ненадоиграть) 19...Ґa6 20.¦hd1 ¦b6. Смотрю на эту позицию – игра черных эндшпильному духу никак не соответствует. Создал себе слабую пешку на b3; а ну как динамика иссякнет, эту пешку съедят, и партия закончится.

Другая идея – 15...b6, скорее всего, связана с перспективой перевода коня на b7».

М. Улыбин: «А это можно назвать перспективой?»

А. Коротылев: «Унылая перспектива, что и говорить. Нет, фианкеттировать коня мне не хотелось».

16.¤b6 ¦d8

Д. Яковенко: «А нельзя ли сразу сыграть 16...e5 ?»

А. Коротылев: «На 17.¤d5+ придется сыграть 17...ўf8, и королевская ладья вне игры. Вчера Гарри Кимович поприжал эту же ладью ферзем с е8, и потом у него все легко раскрутилось. У меня так не получится».

17.b4

17...e5!?

А. Коротылев: «Тут я надолго задумался: а не сыграть ли мне 17...¤d7!? Если 18.¤:d7 Ґ:d7 19.¦hd1 Ґe8, то черные в полном порядке. Сильнее 18.¤a4! ¤e5 (после 18...b5 19.c:b5 a:b5 20.¤c3 проблем также хватает с избытком) 19.¦d2 или 19.a3. И что? На d4 коня я не перевел, и как препятствовать игре белых на ферзевом фланге – непонятно».

18.¦d2

Д. Яковенко: «При 18.¦dd1!? с последующим ўc1-d2-e3 белые по сравнению с тем, что было в партии, выигрывали темп».

18...¤e6 19.¦b2 ¤d4 20.ўd2

А. Коротылев: «Белым король на е3 нужен потому, что он им не нужен на с1...»

20...Ґe6 21.ўe3 g6!?

А. Коротылев: «При немедленном 21...f5 после размена нужно считаться с переводом слона на е4. На f5 черные обязаны брать пешкой!»

22.Ґd3

М. Улыбин: «А не пора ли белым отфиксировать равенство с помощью жертвы качества: 22.¦d1 f5 23.¦:d4!? e:d4+ 24.ў:d4...»

22...f5 23.a4

Д. Яковенко: «Гораздо сильнее выглядит 23.f4!?»

А. Коротылев: «Самое смешное, что этот ход я видел и собирался реагировать так: 23...g5?! 24.f:e5 f4+??! И вовремя заметил «опровержение» 25.ў:d4. Наверное, надо играть 23...¦f8, но тогда 24.g3, и затем a2-a4-a5, b4-b5. Миша (обращаясь к М. Улыбину – И.О.), ты, кажется, говорил, что белым надо поддерживать равенство – а как после 23.f4! черные могут сопротивляться?

Почему-то вместо Улыбина ответил...

С. Железный (не раздумывая ни секунды): «Надо сыграть 23...¤c6, вот как! Напряжение в позиции надо создавать!»

Е. Атаров (не раздумывая ни секунды): «Предлагаю сделать Станислава Петровича 12-м участником турнира!»

23...f4+! 24.ўf2 g5

25.h3?!

А. Коротылев: «И вот большой вопрос: а надо ли было играть 25.h3?!, ослабляя тем самым поле g3? Требует проверки немедленное 25.a5 h5 26.b5 g4 27.¦hb1. Грозит отскок коня с шахом, и теряется ладья на b8. После 27...ўf7 28.b:a6 b:a6 надо смотреть 29.c5!? d:c5 30.Ґ:a6 ¤c6 31.¤c4. Например, 31...¦:b2+ 32.¦:b2 ¦d4 33.Ґb5 Ґ:c4 34.Ґ:c6.

М. Улыбин (тихо-тихо): «34...¦d

А. Коротылев: «Ой, нам мат на f1!»

М. Улыбин: «Не все так просто; надо считать 35.Ґd5+».

М. Савинов: «Вместо 32...¦d4 выигрывает 32...¤b4 33.¤:e5+ ўf6».

А. Коротылев: «Да, согласен».

Д. Яковенко: «Белые поторопились с ходом 29.c5. Сильнее 28.¤d5 Ґ:d5 29.e:d5 или 29.c:d5.

А. Коротылев: «Может быть, у черных по-прежнему тяжелая позиция».

25...h5 26.a5 ¦h8 27.b5 g4 28.¤d5+

А. Коротылев: «Видел такой вариант: 28.h:g4 h:g4 29.¦:h8, и теперь радостный промежуток 29...g3+! 30.ўg1 ¦:h8. Перевес у черных, но он не решающий. Минус один, как сказал бы Фриц. Хотя шансы, конечно, немалые, например: 31.¤d5+ Ґ:d5 32.e:d5 ¦a8 33.b:a6 ¦:a6 34.¦:b7+ ўf6 35.¦b6 ¦:a5 36.¦:d6+ ўe7 и т.д.

Саша Мотылев после партии предложил 28.¦hb1!?, и, может быть, это самое верное решение».

28...Ґ:d5 29.e:d5 g3+!

А. Коротылев: «Хотя во время партии я стараюсь не оценивать позицию (чтобы не думать о плохом), но тут даже мне оценка стала ясна».

30.ўe1 ¦a8 31.ўd2

Д. Яковенко: «Можно попытаться построить позиционную крепость – 31.b6, но, скорее всего, черные прорвутся путем е5-е4! в подходящий момент».

31...a:b5 32.¦a1 b6! 33.c:b5 (33.a6 b:c4 34.Ґ:c4 b5! 35.Ґ:b5 ¦hb8) 33...¦:a5 34.¦:a5 b:a5 35.h4 ¦b8 36.b6 a4 37.¦b4 a3 38.Ґc4 (38.ўc3 ¤:f3! 39.g:f3 a2 40.¦a4 g2)

38...e4!

А. Коротылев: «Этот ход требует по отношению к себе каких-то эпитетов, но если вдуматьсяон очень простой, и значит, эпитеты не нужны».

39.f:e4 f3! 40.¦b1 f:g2 41.ўe3 ¦:b6! 42.¦g1 ¤c2+ 43.ўf4 ¦b4 44.Ґd3 ¦b2 45.Ґc4 ¤d4.Белые сдались.

При этих словах журналисты зааплодировали. Занавес, отделяющий нас от внешнего мира, отдернулся, и в комнату вошел руководитель пресс-центра А. Рошаль: «Вот вы тут аплодируете, а на сцене все слышно. Играющие приняли аплодисменты на свой счет и теперь вглядываются в позиции, не понимая, чем заслужили к себе такое отношение».

Я успел задать последний вопрос:

Алексей, вы говорите, что не оцениваете позицию, когда играете. Но все-таки: был ли такой момент в данном конкретном поединке, когда вы сказали сами себе: все, перестаю играть на ничью, начинаю игру на победу?

– Дело в том, что у меня установки играть на ничью никогда не было! Разве что турнирная ситуация обязывает, но первые туры в круговике – совсем не та ситуация, чтобы во чтобы то ни стало «сушить» позицию. Опять-таки возвращаясь к публикациям в прессе по поводу вчерашней партии: мол, птенец увидел огромного дога...

Евгений Атаров: Это где вы такое прочли?

Алексей Коротылев: Да у вас же.

Евгений Атаров: Мы ничего такого не писали.

Алексей Коротылев: Нет, я не цитирую дословно, я передаю суть. Что вот, мол, увидел огромного дога и в голове одно желание – выжить. Если в голове преобладают подобные мысли, лучше полностью переключаться на тренерскую работу, я так считаю. Каспаров – такого класса шахматист, что с ним как ни ходи – а все равно ходы на фоне его ходов будут смотреться блекло. Это нужно учитывать всем, в том числе и журналистам.

А вот на самой популярной в мире игровой зоне ICC отношение к Каспарову, видимо, несколько иное. Потому что по окончанию третьего тура помимо реальных результатов появился и такой:

G. Kasparov – BYE 0:1

Шутка во всяком случае недобрая и (зная о суеверии 13-го чемпиона мира) может оказаться не без последствий. В смысле, санкций.

 

P.S.

Покидая пресс-центр, столкнулся с Верой Небольсиной. Сибирячка, как и Женя Романов, возвращается с детского чемпионата мира, но в отличие от Жени, едет не домой, а на очередной турнир. Задаю дежурный вопрос: как, мол, впечатления (заранее предугадывая ответ, ведь в пресс-центре даже поражения Свидлера и Морозевича не вызвали особого резонанса). И вдруг...

– Удивительный тур, удивительный! – у Веры глаза горят, говорит она взахлеб, и ни намека на фальшь в ее словах, уж поверьте, не было. – Как тонко разыграл Шотландскую партию Цешковский, какими этюдными ходами он реализовывал свое преимущество против Морозевича! А какой молодец Артем Тимофеев! Ведь Свидлер применил новинку, усилив недавнюю партию Белозеров – Филиппов (извини, читатель, если я спутал фамилии – мне-то, в отличие от Веры, эта информация ни о чем не говорит – И.О.), а Тимофеев сумел ее нейтрализовать и победил такого сильного соперника! Я получила громадное удовольствие, а вариант, избранный Тимофеевым, обязательно попробую применить на том турнире, который мне сейчас предстоит.

Таких болельщиков в зале сидело – я думаю, ровно два человека. Вера и ее отец, мастер Валерий Небольсин. Сегодня уезжают и они. Кто остается?

Репортаж из пресс-центра (4-й тур)



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки