e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

13.04.2004 И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

В эту зиму с ума

Я опять не сошел, а зима

Глядь, и кончилась...

И.Бродский

"Стихи в апреле"

 

Играя в ответ на 1.d4 e6 2.c4 – 2...b6 и затем 3...Ґb7, черные бросают своему противнику вызов. О мотивах такого поступка я довольно рассуждал в предыдущих публикациях    (с двумя предыдущими публикациями Вы можете ознакомится на нашем сайте : "Английская муть на русский лад" и "Когда нельзя, но очень хочется" ).   На сей раз хочу взять себе белые – еще и потому, что, анализируя в основном на экране монитора, я нередко забывал переворачивать виртуальную доску.

Итак, какова может быть реакция белых на дебют А40? Да, собственно, такая же, как и на брошенную в ваше лицо перчатку. Ее можно поднять, и тогда дуэль неизбежна. Вы вправе собой гордиться – вы смелый человек, но если проиграете, то многие рассудят, что вы поступили глупо. Бретеры вроде Александра Белявского двигают вперед теорию вариантов 1.d4 e6 2.c4 b6 3.e4 Ґb7 4.Ґd3 f5 5.ef5! Ґg2 6.Јh5 g6 7.fg6 Ґg7 8.gh7 ўf8 9.¤е2! и 5...Ґb4!? 6.ўf1, но, оглядываясь, видят, что за ними почти никто не идет.

От открытого боя можно под тем или иным предлогом уклониться – и это отнюдь не признак трусости. Встречи на высшем уровне Каспаров – Морозевич (Франкфурт 2000) и Карпов – Морозевич (Канны 2002) были начаты тишайшим способом 1.d4 e6 2.c4 b6 3.а3!?; имена игравших белыми сами по себе служат оправданием такой постановке дебюта. Далее может последовать 3...Ґb7 4.¤с3 (белые в последний раз предлагают сопернику одуматься и путем 4...d5 вернуться в русло ортодоксальных дебютов) 4...f5 5.d5! Стоит обезопасить себя от выпада слона на b4, как нажим на пункт е4 заметно теряет силу. А поскольку А40 других идей черным предложить не может (идейная бедность – побочный продукт любого кривого дебюта), то черные обречены на тяжелую многоходовую борьбу за уравнение. Все равно, как если бы вместо дуэли вам предложили написать прошение – без точной даты его рассмотрения и без особых надежд на благополучное разрешение дела.

Почти все гроссмейстеры с рейтингом «2600+» перешли на систему с 3.а3, на игру «с ничьей в кармане». Практицизм? Конечно, но не трусость.

Но на свете, помимо бесшабашных мушкетеров и целеустремленных спецов, есть и третья, ни на что не похожая порода людей. Это чудаки. Ни выгоды, ни славы они не ищут; чего им надобно, они вряд ли и сами способны объяснить. Но скучно рядом с ними не бывает никогда. Ах, вы не рядом, а заодно? Тогда вам более всего подойдет вариант 1.d4 e6 2.c4 b6 3.e4 Ґb7 4.Јc2. Есть ходы сильнее, есть крепче – но любопытнее 4.Јc2!? хода не сыскать.

Легитимные способы давления на пункт е4 не срабатывают: 4...f5? 5.ef5 (слон еще не на d3), 4...Ґb4?! 5.Ґd2 (конь еще не на с3). Остается только 4...Јh4. Попеременно удивляя друг друга, черные и белые движутся навстречу вариантам (I) 5.¤с3 Ґb4 6.Ґd3 f5 7.¤f3! и (II) 5.¤d2!? Ґb4 6.Ґd3 f5 7.¤f3!И вряд ли кто из играющих достоверно знает, чем все это безобразие может кончиться.

I

1.d4 e6 2.c4 b6 3.e4 Ґb7 4.Јc2 Јh4 5.¤c3 Ґb4 6.Ґd3

Что главное для черных в этом положении? Думаю, ответ вас удивит. Главное – успеть взять слоном на с3 с шахом! То есть либо 6...Ґc3!?, либо 6...f5 7.¤f3! Ґc3!?, но никак не позже! Если дотянуть до того, что белые успеют рокироваться – прощай, надежда на успех. Конкретно:

6...f5 7.¤f3! Јg4?! 8.0-0 Ґc3 (без шаха!) 9.h3!, и надавить как следует на е4 черные уже не успели:

9...Јh5 10.bc3 ¤f6 11.¤d2 fe4 12.¤e4.

Далее в партии Шварцман – Дьё (Франция 1992) черные только усугубили свои трудности: 12...0-0?! (12...¤e4 13.Ґe4 Ґe4 14.Јe4 ¤c6) 13.¤g3! Јh4?! 14.Ґe3 ¤c6 15.Јd2±.

Есть шикарная, совершенно фантастического накала партия Харлов – Бродский, одна из самых зрелищных в А40. Но как черным нужно играть эту позицию, мы из партии не узнаем. Есть идея А.Ермолинского, но, дав определенное направление, он обрывает анализ даже не «на самом интересном месте», а еще несколько ранее. Я периодически возвращаюсь к анализу этих позиций на протяжении восьми лет. Но разгадка не далась и мне.

А.Харлов – М. Бродский
Херсон 1991

6...Ґc3!?

Ход очень темный. Очень! Как говорила мисс Марпл в одном из романов Агаты Кристи: «Всей правды в этом деле никто не знает».

7.bc3

7.Јc3? Ґe4 8.g3 Јg4µ.

7...f5 8.g3

Черные лишили соперника такого важного ресурса, как 8.¤f3: 8...Јg4 9.0-0 fe4 10.¤e5 Јg2! 11.ўg2 ed3 и 12...dc2. Уже неплохо.

8...Јh5 9.f3 fe4 10.fe4

Трусоватое 10.Ґe4?! Ґe4 11.Јe4 ¤c6 избавляет черных от необходимости искать перевес – он сам плывет им в руки. Далее в партии Колвик – Ермолинский (Эшвиль 1995) последовало 12.¤e2 ¤f6 13.Јd3 0-0 14.0-0 Јf5 (переводя игру на технические рельсы, но возможно и бойкое 14...e5!? 15.Ґd2 ¦f7 16.ўg2 ¦af8µ, Кнест – Янтурин, Пардубице 1998) 15.Јf5 ef5 16.Ґf4 ¤a5 17.c5 ¤d5µ. О таком эндшпиле любой, кто играет А40, мечтает в своих самых сладких снах. Как видите, иногда они сбываются.

10...¤f6 11.¤e2

Критическая позиция. После 11...Јf3? украинский гроссмейстер Михаил Бродский форсированно оказался в проигранном положении, хотя ход выглядит вполне в духе А40.

Прав Ермолинский: единственный ответ – 11...e5!, препятствующий выводу легких белых фигур на f4. Еще три полухода угадываются легко: 12.0-0 ¤g4 (не проходит 12...0-0 13.¦f5 Јh3 14.de5 ¤g4 ввиду 15.¤f4) 13.h4, но дальше – темнота. И ни одной партии на тему 11...e5! 12.0-0 ¤g4 13.h4 мне не известно.

12.¦f1 Јg2 13.e5 ¤g4?

Окончательно ухая в пропасть. Сверхскоростной спуск вниз сдерживало 13...¤e4, но после 14.Ґe3 или 14.Ґa3 все равно как-то не по себе.

14.Ґg5! (угрожая матом после 15.Ґg6) 14...d6 15.Ґh7 ўd7

Когда в 1996 году мы (я и мой ученик Артур Янтурин) начали анализировать 6...Ґc3!?, компьютеров и другого подспорья у нас под руками не было. Тем не менее, мы быстро дошли до этой позиции, так же быстро решили, что из-за 16.Јg6 идти на нее Артуру ни в коем случае не следует, и занялись другими вариантами.

И сейчас мне кажется, что мы были тогда правы в нашем анализе: 16.Јg6! – самое убедительное решение позиции. Вот примерные варианты:

16...¤h2 17.Јg7 ўc6 18.d5! ed5 19.¤d4 ўc5 20.Јc7 ¤c6 21.Јd6 ўc4 22.Ґd3! ўd3 (22...ўс3 23.¤b5! ўd3 24.Јa3 ўc4 25.¤d6 ўd4 26.Јe3...) 23.0-0-0 ўc4, и к неизбежному мату ведет тихий ход 24.Јa3!;

16...Ґf3 17.¦f3! Јf3 18.Јg7 ўc6 19.Јh8 Јh1 20.ўd2 Јa1 21.Ґe4 d5 22.cd5ed5 23.Јe8 ўb7 24.Ґd5 c6 25.Јf7 ўa6 26.Ґc4, и дальше уже одно сплошное добивание: 26...b5 27.Ґe6 Јb2 28.ўe1 ¤h2 29.Јc7 ¤f3 30.ўf2 ¤g5 31.Ґc8....

16.¦f7, избранное Андреем Харловым, позволяет черным избежать мата. Отсрочкой Бродский пользуется блестяще, ставя сопернику максимальные трудности.

16...ўc8 17.Јg6 Ґf3 18.Јe6 ўb7 19.ed6 ¤c6! 20.¦c7 ўa6 21.Ґd3

Одно время мне казалось, что этот ход вообще выпускает выигрыш (король белых отныне будет чувствовать себя столь же неуютно, как и его визави), и я стал искать обходные пути. Красота кругом стоит – неимоверная!

21.0-0-0!? ¦h7 22.Јf5 ¤ge5! (22...¦h2 23.Јb5...) 23.Јh7 (попытка настоять на своем оборачивается пшиком: 23.Јb1?! ¤c4 24.a4 ¤a3 25.Јd3 ўa5µ) 23...Ґe4! (все было бы слишком просто, если бы не нашлось альтернативы 23...Јe2? 24.Јc2).

Фигуры – и те, и эти – словно бы сошли с ума. Лучшее, что белые могут придумать – это вывести почти всех за край поля: 24.Јe4! Јe4 25.de5 ¤e5 (хочется сохранить связку «ферзь+конь», впрочем, и после 25...Јe2 26.¦c6 Јe5 белые выигрывают: 27.Ґd2 ¦d8 28.¦e1! Јf6 29.¦e7! ¦d6 30.¦cc7) 26.¤f4 ¤f3 (или 26...¤c4 27.¤d3! ¤d6 28.¤b4 ўb5 29.¦d6, и белый цвет на доске начинает опасно преобладать) 27.d7! ¤g5 28.¤d5! ¤e6 29.¦c8 ўb7 30.¦a8 ўa8 31.¤c7! Фантастика!

21...¤f2! 22.ўd2 ¤d3 23.ўd3 ¦ae8 24.Ґe7

Это первый за обе стороны ход со времен 11.¤e2 (исключая ходы королем), когда соперники ничего не съели и ни на что не напали!

24...¦h6 25.¤f4

25...Јb2!

Был сильный соблазн прекратить обмен ударами и перейти в эндшпиль. Но проблема в том, что боевые действия не утихают и в эндшпиле: 25...¦e6 26.¤g2, и далее

26...¤e7 27.¦e1! ¤f5 28.¦e6 ¦e6 29.d7, и прыткая лошадка локтями пробивает себе дорогу на b4: 29...¦d6 30.¤e1! Ґc6 31.¤c2! Ґd7 32.¤b4 ўa5 33.¦a7# или 29...Ґe4 30.ўd2 ¦d6 31.¤f4 Ґc6 32.¤d3!;

26...Ґg2 27.d5 ¤e5 28.ўc2 ¦h6 29.¦e1;

26...Ґe4 27.ўd2 ¤e7 28.¦e1! ¤f5 29.¤f4 ¦d6 30.¤d3!, и все равно черным не избежать поражения.

26.Јe1 ¦d6

Почему я засомневался в 21.Ґd3 ? Дело в том, что черные упускают возможность всерьез поговорить о мате: 26...¦h2!? То, что это не пустой треп, пусть убедят вас варианты 27.¦b1? Јc2 28.ўe3 Јe4# и 27.Јc1 Јf2 28.Јa3 ¤a5.

И опять лучшее, что могут придумать белые – принять волевое решение: «Фигуры – с поля!» 27.ўe3! ¦h1 28.ўf3! ¦e1 29.¦e1 Јc3 30.¦e3. Компьютер преисполнен уважения к королеве, но лишь потому, что в его силиконовые пустоты не закачали истину «один в поле не воин»: 30...Јc4 (30...¤d4 31.ўe4!)31.d5! Јf1 32.ўg4 Јd1 33.ўg5ќ.

27.¦b1! Јh2 28.¦b3! Јh7 29.ўd2 Јh2 30.ўe3! ¦e7 31.¦e7 ¤e7 32.ўf3 ¤c6 33.c5 ¦d8 34.cb Јa2 35.¦b1 ¤a5 36.b7 ¦b8 37.Јe6! Јe6 38.¤e6

Черные сдались. Не знаю, что еще сказать. Удивительная партия.

Если идея Ермолинского 11...e5! себя не оправдает, есть ли у черных какие-нибудь другие возможности? Да, конечно. Уже 9...fe4 играть не очень хочется: мы развязываем руки коню g1, а через него – всему королевскому флангу белых. Что предложить взамен? Только не 9...¤f6?! 10.e5 Ґf3? – это проигрывает: 11.¤f3 Јf3 12.¦f1. А вот 9...¤c6!? заслуживает всяческого внимания, если только вы готовы пожертвовать пешку: 10.ef5ef5 11.Ґf5 0-0-0 или 10...0-0-0 11.fe6de6. Интересен и переход на чисто позиционные рельсы: 9...fe4 10.fe4 ¤c6!? 11.¤e2 e5.

Но вернемся к позиции, изображенной на первой диаграмме.

В.Суббараман – Р.Вера
Убеда 1998

На самом деле реквизиты белых следует читать так: Суббараман Виджайялакшми, и что здесь что – вопрос настолько интимный, что право ответа на него я предоставляю вам, уважаемый читатель.

6...f5 7.¤f3! Ґc3!

Если вы подумали, что эта партия тождественна только что рассмотренной, то вы глубоко заблуждаетесь! Это антиподы! В партии Харлов – Бродский белые не могли брать на с3 ферзем, а здесь – обязаны (8.bc3? Јg4 9.0-0 fe4 10.¤e5 Јg2!). Там белые лишены возможности сыграть ¤f3 в каком бы то ни было случае, здесь – только так и должны играть, если только заранее не оговорено, что игра пойдет в поддавки.

Единственное, что объединяет эти партии – целина. Поле непаханое.

8.Јc3 Јg4 9.0-0 fe4 10.¤e5


Куда отступить: на h5 или h4? «А какая разница?» – может спросить иной нетерпеливый читатель. Ну, как вам сказать. У ферзя на королевском фланге могут быть большие проблемы, и с этой точки зрения благоразумнее оставить его на диагонали h4-d8. Чуть что – сразу в норку. С другой стороны, ферзь на h5 приглядывает за диагональю d1-h5. Впрочем, эти лежащие на поверхности соображения в процессе анализа отпадают как несущественные. На смену им приходят другие. Так, в ряде вариантов оказывается важно, чтобы черный ферзь... контролировал поле g3!

Окончательный вердикт: что сильнее – 10...Јh5 или 10...Јh4 – может вынести только практика. А она на сегодняшний день ничтожно мала.

Что можно сказать достоверного про ход 10...Јh4 уже сейчас? То, что ответ 11.Ґc2?, горячо одобряемый «ЭШД» («11...d6 12.Ґa4 c6 13.d5! с инициативой»), на самом деле ведет белых к скорой и безликой гибели: 13...de5 14.Јe5 Јe7 15.dc6 (15.de6 ¤f6) 15...¤c6 16.Јe4 ¦c8 17.¦e1 ўf7 (Рохледер – Хергеле, по переписке 1991). И поделом – свои мозги надо иметь отдавать фигуру ни за что ни про что.

Остается 11.Ґe2. Немецкий мастер Клаус Гавенс, чья фамилия неспроста так неловко звучит для русского уха, умудрился потерять ферзя уже через два хода: 11...¤f6?! 12.Ґe3! 0-0? (12...¤c6!)13.Јc1. Узрев почти неминуемое 14.Ґg5, черные сдались (Сагафос – Гавенс, Берген 2000). Мои партии с разными компьютерными программами начинались с хода 11...d6!?, и всякий раз мне отвечали по-доброму: 12.g3 Јe7 13.Ґh5 g6 14.Ґg6 hg6 15.¤g6 Јg7 16.¤h8 Јh8. Чего громозеки нашли в этой позиции – не пойму. По-моему, она безнадежна. Если этот вариант и впрямь вершина того, что белые могут предложить в ответ на 10...Јh4, то, значит, нужно играть 10...Јh4.

В чем я совершенно не уверен.

10...Јh5 11.Ґc2 ¤f6?!

В этой позиции 11...d6?! катит далеко не так гладко, как в прошлый раз: 12.Ґa4 c6 13.Јg3! ¤e7 14.Ґd1 Јf5 15.¤g4. Что делать? Играть 15...d5 очень не хочется. Да, видно, придется: если 15...e5, то 16.de5 d5 17.f3! Явное «не то».

Стоит прислушаться к рекомендации кубинского гроссмейстера Гильермо Гарсиа: 11...¤e7!?

12.Ґd1 Јh4

Теперь можно форсированно добиться перевеса, играя 13.Ґe3! ¤c6 (13...d6? 14.Јc1!)14.d5! Очень тонко – белые не только отказываются от дальнейшей охоты за ферзем, но и находят способ, как расшатать внешне вполне устойчивую позицию черных.

Кстати, а почему охота за ферзем не дает результата? Ответ не лежит на поверхности:

14.Јd2 ¤e5 15.de5(15.Ґg5 e3!) 15...¤g4 16.Ґf4 e3! 17.fe3 0-0-0;

14.Јc1 ¤e5 15.de5(15.Ґg5 ¤d3) 15...¤g4 16.Ґf4 e3!? (16...0-0? 17.Ґg3 Јh5 18.h3) 17.f3 ¤h6 18.Јe3 ¤f5 19.Јd2 c5 (хотябы) 20.Ґa4 ¤d4.

А вот после 14.d5! ¤e7 (увы, пешка несъедобна: 14...ed5? 15.¤c6 Ґc6 16.cd5 Ґd5 17.Јe5 ўf7 18.Ґg5 или 16...¤d5 17.Јg7 0-0-0 18.Ґg5 – для черного ферзя эти варианты подобны второй и третьей серии фильма «Крик») 15.de6 de6 16.Ґa4 c6 17.Јa3! обсуждать больше нечего: огромный перевес белых. Именно так и продолжалась партия Гарсиа – Форинтош (Монпелье 1985).

13.c5?

На беду Суббараман Виджайялакшми, у белых нет других приличных идей, кроме 13.Ґe3! ¤c6 14.d5! Либо поднять эту (не самую простую, прямо скажем) идею – либо сразу же получить плохо.

13...¤c6 14.cb6 ab6 15.¤c6 Ґc6 16.d5 Ґd5 17.Јc7 0-0 18.Јb6 ¤g4 19.h3 ¤e5 20.b3 ¦f5 21.Јd6 e3! 22.Ґe3 Јe4 23.Ґf3 ¦f3!

Белые сдались.

II

1.d4 e6 2.c4 b6 3.e4 Ґb7 4.Јc2 Јh4 5.¤d2!? Может быть, и не сильнее, чем 5.¤с3 (по моему мнению, – сильнее), но уж точно идейнее. Хотя конь на d2 смотрится довольно неуклюже, он отлично взаимозаменяется (можно так сказать?) с будущим конем f3. А это главное.

5...Ґb4 6.Ґd3 f5 (6...Јg4!, но об этом как-нибудь в другой раз) 7.¤gf3!

Я преисполнен глубокого пессимизма по поводу перспектив черных в этом разветвлении и собираюсь привлечь вас на свою сторону.

П.Киряков – М.Шепперд
Порт-Эрин 2000

1) 7...Јh5?!

Неконкретный средний ход, вполне одобряемый теорией. Слепая старушка, вечно просит показать ей дорогу.

8.0-0!

Теория в основном разбирает почему-то ход 8.a3?! – нелепая потеря времени. После 8...Ґd2 9.Ґd2?! (9.¤d2!) 9...¤f6 10.ef5 Ґf3 11.gf3 ¤c6 черные добивались успеха как при 12.Ґc3 Јf3 13.¦g1 0-0-0 (Ремлингер – Кеньгис, Гаусдаль 1991), так и при 12.Ґe3 e5!? 13.de5 ¤e5 14.0-0-0 ¤d3 15.Јd3 Јf3 16.¦hg1 0-0-0 (Уэбстер – Кинг, Истберн 1990).

8...¤f6 (8...Ґd2 9.¤d2! ¤c6 10.Јc3).

9.h3!

Такой ход говорит о классе игрока больше, чем иная комбинация. Красноярский гроссмейстер Петр Киряков отлично разобрался в позиции. У черных не остается активных идей! Любопытно, что Кеньгис, очень уважаемый специалист по А40, разбирает только 9.ef5?! Ґd2 10.¤d2 Јg4 с неясной игрой. Но после 9.h3! никаких неясностей не остается: у белых огромное позиционное преимущество.

9...0-0 10.e5 g5?

Глупость, конечно. Надо было трубить отбой и замереть, не шелохнувшись: авось пронесет.

11.ef4 g4 12.hg4 fg4 13.¤e5 ¦f6

Неужели черные рассчитывали, что им позволят сыграть 14...¦h6 ?

14.¤e4 Ґe4 15.Ґe4 g3 16.fg3 ¦f1 17.ўf1 ¤c6 18.¤c6 ¦f8 19.ўg1 dc6 20.Ґf4

Черные сдались. Как говорится в таких случаях, «важная для теории партия». Но старушка теория не захотела эту важную партию заметить.

Вместо 7...Јg4 или 7...Јh5 черные должны играть конкретно:

2) 7....Ґd2!?

Белые оказываются на распутье: то ли стараться защитить свои пешки (8.ўf1 или 8.¤d2), то ли махнуть на них рукой (8.Ґd2 Јg4).

История варианта началась с партии Полугаевский – Корчной (Эвиан 1977). Лев Полугаевский выбрал самое неудачное продолжение:

А) 8.ўf1?! Јh5 9.Ґd2 ¤f6 10.ef5?!, и после 10...Ґf3 11.gf3 ¤c6 12.Ґc3 0-0 его позиция обратилась в руины. Много лет спустя Джонатан Спилмэн короткой рокировке на 12-м ходу предпочел длинную и тоже легко выиграл (Куинн – Спилмэн, Дублин 1993).

В) Недостаток 8.¤d2?! выявила партия Киряков – Тратар (Пардубице 1995). По сравнению с предыдущей партией Кирякова черный ферзь не вытеснен с 4-й горизонтали, он продолжает оказывать давление на пешечный ряд белых. Правда, при 8...¤c6 9.Јc3 ¤f6 10.g3 Јh5 11.Ґe2 Јh3 12.Ґf1 Јh5 13.Ґg2 белые успевают все защитить.

8...¤f6! 9.g3 Јh3?!

Мне представляется, что после 9...Јh5 за равенство борются белые. Например, 10.Ґe2 (опасно 10.0-0 ¤g4 11.¤f3 0-0) 10...Јf7 11.Ґf3 ¤c6 12.Јc3 fe4 13.¤e4 0-0, и на 14.Ґf4 находится контрудар 14...d5!

10.Ґf1 Јh5 11.Ґg2 0-0 12.0-0 ¤c6?!

Принципиально неверное решение. В позициях такого рода черные должны менять легкие фигуры, оставляя своего коня один на один с не самым поворотливым чернопольным слоном противника: 12...fe4! 13.¤e4 ¤e4 14.Ґe4 Ґe4 15.Јe4 ¤c6 16.Ґf4 Јf5. Ничья была достижима, в то время как теперь белые получают небольшой, но длительный, зажимного типа перевес.

13.Јc3 ¤e7 14.e5І ¤e4 15.Јf3 Јf3 16.¤f3 Ґa6 17.b3 b5 18.Ґa3 ¦fe8 19.¦fc1 bc4 20.bc4

Черные не смогли удержать этот эндшпиль. Почему меня это не удивляет?!

С) 8.Ґd2!

Представление начинается. Едва пробьет десять склянок, как белые окажутся «без двух».

9...Јg4 9.¤e5 Јg2 10.0-0-0 fe4

Австралийский гроссмейстер Йан Роджерс неоднократно играл этот вариант за оба цвета, а затем посылал партии в «Информатор». С его короткими, четкими, ясными – и почти всегда абсолютно неправильными комментариями нам не раз придется столкнуться.

В этой позиции, к примеру, он советовал попробовать 10...Ґe4. Некто Леблан попробовал. Оказывается, 10...Ґe4? проигрывает форсированно: 11.¦hg1 Ґd3 12.Јd3 Јe4 13.Јg3 g6 14.¤g6!, и приходится сдаться (Вуятович – Леблан, Лондон 1991).

11.Ґe2

Над этой позицией висит густой туман, и напустили его как раз англичане. Со слов Пласкетта, Тисдалла и Кина (последний был секундантом Корчного в его претендентском матче 1977 года с Полугаевским) дела обстоят следующим образом. Якобы в 6-й партии матча Корчной избрал дебют А40 без предварительного анализа. Наудачу, так сказать. Выиграв, подверг критический момент партии (перед 8.ўf1?!) анализу. Дойдя до позиции, изображенной на диаграмме, оценил ее как «очень опасную», впрочем, без уточняющих эту оценку вариантов. Ужаснулся, и более в том матче А40 не применял. Позже этот рассказ слово в слово был повторен Дэниэлом Кингом, но правдоподобнее от этого не стал.

Практика сосредоточилась на двух ходах: 11...¤c6 и 11...¤f6.

Л.Ремлингер – Й.Роджерс
Филадельфия 1986

11...¤c6

Черные намекают на длинную рокировку.

12.¤c6 Ґc6 13.d5! (намек понят) 13...Ґb7?

Собственно, на этом теоретическое значение партии и заканчивается. Отказ от взятия пешки немедленно делает позицию черных безнадежной.

Неумно и 13...ed5 14.cd5 Ґb7? 15.¦hg1 Јh2 16.Јe4 ўf8 17.¦g7!, и черные в партии Альбрехт – Дриль (ФРГ 1986) сдались, причем отнюдь не преждевременно: 17...ўg7 18.Ґc3 ўf7 19.Јf5 ўe7 (19...ўe8 20.Ґh5) 20.Јg5 ўd6 21.Ґb4 так или иначе вело к мату.

Единственная возможность (по принципу «бери все, что дают») 13...ed5 14.cd5 Ґd5 будет разобрана после того, как мы закончим с партией Ремлингер – Роджерс.

14.Ґh5 g6

И после 14...ўd8 от белых не требуется слишком много усилий, чтобы доказать свое превосходство: 15.de6 ¤f6 16.¦hg1 Јh2 17.¦g7! Јh5 18.Ґg5 d6 19.Јc3!

15.Ґc3?

Белые элементарно зевают шах на g5. Выигрывало другое нападение на ладью: 15.Јc3! ¤f6 16.¦hg1 Јh2 (16...Јf2 17.¦df1 Јc5 18.¦g6!) 17.Јf6 ¦f8 18.Ґg6! hg6 19.Јg6 ўd8 20.de6.

15...Јg5 16.ўb1?!

Совершенно теряя нить игры. Разноцвет в эндшпиле – вестник ничьей, а потому необходимо было 16.Јd2 Јd2 17.¦d2 ¤f6 18.Ґf6 ¦f8 и т.д.

16...e5 17.f4 Јf4 18.¦df1 Јg5 19.Јe4 d6 20.Ґd1 0-0-0

По мнению Роджерса, сильнее 20...Ґc8! 21.Ґa4 ўe7. Впрочем, он победил и после            20...0-0-0 , хотя и не без приключений.

Ну а теперь – самое интересное в варианте 11...¤c6 12.¤c6 Ґc6 13.d5! – принятие жертвы:

13...ed5 14.cd5 Ґd5

Мнение аналитиков о том, как белым следует продолжать атаку, диаметрально разошлись. Роджерс по обыкновению краток: «15.Јc7±». С ним не спорили, но и не поверили, предпочтя анализировать 15.¦hg1. Я же проверил гипотезу австралийского гроссмейстера, и – не сошлось. Итак,

а) 15.Јc7?! (знак мой) 15...¤e7!

Гораздо слабее 15...¤f6 16.¦hg1 Јf2 17.¦g7! Јe2 18.Јe5 ўd8 19.Јf6 ўc8 20.¦g5, теперь же грозит ¦с8, и эта угроза связывает белым руки.

16.¦hg1

После 16.Јe5 e3! 17.Ґh5 ўd8 18.Ґe3 ¦c8 19.ўd2 Јe4 черные вне опасности.

16...Јf2

Ничья, причем чудная, абсолютно случайная (со связанным ферзем) у белых есть:

17.¦g7!?¦c8 18.¦e7! ўe7 19.Ґb4 ўe6 (опасно 19...ўf6 20.Ґc3 ўg6 21.Јd7).

20.Ґg4 ўf7 21.Ґh5 ўe6

Впрочем, можно ведь и продолжить эту дикую игру: 21...ўg7!? 22.Ґc3 ўh6 23.Јd7 ¦hd8 24.Јh3 ¦c3!? 25.bc Јf4 26.ўb2 Јg5 27.Ґf7 ўg7.

b) 15.¦hg1!

– вот единственный аргумент белых, если они ищут ясный перевес. Пласкетт, Тисдалл и Кин в принципе с этим согласны, но, желая подтвердить свою точку зрения, немножко подыгрывают белым. Они разбирают лишь 15...Јf2? 16.Ґh6! (16...gh6 17.Ґh5; 16...0-0-0 17.Ґa6).

Кинг продолжает поиски истины: сильнее 15...Јh2.

Но тут же и спотыкается, приводя лишь 16.Ґc3 ¤f6 «с неясной игрой». Чего тут неясного, ведь 17.¦g7? просто проигрывает из-за 17...Јh6.

Так что же, тупик?! Получается, нет у белых выигрыша после 11...¤c6 12.¤c6 Ґc6 13.d5! ed5 14.cd5 Ґd5 15.¦hg1 Јh2. И вот тут как-то само собой стало складываться форсированное продолжение, ведущее к позиции, в которой явно что-то проклевывалось...

16.¦g7 ¤f6

16...0-0-0? 17.Ґg5; 16...¤e7? 17.¦e7! ўe7 18.Ґg5 ўe6 19.Ґg4 ўf7 20.¦d5 Јg1 21.Ґd1.

17.Јc3

17.Ґg5 c6 18.Ґf6? Јh6.

17...¦f8 18.Ґg5 c6(18...Ґe6? 19.ўb1! Јf2 20.Ґh5! ўd8 21.Јc6!; 18...Јd6? 19.¦d5! Јd5 20.Ґf6).

Никак не давалась мне этап озиция. А не давалась потому, что уперся в комбинацию «мельница»: 19.¦d5!? (19.Ґf6? Јf4; 19.ўb1?! Јd6) 19...cd5 20.Ґh5! ¤h5 (20...Јh5? 21.Јe5 ўd8 22.Ґf6 и 23.Јh5) 21.¦e7 ўd8 22.¦h7 ўe8 23.¦e7 ўd8, но нет здесь больше ничьей: 24.¦e4 ¤f6 25.Ґf6 ¦f6 26.Јf6 ўc7 ит.д.

Честно признаюсь: помог компьютер. Вот выигрывающая комбинация:

19.Ґh5! ¤h5

(19...Јh5 20.Јe5 Ґe6 21.¦dd7!; 19...ўd8 20.Ґf6 ўc8 21.¦d5). И теперь тихий ход:

20.Јb4!

Мигом прояснилось на доске:

20...c5 21.¦e7 ўd8 22.Јb5 и т.д.

Выходит, 11...¤c6проигрывает?

Э.Уэбстер – М.Адамс
Прествич 1990

11...¤f6

Идея хода менее очевидна по сравнению с 11...¤c6 (не собираются же черные, в самом деле, рокировать в короткую сторону), но благоприятная статистика заставляет отнестись к этому ходу с должным вниманием.

12.Ґe3

Выглядит очень натурально. Защищаем на f2 (в преддверии ¤c6, на d4 тоже!), лишаем контригры, связанной с тычком е4-е3!? И все-таки дальнейшие события свидетельствуют, что ход 12.Ґe3 не особенно хорош.

12...Јh3!

Сильнейший английский гроссмейстер последних лет Майкл Адамс вообще-то не жалует «Englishdefence» – национальную забаву А40. Но давным-давно сыграл одну партию – и теория А40 от этого только выиграла. Ходом 12...Јh3! черные готовят сразу несколько идей: эвентуальный шах на h6, спасающий коня f6 во многих вариантах, надежную стоянку самому ферзю на f5, а главное – они предотвращают вскрытие вертикали «h»! Этот очень важный момент мы вспомним, когда нам придется вернуться к позиции перед 12.Ґe3.

13.¦dg1

Еще ни разу не применялось 13.¦hg1!? или (что, может быть, еще интереснее) 13.d5!? Јf5 14.Јc3 ed515.¦hg1.

13...¤c6!

В партии Роджерс – Лау  (Вейк-ан-Зее 1989) черные избрали очень странное продолжение: 13...h6?! Неужели они считали свою позицию настолько хорошей, что заранее решили обезопасить себя от возможного повторения ходов: 14.¦g3 Јf5 15.¦g5 Јh3 и т.д. Если так, то черные беспокоились напрасно: на победу играют не они, а их соперник.

Вот как развивалась далее партия: 14.¦g7 ¤c6 15.¤g6 0-0-0 16.¤h8 ¦h8 17.Јc3, и белые выиграли. Многое осталось непонятным. Например, почему это черные так легко расстались с качеством? Роджерс считает, что позиция после 15...¦g8 16.¦g8 ¤g8 17.¤f4 заслуживает оценки «±». Ничего подобного я не наблюдаю: 17...Јf5 18.Ґh5 ўd8 19.¦g1 ¤f6 20.Ґg6 (20.Ґe2 ¤d4!) 20...Јa5 21.a3 e5. Хаос и туман.

Вместо 15.¤g6 перспективнее, как мне кажется, 15.¦hg1!? ¤e5 16.de5 ¤h5 17.¦g8 ¦g8 18.¦g8 ўe7, и теперь неожиданное отступление 19.¦g1!

Позиция черных начинает походить на Тришкин кафтан. Только сделаешь заплату в одном месте, тут же расползается в другом: 19...Јh2 20.Јd1! ¤f4 21.¦g7 ўf8 22.Јd7 ¤e2 23.ўc2; 19...Јf5 20.Јd2! Јe5 21.Ґh5 Јh5 22.¦g7 ўf6 23.Јd7.

14.¦g3.

«14.¦g7©. Роджерс». Хочется взять под козырек и гаркнуть: «Слушаюсь!», но... Как же быть с 14...¤d4! После 15.Јd2 (15.Ґd4 Јh6) 15...¤e2 16.Јe2 на ничью (16...0-0-0 17.¦g3 Јf5 18.¦g5) могут ведь и не согласиться: при 16...¦g8!? 17.¦g8 ¤g8 18.¦g1 0-0-0 у черных две здоровые лишние пешки, а атаки на горизонте совсем не видно...

Самая приятная новость для черных заключается в том, что белые не могут, по аналогии с партией Ремлингер – Роджерс, сыграть 14.¤c6 Ґc6 15.d5?! ed5 16.cd5 ввиду 16...¤d5! Вот в чем преимущество 11...¤f6 по сравнению с 11...¤c6: конь может взять на d5! После 17.¦g7 ¤e3 (17...0-0-0? 18.Ґg4 ¤e3 19.Јс6 ¤g4 20.Јa8...) 18.fe3 Јe3 19.ўb1 0-0-0 у черных выигранная позиция.

14...Јf5 15.¦g5 ¤d4!? (15...Јh3=) 16.Јd1 ¤e2 17.Јe2 Јh3 18.¦hg1 d6?!

В связи со следующим ходом белых выглядит как потеря времени.

19.¦g7! 0-0-0

Опасно 19...de5? 20.¦c7 Ґa6 21.¦gg7.

20.¤f7 Јh2 21.Јd1

Позиция, наконец, определилась. Белые выиграли качество и... потеряли в количестве. Прошу прощения, каламбур получился не из лучших.

Ясно, что за ничью борются белые (притом, что игру черных на 18-м ходу нетрудно усилить). В дальнейшем Адамс продолжал играть неубедительно: отдал пешку «h», затем на е6 (это уж было совсем ни к чему), но ничью все равно сделал с легкостью.

Ясен и общий вывод: после 11...¤f6 12.Ґe3 Јh3! 13.¦dg1 ¤c6! перевес белыми утрачен; уже черные выбирают, соглашаться ли им на ничью повторением ходов или без особого риска играть дальше.

Вернемся к критической позиции.

Английские аналитики в один голос обещают белым победу после 12.¦hg1!

Правда, Пласкетт, Тисдалл и Кин ограничились разбором лишь 12...Јf2 13.Ґh6! Јh2 14.Ґg7 ¦g8 15.Ґf6 ¦g1 16.Ґh5! Јh5 17.¦g1. Один ферзь не может закрыть собой три насквозь продуваемые вертикали, например: 17...Јh6 18.Ґg5 Јh3 19.Јf2 Јf5 20.Ґf6! Јf2 21.¦g8...

Однако черные могут смело взять пешку:

12...Јh2

Все дело в том, что ничего не дает 13.¦g7 ¤c6 14.Ґg5 ввиду 14...0-0-0! Поразительно: белые готовили аргументы против длинной рокировки соперника, а черные все-таки ее исполняют, да еще под самым носом соперника! Съесть без возврата ничего не удается: 15.Ґf6 Јf4; 15.¦f7 ¤d4! 16.¦d4 Јg1; 15.¤f7 ¦hg8.

Но спор снаряда и брони еще только начинается:

13.¦h1!? Јf2 14.Ґh6!

Надо отдать должное Дэниэлу Кингу: он провел глубокий и сильный анализ этой позиции. Вот основные варианты:

14...e3!?

Я пробовал защищаться пассивно: 14...0-0?! – ничего не получается, черные попадают под матовую атаку: 15.¦dg1 ¤e8 16.Јd2 e3 17.Ґe3 Јf6 18.¦h7! ўh7 19.Ґd3 ўg8 20.Јh2.

15.¦df1 (на 15.¦hf1 следует считаться с 15...Ґe4!?).

Здесь Кинг разбирает 15...Ґh1 и 15...Јg3:

15...Ґh1 16.¦f2 ef2 17.Ґg7 Ґe4 18.Јd2 ¦g8 19.Јg5 ¤c6 20.Јf6 ¤e5 21.de5 Ґf5, и белое величество, как старый кот, вперевалочку идет за своей десертной мышкой: ўd2-e3-f2;

15...Јg3 16.¦hg1 Јh2 17.Ґg7 ¦g8 18.Јd1 ¤e4 19.Ґh5 ўe7 20.¦f7. Черный король обречен: 20...ўd6 21.¤f3 Јh5 22.Ґe5 ўc6 23.Јa4 или 20...ўd8 21.Ґf6! ¤f6 22.¦g8 ¤g8 23.¦f8 ўe7 24.¦e8 ўf6 25.¤g4 и 26.¤h2ќ.

Сильный анализ, но он меня не убедил. Давайте немножко абстрагируемся от игры в манере «ты – туда, я – сюда» и попытаемся нащупать слабое место концепции белых. Ясно, что черным так или иначе придется расстаться с ферзем. Но пешечная структура такова, что белым трудно будет образовать проходную – на f2, g2 и h2 уже съели, а на ферзевом фланге у черных заметное пешечное превосходство. Как бы нам соорудить ничейную «стойку» без ферзя, но за ладью, легкую фигуру и несколько пешек. Без проходной пробить такую крепость представляется делом очень нелегким.

Предлагаю 15...gh6!?16.¦f2 ef2 17.¦f1 ¤c6 18.¤c6 Ґc6 19.¦f2 0-0!

Может быть, я излишне оптимистичен, но мне кажется, что это вообще ничья! Ничего особо опасного не наблюдаю и при

16.¦h6!? ¦f8

16...0-0? 17.¤g4!; забавно, что ферзь стоит под боем, как будто все о нем забыли – «не до него».

17.¦f2 ef2 18.Ґf1 ¤c6 19.¤c6

19.Јf2? ¤g8.

19...dc6!

19...Ґc6?! 20.d5!

20.¦h2 0-0-0

Крепость? Почему бы и нет. И, думаю, идею, как удачно сбросить ферзя, можно еще подкорректировать.

Мне кажется, что разгадка позиции после 11...¤f6 вообще лежит не в плоскости конкретных вариантов. Эту позицию можно раскусить логически. Зададим себе два вопроса.

Первый: в чем (для белых, разумеется) недостаток плана 12.Ґe3 Јh3! 13.¦dg1 ¤c6! В том, что не удалось вскрыть вертикаль «h», и черный ферзь непонятно как избежал пленения.

Второй: в чем недостаток плана 12.¦hg1! Јh2 13.¦h1!? Јf2 14.Ґh6! e3!? В том, что за ферзя черные съедают слишком много.

А теперь объединяющий вопрос: так чего же мы на самом деле хотим от позиции? Мы хотим и ферзя съесть (а для этого вскрыть вертикаль «h»), и материала за него отдать поменьше (ни в коем случае не доводить дело до прорыва е4-е3!). Значит, и оба плана белых нужно объединить!

12.¦hg1! Јh2 13.Ґe3!

Скажете: ерунда, это просто. Согласен, ничего сложного нет, но почему-то никто еще до этой идеи не додумался. Черные могут сохранить ферзя, но дорогой ценой:

13...¤c6

13...Јh3 14.¦g7 ¤c6 15.¦dg1 0-0-0 16.¤f7±.

14.¦h1 ¤d4 15.Ґd4Јf4 16.ўb1 Јf5

16...0-0? 17.¦dg1 e3 18.¦g7! ўg7 19.¦h7! ¤h7 20.Јg6 ўh8 21.¤f7#.

17.¦hg1, и при ферзях черные пешки ничего не стоят и никого не обманут:

17...c5

17...0-0-0 18.¤f7; 17...0-0 18.¤d7!

18.¤f7! ўf7

18...0-0 19.¤h6.

19.Ґf6 ўf6 20.¦d7 Ґc6 21.¦dg

А что если черные не захотят сами себе копать могилу (вскрывать собственными руками вертикаль «h»):

12...Јh3!?

Законный вопрос, и совершенно неожиданный ответ: теперь после

13.¦g7 ¤c6 14.Ґg5 0-0-0 белые могут играть 15.¦f7!

Мы разбирали эту позицию при ферзе на h2 – тогда у черных находился удар 15...¤d4! 16.¦d4 Јg1. А при ферзе на h3 комбинация не проходит – белые просто заберут материал. На какой тоненькой ниточке все держится!

Безнадежно и 14...Јf5 15.h4 h6 16.Ґf6 Јf6 17.Ґh5 ўd8 18.¦d7 ўc8 19.Јe4. А после 14...¦f8 белые скажут сопернику спасибо (за соавторство) и проведут комбинацию «в стиле старых мастеров»:

15.¤d7! ¤d7 16.d5 ¦f7 17.¦g8 ¦f8 18.dc6 Ґc6

19.Јb3! Јh2 20.Јg3! Јg3 21.Ґh5...

Это всё. «Кто знает более меня, пусть пишет далее меня».



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки