e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
М.Лившиц. В БАКУ НА ШАХМАТНОЙ ОЛИМПИАДЕ. Фоторепортаж №3
М.Лившиц. В БАКУ НА ШАХМАТНОЙ ОЛИМПИАДЕ. Фоторепортаж №2
М.Лившиц. В БАКУ НА ШАХМАТНОЙ ОЛИМПИАДЕ. Фоторепортаж №1
Д-р Марк Лившиц. СЛЕТ ШАХМАТНЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ. Часть 3
Д-р Марк Лившиц. СЛЕТ ШАХМАТНЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ. Часть 2
Д-р Марк Лившиц. СЛЕТ ШАХМАТНЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ
М.Лившиц. На шахматном субботнике.
Марк Лившиц. В ЭТИ ДНИ В ИЕРУСАЛИМЕ
Марк Лившиц. МЕЖДУ ДВУМЯ ТУЗАМИ, ПЕШЕЧКА ВРАЗРЕЗ!
Марк Лившиц. ФОТОРЕПОРТАЖ № 4 ИЗ ТРОМСЁ
Марк Лившиц. ФОТОРЕПОРТАЖ № 3 ИЗ ТРОМСЁ
Марк Лившиц. ФОТОРЕПОРТАЖ № 2 ИЗ ТРОМСЁ
Марк Лившиц. ФОТОРЕПОРТАЖ № 1 ИЗ ТРОМСЁ
М.Лившиц. Тимур и его команда
М.Лившиц. Дети капитана Битенского
М.Лившиц. Шахматы на Красном море - 3
М.Лившиц. Шахматы на Красном море - 2
М.Лившиц. Шахматы на Красном море
Марк Лившиц. КАКИЕ НАШИ ГОДЫ!
Д-р Марк Лившиц. О ШАХМАТАХ И СЛАВЕ
Д-р Марк Лившиц. В ГОРОДЕ НИНБО - 3
Д-р Марк Лившиц. В ГОРОДЕ НИНБО - 2
Д-р Марк Лившиц. В ГОРОДЕ НИНБО
Марк Лившиц. ПОДАРОК В СТУДИЮ!
Марк Лившиц. ФИНАЛИСТ «ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ»
Марк Лившиц. УЛЫБКА КАИССЫ
Д-р Марк Лившиц. ШАХМАТНЫЙ СТАХАНОВЕЦ АЛИК ГЕРШОН

27.06.2012 Марк Лившиц. КАКИЕ НАШИ ГОДЫ!

Д-р Марк Лившиц

 

КАКИЕ НАШИ ГОДЫ!

Матч на первенство мира по шахматам, в котором претендент Борис Гельфанд пытался отобрать корону у Вишванатана Ананда из Индии, вызвал в Израиле колоссальный интерес. Пожалуй, впервые в истории страны новостные программы телевидения и радио начинались не с обзора политических событий, не с рассказов о падении евро (доллара, шекеля), а сообщениями из Третьяковской галереи, где проходил матч на первенство мира.

Доселе известный только в узких кругах шахматный гроссмейстер стал очень узнаваемым на улицах, как если бы он забил решающий гол в финале чемпионата Европы по футболу или привел свой клуб к победе в НБА. За последний месяц Борису Гельфанду пришлось дать, наверное, полсотни интервью израильским и зарубежным журналистам, которых интересовали в равной мере критерии выбора дебюта и влияние хумуса на мыслительные способности человека.

Со стороны казалось, что вице-чемпиону мира по шахматам задали уже все вопросы, какие только могли прийти в голову пишущим и снимающим. Моя задача осложнялась еще тем, что из Бориса невозможно выжать даже капельку сенсационной информации. Есть такая категория людей, которые независимо от обстоятельств остаются интеллигентными, воспитанными и не поддающимися на провокации. Надеюсь, что, несмотря на отсутствие «желтизны» и душещипательных откровений, наша беседа окажется интересной для читателей газеты «Вести».

 

В 1985 году 17-летний шахматный мастер из белорусской столицы Боря Гельфанд одержал победу в юношеском первенстве СССР (кстати, опередив при этом гениального Василия Иванчука). Столь же удачным оказался через два года дебют Гельфанда на чемпионате Европы в возрастной категории до 21 года, где прогрессировавший минчанин завоевал континентальное золото. Может быть, именно те юношеские достижения и проложили дорожку к матчу за звание чемпиона мира по шахматам?

– Столь глубоко в свое будущее я тогда не заглядывал. В каждом турнире просто решал конкретные задачи. Хорошо помню, что на чемпионате Европы пришлось еще раз обгонять Иванчука, которому я проиграл в личной встрече в начале турнира. Вот и пришлось выигрывать все оставшиеся партии, за исключением последнего тура, где для первого места мне хватало и ничьей. В том же году я разделил первое место на чемпионате мира для 20-летних.

– 1989 год тоже оказался урожайным?

– Несомненно, ведь мне удалось впервые попасть в первую десятку мирового рейтинга.

– Затем пришел черед Всемирной шахматной олимпиады 1990 года в городе Нови-Сад, где у советской сборной был интереснейший состав: Гельфанд, Александр Белявский, Артур Юсупов, Леонид Юдасин, Евгений Бареев, а на первой доске – Иванчук. У Вас на тот момент с Василием Михайловичем был абсолютно одинаковый рейтинг?

– Мы даже жребий бросали, кому садиться выше.

– И как прошло выступление гроссмейстера Гельфанда сотоварищи?

– Мы настолько доминировали над всеми остальными, что не было никакого сомнения в победе. За тур до конца стали чемпионами. Должен отметить, что и 1990 год оказался щедрым на счастливые события. Я победил в межзональном турнире и преодолел рейтинговый барьер 2700 – пятым в истории шахмат.

– Почему же тогда на следующий аналогичный турнир отправилась совсем другая команда во главе с Гарри Каспаровым?

– В 1992 году это была уже и совсем другая страна. Не Советский Союз, а Российская Федерация, и некоторые игроки из предыдущего состава, в том числе и я, автоматически стали иностранцами.

 – Очень жаль. Смею предположить, что шахматная карьера советского человека Бориса Гельфанда имела все шансы оказаться более успешной, чем у несоветского гражданина Бориса Гельфанда?

– Вот это вряд ли. Не сомневаюсь в том, что имел все шансы впасть в немилость и стать «невыездным». Советская власть могла найти сотни причин, чтобы не выпускать на международные турниры.

– С 1994 года вы играли за сборную Белоруссии?

– Теоретически мог и раньше. Просто в 1992 в Минске не нашли денег, чтобы отправить команду на олимпиаду.

– Первой олимпиадой в составе израильской команды для вас оказалась стамбульская – в 2000 году. В ближайшем августе очередная олимпиада снова состоится в Турции. За десять лет политическая ситуация изменилась до неузнаваемости, и недавний союзник извергает проклятия в адрес Израиля по любому поводу и без такового. Не страшно?

– Я бы не стал драматизировать ситуацию. Предпочитаю всегда полагаться на собственные ощущения, а не на то, что пишут в газетах. Политика – это политика, а шахматисты – особое сообщество. Конечно, исключить полностью вероятность недружественных акций против нашей делегации нельзя. Но не будем забывать, что сборную на зарубежных соревнованиях всегда сопровождает специальная охрана. Надеюсь, что она останется без работы.

– Это будет первый старт после московского матча? Или до Стамбула где-то разомнетесь?

– В первой половине июля сыграю в Астане на чемпионатах мира по блицу и рапиду. А затем продолжу отдых.

– Дома?

– А мне нельзя на улицу выходить. Подходят какие-то абсолютно незнакомые люди, поздравляют по какой-то непонятной причине, просят автографы…

– Мне кажется, что благодаря вашему поединку с Анандом в Израиле случился «шахматный бэби-бум». Во время матча сотни детей записывались в шахматные кружки, а в сентябре, с началом учебного года эта цифра может увеличиться до двух-трех тысяч.

– Прекрасно, если люди независимо от возраста, проникнутся любовью к шахматам.

– После столь успешного 1990 года прошло немало лет. Представьте, что взмахом волшебной палочки можно было что-то поменять в вашей карьере? Вы бы что-то переиграли?

– Любое продвижение вперед осуществляется методом «проб и ошибок». И никаких идеальных вариантов в жизни не бывает. Ошибки – это всего лишь плата за успех. И я не готов вносить изменения в «трудовую книжку».

– Вы никогда не получали предложений переехать на постоянное место жительства в какой-нибудь райский уголок для шахматистов?

– Мне кажется, что все происходит наоборот. Игроки сами ищут, где можно получить более хорошие условия. Передо мной проблема выбора никогда не стояла. Не исключаю, что я недостаточно информирован и не владею ситуацией, но опыт подсказывает, что если человек всем удовлетворен, он не будет искать другие варианты. Хотя бывают разные коллизии, и я не берусь их обобщать.

– Живя в Израиле, не чувствуете отдаленности от шахматных центров? Или современные средства общения позволяют оставаться информированным и мобильным?

– Я бы этот вопрос разделил на два. С одной стороны, Израиль удален географически от таких центров, и лететь на турниры, скажем, в Европу – удовольствие не самое приятное. Заманчиво вместо четырех-пяти часов полета добираться электричкой до места назначения. Но все компенсируется в интеллектуальном плане. У нас немало шахматистов очень высокого уровня, любящих свою профессию. Считаю, что в этом плане Израиль – одна из столиц шахматного мира.

– Во время матча рядом с вами все время находился Моше Слав – председатель шахматной федерации Израиля. Он действительно помогал или красовался на фоне чемпионов?

– Моше удивил меня тем, что сразу же после избрания на руководящую должность позвонил, чтобы узнать, какая требуется помощь в подготовке к матчу. После чего нашел средства для оплаты отелей на период тренировочных сборов. В Москве он замкнул на себя все общение с прессой, что позволило мне не отвлекаться лишний раз на ответы и комментарии. Мой мобильник был отключен в связи с реальной опасностью пасть жертвой телефонных обращений. Уже позже, просмотрев входящие звонки, я обнаружил, что накануне восьмой партии, еще до первых петухов, ко мне пытались дозвониться много раз и журналисты, и болельщики, которых, видимо, интересовало, насколько крепок мой сон…

– Состав команды, помогавшей вам в Москве, был оптимальным? Может, не хватало профессионального психолога? Судя по видеокартинке, за доской вы нервничали…

– Наверное, я внешне эмоционален, что отражается в мимике лица. По поводу шахматных психологов, считаю, что таких специалистов в мире нет. Тем людям, которые себя таковыми называют, при всей моей личной скромности, я сам могу лекции читать.

– Вопрос из области фантастики. Во время партий вы не испытывали психологического воздействия из зала?

– Во-первых, я в такие фокусы не верю. Во-вторых, я знаю, что Ананд к таким вещам прибегать не станет.

– Может, в этом и кроется причина неудачи? Все знают, что у вас с Вишванатаном замечательные отношения. А как настроиться на партию, если нет «врага»?

– Есть разные типы людей. Скажем, Ботвиннику, Корчному и Каспарову требовалось испытывать неприязнь к сопернику. Мне ближе по духу Таль и Петросян, которые чувствовали себя гораздо комфортнее в противостоянии с шахматистом, к которому не испытываешь негатива. Играть с Анандом было очень приятно как с человеком, от которого нельзя ожидать даже малейшей непорядочности.

– Каспаров действительно предлагал свою помощь в подготовке к матчу?

– 22 сентября прошлого года его представители года озвучили конкретное предложение. Меня оно не заинтересовало.

– А затем Гарри Кимович громче всех критиковал качество партий, сыгранных в Москве?

– Проблема не в критике, а в совершенно недопустимой форме изложения. Он ведь спровоцировал на отрицательные отзывы людей, которые всегда и во всем ищут негатив. Правда, несмотря на их старания, количество посетителей официального сайта матча каждый день увеличивалось на 50 тысяч человек. Формулируя несколько жестко, скажу, что шахматы созданы для людей, которые хотят делать интеллектуальные усилия. И если кому-то неинтересно, есть возможность переключить программу и смотреть реалити-шоу.

– Может быть, в столь вызывающей форме, Каспаров начал избирательную кампанию к предстоящим в 2014 году выборам президента ФИДЕ?

– Мне трудно сказать, против кого сейчас дружит Каспаров. Гарри Кимович, безусловно, величайший шахматист всех времен. Но сферы его деятельности многогранны. Он и историк, и политик, и лектор, и экономист. И в каждой из этих сфер он стал видной фигурой. Не могу предугадать, в какой еще области он проявит свой незаурядный талант в 2014 году.

Шахматная жизнь гроссмейстера Бориса Гельфанда, которому 24 июня исполняется 44 года, матчем на первенство мира не заканчивается. Накануне дня рождения, хочу пожелать вам много-много удачных турниров, интересных матчей и победных партий.

 

В КАЧЕСТВЕ ПРИЛОЖЕНИЯ – НЕСКОЛЬКО КАРТИНОК ИЗ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

(фото автора)

В домашнем интерьере: Авиталь, Майя, Авнер, Борис и Нелли (мама, бабушка, свекровь).

У папы на руках совсем неплохо.

Настоящий мужчина улыбается только после обеда.

У Авиталь есть секрет – она добрая колдунья.

Разыгран дебют котика.




   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки