e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

01.12.2004 Репортаж из пресс-центра (1-й тур)

Из пресс-центра суперфинала 57-го чемпионата России по шахматам передает наш корреспондент Илья Одесский

 

Ни страны, ни погоста

не хочу выбирать.

На Васильевский остров

я приду умирать...

 

Этими строками Бродского у входа в пресс-центр меня встретил гроссмейстер Булат Асанов. Признаюсь, шок был слишком велик (чего-чего, но уж никак не стихи Бродского ожидал я услышать), и оттого не сразу понял, какую ассоциацию имел в виду Булат. Ассоциация, конечно, предельно далекая (от Васильевского острова до ресторана «Васильевский», в зале которого и проходит чемпионат), но зато до чего мощная! Моей беспросветной каламбурной серости хватило только лишь на «Десять негритят решили пообедать...»; Булат же поднял планку очень высоко.

Некоторое время мы продолжали перебрасываться строками любимого поэта:

 

Твой фасад темно-синий

я впотьмах не найду,

Между выцветших линий

на асфальт упаду...

 

...от которых Асанов плавно перешел к «Письмам римскому другу» – несколько строф из этого сочинения Бродского как будто прямо адресованы А. Халифману. Предоставляю читателю самому догадаться, какие именно строфы цитировал Булат, сам же начинаю расставлять воображаемые фигурки на доске.

Но сперва буквально два слова о всеобщей «фигуре умолчания» – отказе А. Карпова от участия в турнире. Отправляясь «на Васильевский», я интуитивно чувствовал, что пересудов на эту тему будет немного. Я ошибался: их не было вовсе. Все, к кому я обращался, либо ограничивались стандартным «nocomments», либо, напротив, произносили совершенно непечатные вещи (прошу не путать с нецензурными; одно из удивительнейших свойств языка как раз в том и заключается, что из абсолютно цензурных слов слагаются абсолютно непечатные фразы). Яснее прочих высказался гроссмейстер Евгений Свешников, прибывший на турнир в качестве секунданта Карпова. Вот текст его заявления дословно: «Я располагаю определенной информацией и на основании этой информации могу сказать следующее: на месте Карпова я поступил бы точно так же». Если этот комментарий оказался самым конкретным, можете вообразить, каковы были остальные – от официальных, полу- и вовсе неофициальных (но зато очень информированных) источников.

Но это, повторюсь, если я приставал с бестактными расспросами; сами же собеседники хотели говорить не о том, чего (и кого) нет, а том, что есть – об игре. И поговорить было о чем. Чемпионат, может быть, утратил приставку «супер», но, безусловно, приобрел приставку «спец». Спецчемпионат требует спецпублики – и ни одного случайного лица в зале не было. Отгородившись 500-рублевой (вроде бы такова плата за входной билет на турнир) стеной, организаторы пожинали плоды – в зале за партиями наблюдали лишь специально приглашенные гости, тренеры и журналисты. Ни горячего спора вроде «а я говорю, что Грищук сильнее, чем Морозевич. – Чем, чем он сильнее? – Чем Морозевич», ни нервического вскрика типа «зачем гроссмейстер Свидлер не съел турой коня»; всё чинно, тихо, упорядоченно. Хорошо ли это – другой вопрос, но, как говорят французы, «ноблесс оближь» – «положение обязывает»; в спецчемпионат, как и в спецбуфет, вход положен только по спецпропускам.

Что можно аттестовать исключительно со знаком «плюс» – так это пресс-центр чемпионата. Организаторы ли постарались или само собой так вышло, но очень уж гармоничный подобрался состав. Во-первых, матерые профи своего дела – Евгений Атаров, Михаил Савинов, Дагоберт Кольмайер. Во-вторых, непререкаемые авторитеты (так и тянет ляпнуть: «мхатовские старики», но... воздержусь) – Юрий Сергеевич Разуваев, Александр Сергеевич Никитин, Анатолий Авраамович Быховский. В-третьих, молодые гроссы (своеобразный мостик между первыми и вторыми: они и с компьютером на «ты» и перевести с «русско-журналистского на русско-русский» могут): Митя Яковенко и Саша Костенюк. В такой компании даже самый скучный с виду поединок расцвечивается яркими красками, а простые с виду ходы приобретают, по выражению классика, «модальные оттенки».

Взять хотя бы первую закончившуюся на турнире партию. Короткая бесцветная ничья? Не скажите...

 

D80 А. Дреев – А. Тимофеев

1.d4 ¤f6 2.c4 g6 3.¤c3 d5 4.Ґg5 ¤e4 5.Ґh4 Ґg7 6.c:d5 ¤:c3 7.b:c3 Ј:d5 8.e3 c5 9.Јf3 Ј:f3 10.¤:f3 ¤c6 11.¦b1 0-0 12.Ґd3 ¦e8 13.Ґe4 c:d4 14.c:d4 e5

В этой позиции игравший белыми Алексей Дреев надолго задумался. Казалось бы, над чем? Дебютный перевес утрачен (чему «виной» 12-й ход черных, являющийся усилением партии Раджабов – Широв, Линарес 2004, где встретилось немедленное 12...е5), пора «сушить весла»: 15.Ґ:c6 b:c6 16.¤:e5 и т.д. А белые всё думают... На самом деле, как установил пресс-центр, требуется всего три полухода, чтобы поставить позицию «на попа»: 15.d5!? ¤d4! 16.d6!? Позиция возникает острейшая! Вот примерные варианты: 16...¤:f3+, и далее

17.Ґ:f3 e4 18.Ґd1 Ґc3+ 19.ўe2 Ґd7!, и плохо 20.¦:b7 из-за 20...Ґc8! 21.¦b5 Ґa6 22.Ґa4 ¦e5, или

17.g:f3 f6!? Эту идею отстаивал ваш корреспондент. Смысл в том, чтобы ценой пешки загнать чернопольного слона белых в клетку: 18.Ґ:b7 Ґ:b7 19.¦:b7 ¦eb8 (можно включить ходы 19...g5 20.Ґg3) 20.¦:b8+ ¦:b8, и затем король подходит на е6.

Чем дольше думал Дреев, тем яснее становилось: математически точного выигрыша в этих и подобных этим вариантах он не видит. С другой стороны, первый тур – не то место и время, когда требуется безудержный риск. И поэтому...

15.Ґ:c6 b:c6 16.¤:e5 c5 17.0-0 c:d4 18.e:d4 Ґ:e5 19.d:e5 ¦:e5 20.¦fe1. Ничья!

 

Со времен «араратского» матча «сборная мира – сборная Петросяна» установилась добрая традиция: победитель партии приходит в пресс-центр, чтобы прокомментировать удавшуюся схватку. Пока (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить) традиция таких встреч продолжилась «на Васильевском». Первым в гости к журналистам заглянул Александр Грищук.

 

В80 А. Мотылев – А. Грищук

1.e4 c5 2.¤f3 d6 3.d4 c:d4 4.¤:d4 ¤f6 5.¤c3 a6 6.f3 e6 7.Ґe3 b5 8.g4 h6 9.Јd2 ¤bd7 10.0-0-0

10...¤e5!?

Ход весьма и весьма редкий (полагается играть 10...Ґb7), но... ожидаемый. Пикантность ситуации в том, что Грищук в этом году уже играл эту позицию – с Владимиром Беловым (кстати, Володя был в этот вечер в зале). Вот как раз развивалась та партия: 11.a3 Ґb7 12.ўb1 ¦c8 13.Ґe2 ¤fd7 14.f4 ¤c4 15.Ґ:c4 ¦:c4 16.¦he1 Ґe7 17.Ґf2 0-0 18.h4 ¤c5 19.g5 h5 20.b3 ¦:c3!? 21.Ј:c3 ¤:e4, и в итоге черные победили. Так вот, Грищук играл с Беловым... белыми! Ничего удивительного в том, что ему захотелось еще раз проверить идею 10...¤e5!? в деле – но на этот раз противоположным цветом.

11.g5 h:g5 12.Ґ:g5

А. Грищук: «Хода 11.g5 я не ожидал. Намерения белых ясны: f3-f4, е4-е5 – и разгром».

12...Ґb7 13.¦g1

А. Грищук:«Надо внимательно смотреть позицию после 13.f4». Что пресс-центр в меру своих сил и исполнил. Очень скоро коллективный разум добрался до варианта 13...b4! 14.¤a4 ¤:e4 15.Ј:b4 Јc7, и теперь, по предложению Ю. Разуваева,16.¤b5!?

После 16...a:b5 17.Ґ:b5+ нельзя ни 17...¤c6, ни 17...Ґc6 из-за 18.Ј:e4!

А. Грищук: «Играю 17...¤d7, и на 18.¤b6!? – 18...d5».

Контрдовод – 19.¤:a8 Ґ:a8 20.Ґ:d7+. Ферзем на d7 брать нельзя из-за мата в два хода, а на 20...ў:d7 опять-таки следует 21.Ј:e4.

А. Грищук: «ОК, тогда вместо 18...d5 промежуточное 18...¦:a2!? Грозит мат на а1, а на 19.ўb1 играю не 19...¤ec5 (ввиду 20.Ј:c5!), а 19...Ґc6 20.Ј:e4 Јa7!»

13...Јa5 14.a3 ¦c8 15.ўb1 ¦:c3!? 16.Ј:c3 Ј:c3 17.b:c3

17...¦:h2

А. Грищук: «Жадность перевесила. Объективно этот ход на ничью; если черные хотят большего, им следует задуматься о 17...d5!?»

18.Ґf4 ¦h5 19.¦g5 ¦:g5 20.Ґ:g5 ¤fd7 21.a4!?

А. Грищук: «Ход вынужден, иначе после ¤d7-c5-а4 очень трудно защищать слабости на ферзевом фланге».

21...b:a4 22.Ґe2 ¤c5 23.c4 g6 24.¦h1 ¤ed7

25.¦h8?!

А. Грищук: «Соперник растерялся, хотя идея ¤e5-d7 с последующим е6-е5 – одна из самых очевидных в подобных позициях. Надо было сыграть 25.Ґd3 Ґg7 26.Ґe3 ¤e5 27.Ґe2 с ничьей. Проиграть я не могу, даже если буду просто стоять на месте: ¤e5-d7-е5 и т.д.»

Эксперты не согласились с такой оценкой, считая ее слишком заниженной для черных. На удивление, того же мнения придерживается и компьютер. Хотя у белых лишнее качество, машина категорически принимает сторону черных после 27...f5!?

25...e5 26.c3 e:d4 27.c:d4 Ґ:e4+!? (не бросающаяся в глаза «подкрутка» под цейтнот) 28.f:e4 ¤:e4 29.c5?

А. Грищук: «После 29.Ґd1 или 29.Ґg4 f5 30.Ґd1 я мог бы пожалеть о том, что затеял своим 27-м ходом. Объективно сильнее было 27...¤e6 28.Ґe3 ўe7».

А. Быховский: «Не согласен! Здесь остается много фигур, велика опасность ошибиться. После 27...Ґ:e4+! 28.f:e4 ¤:e4 во всех вариантах возникают простые позиции с хорошими шансами на победу. Убежден, что Петросян играл бы именно так!»

Вариантов после 29.Ґd1 море, наметим пунктиром лишь основные линии. На 29...a3 следует 30.Ґc1 (единственный ход! – М. Кобалия) 30...¤c3+ 31.ўc2 ¤:d1 32.ў:d1 a2 33.Ґb2, и пешка задержана, хотя неясно, спасутся ли белые и в этом случае, например: 33...¤b6 34.c5 d:c5 35.d:c5 ¤a4 36.Ґg7 ўe7! 37.Ґ:f8+ ўf6!

Другой путь – 29...¤:g5 30.Ґ:a4, и теперь либо 30...¤e6 31.Ґ:d7+ ў:d7 32.d5 Ґe7 33.d:e6+ ў:e6, либо 30...ўe7 31.Ґ:d7 Ґg7 32.¦g8 Ґ:d4 33.Ґc6 ¤e6.

29...¤:g5

Когда игралась эта партия, на мониторах в зале вместо 29...¤:g5 высветился ход 29...a3?? На Быховского в этот момент было страшно смотреть. Мало того, что белые моментально выигрывают (30.c6 ¤c3+ 31.ўa1), так еще и время Грищука на тех же мониторах почему-то застыло на отметке 00.50 (т.е. 50 секунд до конца партии). Затем партия и вовсе сползла с экранов. Анатолий Авраамович метнулся на сцену... и через несколько секунд вернулся оттуда совершенно умиротворенный. Вот последние (настоящие!) ходы в партии:

30.c6 ¤b6 31.Ґ:a6 ¤e6 32.ўa2 d5 33.¦h1 Ґd6 34.¦h8+ ўe7. Белые сдались.

Ю. Разуваев: «Саша, пожалуйста, не ругайте себя так сильно. Общественность считает, что вы играли хорошо!»

Проводив А. Грищука заслуженными аплодисментами, «общественность» с нетерпением стала ждать следующего гостя: Бареев вот-вот должен был сдаться Каспарову. Визит в пресс-центр 13-го чемпиона мира был кратковременным, но два любопытнейших момента осветить всё же удалось.

 

В19 Г. Каспаров – Е. Бареев

1.e4 c6 2.d4 d5 3.¤d2 d:e4 4.¤:e4 Ґf5 5.¤g3 Ґg6 6.h4 h6 7.¤f3 e6 8.¤e5 Ґh7 9.Ґd3 Ґ:d3 10.Ј:d3 ¤d7 11.f4 ¤gf6 12.Ґd2 c5 13.0-0-0 Ґe7 14.Ґc3 0-0 15.d:c5 ¤:e5 16.f:e5 ¤d5 17.Ґd2 Јc7 18.c4 Ј:c5 19.¤e4 Јc6 20.ўb1 ¤b6 21.b3 ¦ad8 22.Јf3 ¦d4

Надо сказать, что события в этой партии всё время (может быть, под влиянием магии имени) оценивались в пользу белых. Тем удивительнее комментарий Каспарова.

23.¤d6 f6?!

Г. Каспаров: «У черных перевес, возможно, даже серьезный перевес. После 23...Ґ:d6! 24.Ј:c6 b:c6 25.e:d6 ¤d7! 26.Ґe3 ¦g4 белым надо как-то соскакивать. Ничья должна найтись, но позиция довольно неприятная.

Мне органически не нравится ход 23...f6?! После него я уже нигде не рискую проиграть».

Удивительно, но вариант Каспарова – ход в ход и даже дальше – мне в зале продиктовал молодой мастер (и без сомнения – будущий гроссмейстер) Женя Романов из Калининграда. Он в Москве проездом – возвращается с чемпионата мира среди юношей, и на него, видимо, магия имени никак не действует.

24.¤b5 Ј:f3 25.g:f3 ¦d3 26.Ґa5 ¦:d1+ 27.¦:d1 ¤c8 28.¦d7 f:e5 29.¦:b7 Ґ:h4 30.Ґb4 ¦d8 31.Ґa5 ¦f8 32.Ґb4 ¦d8 33.c5 Ґe7 34.¤:a7 ¤:a7 35.¦:a7 Ґf8 36.Ґa5 Ґ:c5 37.¦:g7+ ў:g7 38.Ґ:d8

38...Ґa3?!

Г. Каспаров: «Дерганый ход в цейтноте. После 38...ўg6 39.a4 ўf5 40.a5 e4 41.f:e4+ ў:e4 42.Ґb6 ўd5 43.Ґ:c5 ў:c5 44.b4+ ўb5 на доске ничья».

Д. Яковенко: «Нет-нет, Гарри Кимович, вариант следует продлить! 45.ўc2 h5 46.ўd3 h4 47.ўe4 e5 48.ўf3 h3 49.ўg3 e4 50.ў:h3 ўc4 51.a6 e3 52.ўg2 ўd3 53.a7 e2 54.ae. Объективно, может, и ничья, но «возить» соперника белые будут еще очень долго».

Г. Каспаров: «То, что пешечный эндшпиль – игровой, я не подозревал. Ну что ж, всё равно я намечал 39.a4. Прошел бы первый контроль и там как-нибудь разобрался».

39.ўc2 ўg6 40.ўc3 h5 41.b4 ўf5 42.ўb3 Ґc1 43.b5 ўf4 44.a4 ў:f3 45.a5 e4 46.a6 Ґe3 47.b6 h4 48.a7. Черные сдались.

Позиция в районе 41.b4, читатель, да не введет тебя в заблуждение своей мнимой простотой. Я свидетель, как с десяток гроссмейстеров и мастеров анализировали ее – и ни в чем не могли придти к согласию. В каких-то вариантах вперед шли короли – а пешки должны были стоять на месте. В каких-то вариантах наоборот: короли стояли, а двигались пешки, причем тоже будто сослепу, наугад: то а, то b, то е, то h. Варианты множились, нагромождались, как пустые картонные коробки, друг на друга; общие закономерности всё никак не находились... Казалось бы, куда уж проще: окончание, по слону и по три пешки, а понять ничего нельзя...

«Шахматы – отвратительно сложная игра», – ляпнул я (как всегда, не подумав) и инстинктивно зажал себе рот ладонью. Ведь в зале находились профессионалы, которых я мог оскорбить этой фразой.

«Пожалуй, готов присоединиться к этим словам», – внимательно посмотрев на меня, произнес гроссмейстер Александр Волжин...

Репортаж из пресс-центра (2-й тур)



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки