e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
ИНТЕРВЬЮ СЕКУНДАНТОВ В.КРАМНИКА - С.РУБЛЕВСКОГО И А.МОТЫЛЕВА
ИТОГО
«Я ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮ...»
ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
СУДЬБЫ, КОИМ МЫ НЕ СУДЬИ
ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА
КТО КОГО ОКОЛПАЧИТ?
ПРИБАВЛЕНИЯ В СЕМЕЙСТВАХ
«2.Кb1-a3 – ход на сложную борьбу»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
ОХОТА ПОБЕЖДАТЬ
ТУР ВЕСЕЛЫХ ФИГУР
УДАРИМ ГЛУШИЛКАМИ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!
БРАМС, БРАМС, БРАМС
А МОЖЕТ БЫТЬ, И НЕ РЕКА
И.Одесский. Антисоветский характер
Эксклюзивное интервью Е.Ковалевской.
C. Долматов: "Это не трагедия!"
И.Одесский. Жара, жарою, о жаре...
И.Одесский. ПРЯМАЯ РЕЧЬ.
И.Одесский. Катя + Надя + Лена +...
Эксклюзивное интервью гроссмейстера С.Мовсесяна
Репортаж из пресс-центра (6-й тур)
Репортаж из пресс-центра : ИТОГОВЫЙ МАТЕРИАЛ
Репортаж из пресс - центра (11 тур)
Репортаж из пресс-центра (9-й тур)
Репортаж из пресс-центра (8-й тур)
Репортаж из пресс-центра (7-й тур)
Репортаж из пресс-центра (5-й тур)
Репортаж из пресс-центра (4-й тур)
Репортаж из пресс-центра (3-й тур)
Репортаж из пресс-центра (2-й тур)
Репортаж из пресс-центра (1-й тур)
Нам отвечает Г.Каспаров
Репортаж из пресс - центра (10 тур)
ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК.
И.Одесский. ПРОФИЛАКТИКА – ГИМНАСТИКА УМА
И.Одесский. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ
И.Одесский.АНГЛИЙСКАЯ МУТЬ НА РУССКИЙ ЛАД
И.Одесский. КОГДА НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.
И.Одесский. КРУГ ВТОРОЙ. СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО.
И.Одесский. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. "РЕДЕЕТ КРУГ ДРУЗЕЙ..."
И.Одесский. ФИНАЛ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ...
И.Одесский. И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ).
И.Одесский. ЖАРЕНОЕ СОЛНЦЕ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ.
И.Одесский. ...И ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ (не очень серьезная лекция в двух частях).
И.Одесский. ИГРА СЛОВ
И.Одесский. ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЫ. "КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ..."
И.Одесский. ПОЛУФИНАЛ. ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
И.Одесский. КРУГ ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕВОЧНЫЙ.
И.Одесский. ЛИФТ ВНИЗ НЕ ПОДНИМАЕТ
И.Одесский. ШУМ ЛЕДОКОЛА (Английская муть на русский лад – 2).

29.12.2005 ЧЕРЕПКИ ОТ НЕРАЗБИТОГО КУВШИНА

Для новостей, как и для любви, нужны как минимум двое. То есть, не то, чтобы нужны... Желательны.

Один рассказывает, другой слушает. Новость пока только зарождается, слышен тоненький ее голосочек. Потом тот, кто рассказывает, уходит, а тот, кто слушает – остается. К нему подходит кто-нибудь третий, и рассказывает то же, что и первый – но своими словами. Потом тот, кто выслушал уже два разных мнения на одно и то же, сам идет и рассказывает об этом кому-нибудь еще. Тот, в свою очередь – кому-то еще, и еще, и еще...

Таким способом, скажете вы, разносятся не только новости, но и сплетни. Правильно. Но тут уже уровень журналиста, определить: это пойдет в мусорную корзину, то еще сырое, вон то еще надо обдумать, а вот это немедленно – в завтрашний номер газеты, в журнал, на сайт.

Новость варится в котле – мнений, споров, разговоров. В котле она томится, делаясь жесткой – если ее переварить, или остается «с кровью» – если недожарить. Журналист по своему вкусу может ее пересолить – или подсластить, поперчить – или опреснить. Не может он только одного – говорить не своим голосом, и, говоря попеременно за себя и за другого, выращивать новости в пробирке.

Или может. Но тогда это очень плохая журналистика.

Господин Диктофон способен на многое. Он железный и беспристрастный, и безотказно записывает все подряд: интервью, комментарий, реплику.

Это еще не новость.

Новость будет тогда, когда комментарий столкнется с другим комментарием, а интервью – с другим интервью.

Пресс-центр Суперфинала пуст.

Не будем искусственно заполнять эту пустоту.

* * *

Виорел БОЛОГАН:

«Я не держу в своих руках чужие судьбы!»

 

– Каким тебе показался этот чемпионат?

– Сразу же в голову приходит параллель: что в Ханты-Мансийске, что здесь, в Москве на первые места выдвигаются новые имена. То есть, строго говоря, не новые – это известные гроссмейстеры, но пока все же непривычно их видеть на верхней ступени пьедестала.

И я подумал: а ведь это совершенно естественный процесс. Даже можно удивляться, что этот процесс не начался раньше, что он так задержался. Я вспоминаю, как молодой Бареев превосходно выглядел еще на чемпионате Союза. Когда это было – в 90-м году или, скорее всего, еще раньше? А смена ему все не приходит...

Общий уровень подравнялся. Рейтинг – рейтингом, но мы видим, как фавориты по этому показателю если не находятся на пике своей формы, если у них нет вдохновения, если, напротив, появляется какая-то перенасыщенность в их игре – то они начинают сильно походить на середняков. Или, по крайней мере, мало чем от них отличаться. Разрыва в силе между элитой и людьми с Эло порядка 2650 не чувствуется – и Суперфинал это еще раз нам всем продемонстрировал. На всякий случай: рейтинг вероятного победителя турнира пока что 2652...

– Не сплетничая и не говоря больше, чем того требует политкорректность, интересно все же твое мнение о некоторых персоналиях.

Сергей Рублевский. Его в предстартовых прогнозах никто не ставил на первое место вообще, а в связи с тяжелейшим испытанием на Кубке мира – особенно. И вдруг такая блестящая игра; белым цветом – вообще 4,5 из 5.

Этому есть какое-то рациональное объяснение? Или можно сказать какую-то банальную фразу вроде той, что он, дескать, «играет турнир своей жизни»? И одной этой фразой разом все и объяснить?

– Я полагаю, что Сергей ни в коем случае не играет «турнир своей жизни». А найти объяснение его прорыву – почему же нельзя? Можно...

Видишь ли, Сергей один из тех гроссмейстеров, которые все время, как говорится, «бьют в одну лузу». То есть играют одни и те же дебютные варианты. Конечно, соперники, как правило, приноравливаются к столь узкому дебютному репертуару – и могут эти «удары» отразить. В этом случае Сергей никакого преимущества не имеет.

Но у такого подхода есть и обратная сторона: если шахматиста, играющего все время одно и то же, что называется, «прорвало», причем прорвало сразу по нескольким направлениям, то соперникам приходится несладко. И Сергей как раз из таких игроков: он очень хорошо знает свои схемы, очень глубоко их прорабатывает, и, значит, мы вправе ждать, что рано или поздно состоится такой качественный прорыв.

Просто счастливый случай, что его «прорвало» именно на Суперфинале. Это его фортуна. И опять же, продлевая эту логику, можно утверждать, что на следующем соревновании ему будет тяжело повторить свой успех – потому что его вероятные соперники уже сейчас начали искать защиту в этих самых «узких» местах.

Взять хотя бы Русскую партию, да? Партия Рублевский – Мотылев. Ведь объективно Мотылев имел ничью, если бы в позиции после

1.e4 e5 2.¤f3 ¤f6 3.d4 ¤:e4 4.Ґd3 d5 5.¤:e5 ¤d7 6.¤:d7 Ґ:d7 7.0-0 Ґd6 8.c4 c6 9.c:d5 c:d5 10.¤c3 ¤:c3 11.b:c3 0-0 12.Јh5 g6 13.Ј:d5 Јc7 14.Ґh6 ¦fe8 15.h4 Ґe6 16.Јf3 Ј:c3 17.Јf6 Ґf8 18.Ґ:f8 ¦:f8 19.¦fd1 ¦fd8 20.Ґe4 Ґd5 21.¦ac1 Јa3 22.¦c7 Ј:a2 23.h5.

сыграл бы сразу 23...Јa6. Но Мотылев допустил ошибку: 23...Јe2? Почему он ошибся, он ведь тоже очень сильный игрок? Потому что своей разработкой Рублевский на протяжении почти уже 10 ходов оказывал на Сашу серьезное давление. И Мотылев, вынужденный каждым ходом самостоятельно решать какие-то серьезные проблемы (притом, что соперник все эти проблемы уже решил дома), не выдержав этого давления, дрогнул. Но тот, кто следующим станет играть эту позицию, уже будет знать: до какого хода можно идти вслед за Мотылевым, а на каком ходу следует свернуть. Следующий соперник Рублевского уже будет знать правильное решение!

Это что касается партий белыми. Что же касается черного цвета, то и здесь Рублевский отрабатывает грамотно, чисто. Уравнивает – но не ставит сверхзадач, не пытается собрать все очки сразу.

И отдельного упоминания заслуживает то, как Сергей в целом несет на этом турнире бремя лидерства. Ведь он на первом месте с самого первого тура! И ни разу не занервничал, не ошибся в выборе тактики, не распустил себя по пустякам. В итоге к важнейшей с точки зрения турнирной борьбы партии с Яковенко он подошел в отличной форме. И выиграл ее чисто, на классе.

– То, что ты сказал о дебютной философии Сергея – означает ли это, что практически в каждом следующем соревновании его «плюсы» (прорыв на каком-то участке узкого дебютного репертуара) могут обернуться «минусами» (соперник уже будет к ним готов)?

– Само собой. Но главное – и на этом прежде всего следует сделать акцент: такого рода «плюсы» – результаты не каких-то совпадений и случайностей, это результат огромной домашней работы. Очень трудно все время разрабатывать один и тот же пласт и всякий раз находить в нем что-то новое и интересное. И то, что Сергею это удается, делает ему честь.

– Владимир Крамник. Вроде бы цена турнира, цена успешного выступления очень высока; и «пробоин» он получил не так уж много – две: от Свидлера в первом же туре и вот недавно – от Бареева. Так почему же не борется этот шахматист? Почему опустил руки и только «пишет» ничьи?

– Объяснений этому несколько. Прежде всего, физически Владимир выглядит неважно, это невооруженным взглядом видно. Исхудал; кроме того – хромает.

И потом, что значит «всего две» пробоины? Даже одна пробоина в таком сильном круговом турнире – уже очень чувствительная неудача! Которую придется, если хочешь показать серьезный результат, компенсировать двумя, а то и тремя победами. В турнире плотном это очень тяжело сделать. Да и вообще отыгрываться всегда непросто; вот Рублевский – доминирует с первых же туров, ему комфортно. А Крамник «не с той ноги» начал турнир.

Крамник, если угодно, – показатель того, насколько за последние годы вырос средний уровень гроссмейстеров. Одного, как говорят шахматисты, «понимания» – которое иначе называется классом и которое никуда, конечно же, от Владимира не ушло, – недостаточно, чтобы показывать серьезный результат. Нужно демонстрировать что-то особенное! И Рублевский, кстати, это «особенное» демонстрирует, в отличие от Крамника. Что он демонстрирует? трудно определить словами, какое-то такое особое игровое настроение...

– Возьмем два полюса: на одном – Крамник вспоминает, как достичь этого самого «особого игрового настроения» и возвращается по игре на самый-самый верх, и на втором – он разочаровывается в себе как шахматисте и уходит из Игры.

Какой из этих двух сценариев вероятней?

– Слава богу, что я не держу в своих руках чужие судьбы! Пророком не работаю...

Единственное, что могу сказать по этому поводу – потенциал Крамника далеко не исчерпан. Но то, как этот потенциал будет реализован (или, соответственно, не реализован), зависит от трех факторов, трех составляющих: физической, психологической и, наконец, собственно шахматной. Так вот, мое мнение – что шахматная составляющая в этом перечислении не случайно идет на последнем месте.

Я бы, пожалуй, добавил еще и четвертый фактор (или заменил им второй): философский. Мне так кажется – интуитивно, потому что я с Володей давно на такие... серьезные темы не общался. Или, наоборот, несерьезные? И то, что он выглядит таким глубоким, отрешенным – может, наоборот, ему надо легче на все смотреть? Легче к самой жизни относиться? Я не даю рецептов, но это же очевидно: взгляд на какие-то вещи надо бы пересмотреть.

Философия, психология и только потом «физика». И шахматы на самом последнем месте. Так бы я расставил приоритеты – а если я неправ, Крамник меня поправит.

– И третья Персона – Свидлер. Я на этом турнире представляю питерский сайт, читателей наверняка игра Петра волнует больше, чем кого бы то ни было еще.

А Петр играет неровно. Начал блестяще – победа над Крамником, ничья, победа; потом вдруг пять ничьих подряд. Из них три – с Яковенко, Рублевским и Волковым – по 20 ходов и менее... В чем тут дело?

Я разговаривал со многими уважаемыми людьми. Все они, не сговариваясь, «поют», будто в хоре, одну и ту же песню: мол, у Петра и без очередного титула чемпиона страны «все хорошо», и не станет он рвать на себе жилы во имя непонятно какой цели...

– Хочу сказать, что я в детстве пел в хоре школьном. И однажды, накануне решающего выступления нашего «ансамбля» в каком-то конкурсе я сбежал... Самое смешное, что это помогло: хор занял второе место – фантастический успех!

С тех пор я к хорам отношусь достаточно критически. Нет, я не запрещаю им петь, но при этом сам стараюсь выступать «соло». Отдельным, так сказать, номером.

Если серьезно, то у меня, действительно, есть свое мнение. И я не считаю, что Петя «не выкладывается» или что-то в этом роде. Свидлер – классический тип шахматного профессионала. Он профи до мозга костей; он – независимо от статуса турнира, статуса партии, независимо от собственного турнирного положения и даже самочувствия – будет выжимать из себя последние силы, чтобы дать результат. Именно это качество делает его суперпрофессионалом, именно поэтому он здесь номер один – по рейтингу, по предстартовым прогнозам, по статусу фаворита.

Другой вопрос, что при всей своей силе у Петра есть проблемы – да, это отрицать бесполезно. В дебютной подготовке, например, не все гладко. Не столь капитально поставлен дебют, как, скажем, у Крамника. Нет той глубины и оригинальности идей, как у Морозевича. Все равно, Петя по-своему силен – и главное, профессионален, это я подчеркиваю особо.

– Если он так стабилен, как ты говоришь, тогда почему такие перепады? И откуда все-таки взялась эта вялая ничейная серия на Суперфинале?

– Ниоткуда она не «взялась»! Петя часто так играет. Вспомним Пойковский: семь ничьих подряд! Потом, в самом конце, одна победа – над Рублевским, кстати. Дортмунд – шесть ничьих подряд...

Тут вот какой нюанс нужно иметь в виду. Все мы (я игроков серьезного уровня сейчас имею в виду) проходим через какие-то критические периоды. И возможно, у Пети сейчас один из таких периодов – который он, тем не менее, проходит прилично. Просто элите, поскольку она играет мало, удается здорово эти уязвимые периоды скрывать, камуфлировать. А Петя играет много – вот и весь сказ!

Давайте вспомним, сколько он сыграл за этот год. Вейк, Пойковский, Монако, Дортмунд, Сан-Луис... – это только личные турниры, а сколько клубных и командных? И почти во всех он шел «по верху». А сейчас – как у любого спортсмена в течение года – у него начались «низы». Не нужно из всего делать трагедию; наоборот, надо уважать, что у него эти «низы» сами по себе очень высоки.

* * *

Евгений БАРЕЕВ

«Свидлер видел в 10 раз больше. Но партию проиграл».

Е. БАРЕЕВ – П. СВИДЛЕР D97

1.d4 ¤f6 2.c4 g6 3.¤c3 d5 4.¤f3 Ґg7 5.Јb3 d:c4 6.Ј:c4 0-0 7.e4 ¤a6 8.Ґe2 c5 9.d5 e6 10.0-0 e:d5 11.e:d5 ¤b4.

Е.Б. В прошлом году на Суперфинале мы со Свидлером играли, я 12.Ґg5 пошел. И в этом раз Волков пошел 12.Ґg5. Этот ход форсирует ничью.

По-моему, я 12.¦d1 пошел, нет?

12.¦d1 b6.

13.Ґg5.

Е.Б. Чтобы лучше подготовиться к партии, я включил компьютер. И аналитический модуль указал, что в этой позиции лучший ход – 13.Ґg5.

Онлайновый комментарий к этой партии гроссмейстера К. Сакаева изобилует теоретическими ссылками, и мне нет нужды их повторять. Отмечу лишь, что на прошлогоднем Суперфинале позиция на диаграмме встретилась в партии Епишин – Свидлер. Далее в ней было: 13.h3 Ґa6 14.Јb3 Ґ:e2 15.¤:e2 ¤b:d5 16.¤f4 c4 17.Ј:c4 Јc7 18.Ј:c7 ¤:c7 19.Ґe3 ¦fd8 20.¤e5 ¦:d1+ 21.¦:d1 ¤fe8 22.¤c6 Ґ:b2 23.¦d7 Ґg7 24.g4 ¤b5 25.g5 ¤c3 26.¤:a7 h6 27.h4 h:g5 28.h:g5 ¤d6 29.Ґ:b6 ¤c4 30.¦d8+ с ничьей.

Помнится, гроссмейстеры в пресс-центре весьма неодобрительно отзывались о такой постановке дебюта за черных. Но тогда обошлось... – И.О.

13...h6.

(вопрос из зала) Разве это обязательный ход?

Е.Б. 14.Јh4 не хочется допускать.

14.Ґ:f6 Ґ:f6.

Е.Б. И 14...Ј:f6 хороший ход, и 14...Ґ:f6 хороший ход. Оба хода хорошие.

15.¦d2.

Е.Б. Альтернатива – 15.Јb3. Так все это показывает компьютер.

15...Ґa6 16.Јb3 Ґ:e217.¤:e2 Јd7.

Е.Б. Петя мне сказал, что он упустил из виду идею, связанную с 18.Јc4 – что ферзь отрезает коня.

А если бы увидел, он, может быть, пошел бы 17...¤a6. Или 16...Јd7 вместо 16...Ґ:e2.

18.Јc4 ¦fe8 19.¦ad1 a5.

Е.Б. Я думал, последует 19...Јb7. «Я думал...» Что я могу думать? Компьютер показал, естественно.

Петя пошел 19...a5, ход не самого высокого качества. Ну, а самым лучшим был здесь ход 19...b5!? Жертвовать пешку: 20.Ј:c5 ¤d3, и осложнения – которые Петя глубоко посчитал.

20.¤c3.

Е.Б. Как вы понимаете, если я увидел поле b5, я туда сразу... спешу.

20...¤a6.

21.d6!

Е.Б. «Основная идея черных – взять на с3 и пойти Јd7-d6», – сказал мне после партии Свидлер.

Я этого ничего не видел. Но чисто интуитивно понял, что надо пешку двинуть. Может, и коню на d5 поле освободить.

21...¤b4 22.a3.

Е.Б. Я так пошел с тем, чтобы слона f6 разменять. Он меня нервирует – в староиндийской и защите Грюнфельда. На 22...¤c6 выигрывает 23.¤d5, поэтому размен на с3 – единственный ход.

22...Ґ:c323.b:c3.

Е.Б. Да и просто структуру улучшил этим ходом: 22.a3. Но выиграть партию трудно.

Сергей Рублевский. Да нет, не трудно, чего тут.

Е.Б. Мне трудно.

23...¤c6 24.¦d5 ¦e6 25.h3.

Е.Б. Форточка называется. По Петросяну.

25...¦ae8 26.Јb3 ¦b8 27.a4 ¦b7.

Е.Б. Ошибочный ход, 27...ўg7 вело к тем же позициям, что и в партии. А после 27...¦b7 Свидлер указал выигрывающий вариант 28.¤d2!, и на 28...¤e5 – 29.¤e4... Или что? Или 29.f4 сразу. Вообще Свидлер сегодня видел в 10 раз больше, чем я. Но партию проиграл – это обычное дело. Горе от ума.

Я, конечно, не видел этого коневого маневра.

28.Јc4ўg7 29.Јf4 ¦b8 30.Јc4 ¦b7.

Е.Б. Уже двукратное повторение позиции! Поэтому я пошел на а2 – вроде ферзь там еще не был.

31.Јa2.

Е.Б. И тут Свидлер придумал блестящую расстановку! После 31...¦b8 я не знаю, как выигрывать. Почти крепость на доске. Но Свидлер нашел свой маневр. Неудачный, надо сказать:

31...Јd8.

Е.Б. Он хотел пойти 32...¦d7, потому что ладья лучше блокирует, чем ферзь.

32.d7.

Е.Б. Я-то думал, что он собирается пойти 32...¦e7 33.Јd2 ¤b8. Тогда я намеревался пойти 34.¤e5.

Но у него была более сильная идея:

32...¤e733.¦5d3 ¤g8.

И нет защиты от ¦e6-e7 и ¤f7-f6. Но она нашлась случайно:

34.c4!

Александр Рошаль, «64-ШО». Ты им тот вариант покажи, который вы с Петей  сейчас смотрели. Который начинался с хода 34.¤h2.

Е.Б. Ну, я его не помню... Я его не помню, и, кроме того, это какой-то слабый ход. Его невозможно, нельзя делать. Зрители не должны видеть этот ход, потому что он антипозиционный.

А после 34.c4 можно сдаваться. Потому что все, о чем мечтали белые – Јb2 и ¤e5 – здесь реализуется.

34...¤e7 35.Јb2+ ўh7 36.¤e5 ўg8 37.¦d6. Черные сдались.

Е.Б. Почему черные сдались? Потому что от ¤е5-g4 нет защиты.

С.Р. 37...¦:d6 38.¦:d6 h5.

Е.Б. Есть защита? Может быть, 39.g4 неплохо – с тем, чтобы его в цугцванг поставить. Или 39.Јd2 – ферзь на g5 переходит. Свидлер видел этот вариант и потому сдался.

* * *

Партию Волков – Томашевский еще до ее начала некоторые остроумцы назвали «битвой за последнее место». И шахматисты не подвели: зарылись каждый в свой окоп и сидели там, пока во всем ЦДШ не осталось ни одной живой души.

И только Господин Диктофон не хотел уходить. Во-первых, хотелось узнать природу тех хитрых маневров, которыми соперники поочередно удивляли друг друга, а, во-вторых, турнир уже близился к закату, а гроссмейстер Сергей Волков так ничего в диктофон и не сказал пока.

Другого случая могло не представиться.

В итоге все получилось как нельзя лучше: Волков выиграл, прокомментировал – один на один – эту таинственную партию, а заодно согласился ответить на несколько вопросов вашего корреспондента.

 

Сергей ВОЛКОВ:

«Соперник все время что-то готовил».

С. ВОЛКОВ – Е. ТОМАШЕВСКИЙ Е20

1.d4 ¤f6 2.c4 e6 3.¤c3 Ґb4 4.f3 c5 5.d5 Ґ:c3+ 6.b:c3 Јa5.

Сергей Волков. Старый вариант. У белых чуть-чуть поприятнее, а черные крепко стоят – непонятно, где прорываться.

Илья Одесский, е3е5.com. Готовил дома эту позицию?

С.В. Да, да! Я видел, как тут он играл.

Возможно, имеется в виду поединок Кряквин – Томашевский (Ессентуки 2003), где далее было: 7.e4 Ј:c3+ 8.Ґd2 Јe5 9.¤e2 e:d5 10.c:d5 d6 11.Ґc3 Јe7 12.¤g3 0-0 со сложной игрой.

Во всяком случае, более свежих примеров из творчества Е. Томашевского, иллюстрирующих его игру в этой позиции, найти не удалось... – И.О.

И.О. И где, в каком конкретно варианте оборвался твой домашний анализ?

С.В. Да тут уже не так важны конкретные варианты, важнее понять, куда в принципе фигуры идут. Пока черные все правильно делают.

7.Ґd27...d6 8.e4 ¤bd7 9.¤e2 ¤e5 10.¤g3 Ґd7 11.a4 h5 12.h4 0-0-0 13.Ґe2 ¤g6.

С.В. Вот зачем черные так пошли? Очевидно, они 14.Ґf4 боялись. А напрасно. Нет, 13...¤g6 – не ошибка, но торопиться с этим ходом не следовало.

А так... обе стороны пока играют нормально.

14.¤f1ўb8 15.Јc2 ўa8.

16.¦a2!

С.В. Очень важный ход. Во-первых, ладья и ферзь теперь взаимно защищают друг друга. А, во-вторых, поле а1 освобождается для короля.

Хотя формально новинка в этой партии состоялась на 14-м ходу, фактически по-новому соперники стали играть только здесь. В партии Симанцев – Емелин (Санкт-Петербург 1999) белые увели короля вон куда: 14.ўf2 ўb8 15.Јb3 ўa8 16.¦a2 ¦b8 17.Ґe3 Јd8 т.д.

Волков ведет своего монарха строго в противоположном направлении – И.О.

16...¦b8.

С.В. Не знаю, эти ходы... 16...¦b8 и далее... Были ли лучше ходы, были ли конкретнее? Не знаю. У меня пока одна задача: не допустить f7-f5.

17.¤e3 ¦he8.

С.В. Может, надо было сразу запереть центр: 17...e5, и уже при запертом центре попытаться что-то создать на королевском фланге. Все-таки у меня король в центре, надо попытаться эти воспользоваться.

И.О. Я правильно понимаю, что первая часть партии прошла под лозунгом ограничения контригры соперника?

С.В. Нет, первая часть партии прошла под лозунгом профилактики. (А это часом не одно и то же? Ладно, прилетит Марк Израилевич Дворецкий, внесет ясность в эти формулировки – И.О.) Причем как за белых, так и за черных. Но белые пока отстают в развитии, и поэтому им профилактика как бы важнее.

18.ўd1 ¤e7 19.ўc1 ¤fg8.

И.О. Маневры носят совершенно загадочный характер.

С.В. Кого? Белых?

И.О. И черных тоже.

С.В. Черные готовят f7-f5. Белые делают все, чтобы предупредить эту возможность. И что в этом такого загадочного?

20.Ґd3 ¤h6 21.ўb2 ¤g6 22.ўa1 ¦f8 23.¤f1!

С.В. И тут выяснилось, что на 23...¤e5 с уже реальной угрозой f7-f5 белые ответят 24.¤g3 – и пешка h5 теряется!

И весь план черных закончился на этом. Ну, не получилось. И они возвращаются все назад.

И.О. И начинается следующий раунд маневров.

С.В. Да. Но в завершение предыдущего раунда надо заметить, что черные ничего не наварили на этом. Их фигуры как стояли, так и стоят – а белых король уже не на е1, а в безопасном месте: на а1.

И.О. Под каким же лозунгом проходит следующая часть партии?

С.В. Под тем же самым лозунгом и проходит: профилактики. Вся разница в том, что с королем на а1 осуществлять профилактические мероприятия проще, чем с кролем на е1.

И.О. А сами-то что белые хотят?

С.В. Как что «белые хотят»? Выиграть.

23...¤g824.¤g3 ¤f6 25.Ґe2 ¦h8 26.¤f1 ¦hf8 27.¤e3 ¤e7 28.Ґe1 e5 29.g3¤fg8 30.Ґd3 ¤h6 31.¦g1 f5.

И.О. И вот черные провели f7-f5. Означает ли это, что они добились равной игры?

С.В. Не означает. Все дело в том, что кони не меняются. Вот если бы им удалось поменять коней – другое дело. А так получается, один конь «лишний».

И.О. Получается, два коня претендуют на одно поле f5?

С.В. Да не больно-то оно хорошо, это поле f5. Вот у белого коня есть поле е4. Это хорошее поле.

32.e:f5 ¤h:f5 33.¤d1!

И.О. Как-то по первому впечатлению, Сергей, ход f7-f5 не принес черным особых дивидендов.

С.В. Особых не принес... а лучшего у них все равно ничего не было.

33...¤h6 34.Јe2 Ґf5 35.¤f2 Ґ:d3 36.Ј:d3 Јc7 37.¤e4 Јd7 38.¤g5 ¦f6 39.Ґd2 ¤hf5 40.¤e4 ¦f7 41.¤g5 ¦f6 42.Јe2.

С.В. Надо было сразу пойти 42.ўb2, потом 43.ўa3, ладью а2 освободить. Правда, у черных тоже есть план: ¤е7-c8-b6.

И.О. А при закрытом центре (с 18 и аж до 30 хода) у черных не было разве плана перевести коня на b6?

С.В. Так ведь брать пешку на а4 опасно очень. А бить придется – потому что если не бить, то зачем ты тогда на b6 пришел-то?

(продолжая прерванный мною разговор с самим собой) Как же мне все-таки играть вместо 42.Јe2 ? Может, 42.Ґc1 и ладью завести на е2... Не знаю. Знаю только, что промедлил. Надо было пожестче здесь сыграть, пожестче.

42...¤g6 43.ўb2 ¦ff8 44.ўa3 ¦fe8 45.Јe4 ¤f8 46.Јb1 ¤e7 47.¦b2 ¤g8 48.Ґc1 ¤f6 49.¦e2.

И.О. Пока черные не вышли за рамки уравнения?

С.В. Пока черные нормально играют. Здесь, кстати, сильнее было 49.¦e1 – я не ту ладью на линию «е» повел.

49...b6 50.¦ge1.

С.В. Интересный был здесь ход: 50.Јb5!?

И.О. Ты всё сообщаешь нашим читателям возможности за себя. А соперник – он что? У него какие-то идеи есть?

С.В. А план с 49...b6 и 50...a6 – это что, не идея? Отличный план! Тут, я считаю, позиция уже вообще неясная.

50...a6 51.¦b2 Јa7 52.Јd3 ¤8d7 53.¤e6 ¤f8

С.В. Не знаю, был здесь ход 53...b5!?, не было здесь хода 53...b5!? Изучать надо.

И.О. И дальше что?

С.В. 54.c:b5 a:b5 55.¦:b5 ¤b6. У меня король на а3 довольно-таки нелепый. Впрочем, и черный на а8 ненамного лучше.

И.О. Действительно, 53...b5!? – крайне любопытно. Мне кажется, что твой соперник сегодня вообще ни одного активного хода не сделал.

С.В. (возмущенно) Как?! Он готовил! Он все время готовил (успокаивается), но так и не успел.

54.Ґg5!

С.В. Хорошая идея. Брать на е6, конечно же, нельзя было.

54...¤:e6 55.d:e6!

И.О. Мне кажется, что черные ожидали здесь только 55.Ґ:f6.

С.В. Да! да! Тогда у черных проблем бы не было.

55...¦:e6 56.¦eb1 Јc7 (56...Јb7 57.a5) 57.Јf5.

С.В. Конечно, я захожу не за пешкой f6 – она мне не нужна, а за пешкой h5, там у меня будет проходная.

Очевидно, позиция черных уже проиграна.

57...¦ee8 58.Ґ:f6 g:f6 59.Ј:h5 ¦g8 60.g4 ¦h8 61.¦:b6 ¦:b6 62.Ј:h8+ ўa7 63.¦:b6 ў:b6 64.Јe8 Јh7 65.Јb8+. Черные сдались.

И.О. Говоря откровенно, Сергей, я понимаю, почему ты выиграл эту партию, но абсолютно не понимаю, почему твой соперник ее проиграл. С твоих же слов ясно, что Женя Томашевский играл эту партию очень хорошо.

Не хочешь ли ты сказать, что твой соперник проиграл потому, что играл с Волковым?

С.В. Я создавал ему проблемы, он их решал-решал-решал – и в какой-то момент не смог их решить. Но я согласен: он должен был играть активнее.

И.О. То есть зрительское ощущение, что соперники 180 ходов играли туда-сюда, оно ошибочно? Партия на поверку оказалась богата идейным содержанием?

С.В. Если это ощущение появилось, то да, могу сказать, что оно неверно.

И.О. А как вообще – не жалко, не обидно, что турнир заканчивается? Сейчас бы переиграть первые туров пять, а?

С.В. Нет, зачем. Я здесь в такой плохой форме... нет, не хочу ничего переигрывать.

И.О. Но ведь во второй половине турнира у вас пока 2,5 из 4. Откуда-то и силы взялись, и кураж появился.

С.В. Нет, я считаю, что неправильно играю в этом турнире.

И.О. А как правильно играть в этом турнире?

С.В. А можно таблицу посмотреть. Тут многие в плохой форме, не я один. А кто-то играет... правильно. У них очков больше!

* * *

Вот и все на сегодня. Не скрою, я хотел бы, как в старые добрые времена, написать связный рассказ о событиях тура. Но никакого связного рассказа – день за днем, тур за туром – не получается. Кусочки мозаики или, точнее будет сказать, черепки кувшина – вот они, под рукой. Почему же их нельзя склеить? Потому что...

 

Ваш

господин Диктофон



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки