e3e5.com
ВСЕ СТАТЬИ АВТОРА
В.Файбисович. Дворец - фронту
В.Файбисович. Создатели
В.Файбисович. Попытка восстановления
В.Файбисович. ГЛАВНЫЙ ГОРОДСКОЙ БЛИЦ. ИМЕНА И ЦИФРЫ.
В.Файбисович. ТАБЛИЦЫ ИЗ АРХИВА. Дополнение
Вадим Файбисович. ТАБЛИЦЫ ИЗ АРХИВА. Послесловие.
В.Файбисович. РЕПЕТИЦИЯ
В.Файбисович. Перебирая наши даты
В.Файбисович. Таблицы из архива (продолжение)
Вадим Файбисович. СОВСЕМ ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ
В.Файбисович. КРАТКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ДВУМ СТЕНОГРАММАМ
В.Файбисович. ТАБЛИЦЫ ИЗ АРХИВА
Вадим Файбисович. ЕЩЕ ЕСТЬ АДРЕСА
Вадим Файбисович. НЕКТАР НУЛЕЙ, НЕКТАР ЦЕЛЕБНЫЙ
В.Файбисович ОН ПОМОГАЛ
Вадим Файбисович. ВЕРСИЯ НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ
В.Файбисович. Еще есть адреса.
В.Файбисович. Еще есть адреса
В. Файбисович. Шесть первых лет
Вадим Файбисович. Еще есть адреса.
В.Файбисович. Еще есть адреса.
В.Файбисович. Еще есть адреса
В.Файбисович Еще есть адреса
В. Файбисович. Еще есть адреса
В.Файбисович. Еще есть адреса.
В.Файбисович. МАТЧИ ТИТАНОВ. 4-я СЕРИЯ.
ЮБИЛЕЙ
В.Файбисович. ПРОШЛО СТО ЛЕТ.
В.Файбисович. В КОПИЛКУ БОТВИННИКОВЕДЕНИЯ.

10.08.2004 В.Файбисович. ПРОШЛО СТО ЛЕТ.

Семнадцатое января 1904 года – день рождения Санкт-Петербургского шахматного собрания, едва ли не самой успешной организации за всю историю российских шахмат.

Собранию был отпущен короткий срок. Номинально – 15 лет, а по сути – лишь до начала первой мировой войны.

Осуществили многое. Два крупных международных состязания: конгресс памяти М.И.Чигорина 1909 г. и турнир 1914 г.; всероссийский турнир мастеров 1913/14 г., всероссийские турниры любителей 1909, 1911, 1913 гг. Можно также отметить небольшой турнир с участием О.Дураса в 1913 г. и в конце того же года шесть показательных партий Капабланки с ведущими мастерами. С энтузиазмом была воспринята инициатива москвичей по проведению товарищеских встреч сборных команд двух столиц.  Матчи 1911 и 1912 гг. дали начало традиции, живущей и поныне. Удалось наладить внутренний городской календарь. Ежегодно (а иногда и чаще) проводились турниры первой категории, в 1910 г. такое соревнование впервые прошло в ранге чемпионата Петербурга. Разумеется, проводились также турниры других категорий, "смешанные" турниры, сеансы одновременной игры, различные командные матчи. Несмотря на скромный бюджет, Собрание иногда находило возможность командировать своих представителей и на зарубежные турниры. Впервые объединение шахматистов приняло на себя издательскую функцию; сумели выпустить ряд работ Е.А.Зноско-Боровского и два турнирных сборника, один из которых, "Международный шахматный конгресс в память М.И.Чигорина", спустя 70 лет был переиздан. Особо следует сказать, что в стенах Собрания размещалась самая богатая в стране шахматная библиотека. И, наконец, вершиной деятельности Собрания стало учреждение Всероссийского шахматного союза.

Все это – результат труда конкретных людей, вспомнить которых побуждают не только круглая дата, но и некоторые нынешние проблемы.

"Отцами-основателями" Собрания были совсем молодые любители шахмат, связанные приятельскими узами и нисколько не увлеченные (важный момент!) собственной игровой карьерой. Их имена мало что говорят современным шахматистам.

Старший брат известного шахматного мастера и литератора Сергей Александрович Зноско-Боровский (1879-1911) после окончания юридического факультета Санкт-Петербургского университета служил чиновником в Ученом комитете министерства народного просвещения и одновременно преподавал в Ларинской и 10-й гимназиях. Автор ряда статей по уголовному праву и выдержавшего несколько изданий учебника по законоведению, председатель правления Собрания в 1909-1910 гг.

Памяти безвременно ушедшего друга Б.Е.Малютин посвятил большую статью, отрывки из которой могут дать представление и о личности С.А.Зноско-Боровского, и о принципах деятельности самого Собрания:

"...С.А. был наиболее зрелым среди членов небольшого кружка молодежи, объединенной близким знакомством и школьными связями, который выступил на шахматное поприще в конце 90-х годов; но, увлекаясь игрой наравне с другими, он скоро увидел перед собой более широкую задачу. Молодую энергию кружка он хотел использовать для прочной постановки в Санкт-Петербурге шахматного дела... Новое общество начало жить тихо и скромно, ни с кем не враждуя и устремляя все внимание на вопросы внутреннего устроения; только получив уверенность в своей прочности, оно решилось расширить свои задачи. В начале немноголюдное по составу, оно мало-помалу объединило всех петербургских шахматистов: и старых игроков чигоринского времени, и круг учредителей, и примыкающих к нему лиц, и многочисленное новое поколение любителей из учащейся молодежи. Большие состязания собрания поставили его лицом к лицу со всей шахматной Россией, и издательская деятельность укрепила и распространила эту связь...

Если своим влиятельным положением, крупным размахом собрание обязано неутомимой энергии П.П.Сабурова, то его устойчивость, деловитость, безупречность, снискавшие общее доверие – дело рук С.А. Заботясь о них, он не пренебрегал никакой работой: казначейская часть, составление и переработка устава и турнирных правил, хлопоты о приискании помещения, деловая переписка, сношения с лицами и учреждениями, воплощение всякого широкого замысла в жизненную, ясно начертанную программу, – вот сухой и далеко не полный перечень занятий С.А., в каждое из которых он вносил свою трезвую мысль и твердую волю, направляемые глубокой преданностью делу. Он удерживал своих товарищей по правлению, когда они увлекались, и он же ободрял их в минуты уныния напоминанием о том, что положение обязывает, и что нельзя бросать дело на полдороге...

Долг друзей, сотрудников, почитателей увековечить благородное служение С.А.Зноско-Боровского шахматному делу. Собрание, члены которого ценили С.А. и как разносторонне образованного, серьезного, чрезвычайно привлекательного человека, уже предприняло шаги в этом направлении. Но пусть почтят его труд и широкие слои русских шахматистов, связав свое благородное воспоминание с ясным сознанием насущной потребности в просвещенных и энергичных деятелях".

Племянник А.А.Сабурова, видного государственного деятеля эпохи императора Александра Второго, и сын П.А.Сабурова, о котором рассказ впереди, Петр Петрович Сабуров (1880-1932) после окончания Александровского лицея короткое время служил в министерстве иностранных дел. В справочнике "Весь Петербург на 1909 г." можно прочесть: "отставной коллежский асессор в звании камер-юнкера, председатель правления СПБ шахматного собрания". Таким образом, П.П.Сабурова можно считать одним из первых отечественных профессиональных управленцев в шахматной сфере. Должность председателя правления он, кроме периода 1908-1909 гг., занимал в 1911-12 гг., а весной 1914 года был избран председателем Всероссийского шахматного союза.

Так получилось, что его последний петербургский адрес (Литейный пр. 46, кв.18) стал пятым и последним адресом самого Собрания. По любопытному совпадению, в нескольких шагах от этого места, на Литейном 42, пятнадцать лет спустя открылся первый в СССР центральный шахматный клуб. В своей книжке "Шахматная жизнь в Советской России" А.А.Алехин пишет:

"На протяжении 1918 года петроградские шахматисты частенько собирались на квартире шахматного энтузиаста П.П.Сабурова, однако и эта последняя возможность оказалась потерянной после его отъезда за границу..."

А в майском номере "Deutscheschachzeitung" за 1932 год есть такие строки:

"В Каруже, недалеко от Женевы, в начале марта умер П.П.Сабуров. До войны он играл выдающуюся роль в русской шахматной жизни, а также являлся сторонником реализованной позже идеи создания международной шахматной федерации. П.П.Сабуров был человеком благородного характера, необычайно любезным и утонченным и, кроме того, большим любителем музицировать. Оторванный от родины вследствие русской революции, он скромно жил в Швейцарии, до последних дней проявляя интерес к событиям в шахматном мире".

Сын генерал-майора, Борис Евгеньевич Малютин (1883-1920), также как П.П.Сабуров, окончил Александровский лицей. Служил в различных ведомствах, но дольше всего в канцелярии при Государственной Думе. В 1917 году имел чин коллежского советника (эквивалент подполковника).

В отличие от коллег по руководству Собранием, Б.Е.Малютин весьма прилично играл в шахматы. К примеру, во всероссийском турнире любителей 1909 поделил 4-6 места. Несколько лет редактировал популярный шахматный отдел в газете "Речь". [Именно там В.И.Ленин увидел известный этюд братьев Платовых. Этот эпизод из жизни вождя в дальнейшем придавал силы советским шахматным работникам.] В активе Б.Е.Малютина проведение первого в истории шахмат массового (более 150 участников) состязания: матча по переписке Север – Юг, 1911-12 гг. Пост председателя правления он занял в январе 1913 года. Как участник конгресса в Мангейме (июль 1914 г.) был интернирован и смог вернуться в Россию только в августе 1916 г. Наперекор судьбе пытался как-то наладить шахматную жизнь. В 1917 и, что уже совсем удивительно, в 1918 году Собрание провело турниры первой категории. Недавно удалось узнать, что турнирами дело не ограничивалось. Вот несколько сообщений из газеты "Вечерние огни", выходившей до августа 1918 года.

30 марта 1918 г., стр. 3. "В субботу, 30 марта Б.Е.Малютин даст в петроградском шахматном собрании (Невский пр. 72, во дворе направо) сеанс одновременной игры не смотря на доску против 12-15  желающих. Начало в 4 часа дня".

23 апреля, стр. 3. "28 апреля в петроградском шахматном собрании (Невский пр. 72, во дворе направо, 4 этаж) состоится сеанс одновременной игры Б.Е.Малютина не смотря на доску против 12-15  желающих. Начало в 1 час дня".

29 апреля, стр. 4. "Состоявшийся в воскресенье в петроградском шахматном собрании сеанс одновременной игры Б.Е.Малютина al'aveugle  прошел весьма оживленно и привлек много публики. В игре приняли участие 13 любителей несколько более сильного состава, чем в предыдущий раз. В итоге оказалось, что Б.Е.Малютин, выигравший шесть партий, три свел вничью и четыре проиграл (Гальберштадту, Мейеру, фон-Визину и Дмитриеву)".

20 июня, стр. 4. "Петроградское шахматное собрание, ввиду реквизиции занимаемого им помещения, вынуждено временно переехать на частную квартиру: Литейный пр. 46, кв. 18, во дворе. Игра происходит ежедневно, кроме понедельников; в будни с 6 до 11 часов вечера, по воскресеньям с 1 час. до 6 час. дня. Гости допускаются на прежних основаниях".

3 июля, стр. 2. "5 июля в петроградском шахматном собрании (Литейный пр. 46, кв. 18, во дворе) состоится сеанс одновременной игры А.А.Алехина не смотря на доску против 12 желающих. Начало в 6 часов вечера. Предварительная запись принимается в собрании в дни игры: в будни (кроме понедельника) с 6 час. вечера, в воскресенье с 2 час. дня".

[Пока не удалось выяснить, состоялся сеанс А.Алехина или нет, но неизвестный доселе факт его приезда в Петроград летом 1918 года заставляет вновь обратиться к биографии четвертого чемпиона мира.]

А.Ф.Ильин-Женевский, чья роль в истории советских шахмат исключительно велика, в превосходной книжке "Записки советского мастера" (Ленинград, 1929 г.) отзывается о Б.Е.Малютине положительно. Однако атмосфера в стране менялась быстро, и тот же автор в брошюре "Международное шахматное движение и советская шахорганизация" (М.-Л., 1931 г.) пишет: "Председатель шахматного собрания Б.Е.Малютин в 1918 г. бежал на Дон и сделался редактором центрального органа кадетской партии газеты "Речь", которая своими статьями пыталась вдохновлять белые армии на борьбу с советской Россией". Все же, несмотря на эти достаточно суровые слова, Б.Е.Малютин – единственный из главных героев моего рассказа, кто удостоен персональной биографической справки в энциклопедическом словаре "Шахматы" (М., 1990 г.).

 В 1906 году коллектив руководителей Собрания пополнил Юлий Осипович Сосницкий (1878-1919), букинист по профессии. В уже цитировавшейся книге "Шахматная жизнь в Советской России" А.А.Алехин посвятил ему много добрых слов:

"...В его лице русская шахматная семья потеряла незаменимого работника... Человек редкой энергии и почти неистощимой работоспособности, один из лучших знатоков мировой шахматной литературы, страстный шахматный энтузиаст, откликавшийся с трогательным вниманием и восторженной сердечностью на все значительные события отечественной шахматной жизни, он в течение своей долголетней деятельности в качестве библиотекаря, а позднее и вице-председателя собрания был одним из "трех столпов" (вместе с Малютиным и Сабуровым-мл.), на которых эта жизнь в последние годы держалась... Ю.О.Сосницкому удалось после Октябрьской революции спасти ценнейшую шахматную библиотеку собрания, перевезя ее к себе на квартиру. Однако его надеждам дождаться лучших дней не суждено было исполниться: в феврале 1919 года он стал жертвой свирепствовавшей по всей Советской России эпидемии тифа... После его смерти большевистские власти объявили "национализированной! не только его собственную библиотеку, но и принятую им на хранение библиотеку собрания. Несмотря на все старания, ни его родным, ни шахматным друзьям так и не удалось установить на каком частном рынке, а главное, кому было продано это "национализированное" имущество..."

Следует отметить, что в 1912 году Ю.О.Сосницкий сменил А.А.Алехина в качестве редактора шахматного отдела газеты "Новое время". Его публикации на шахматные темы можно найти также в газетах "Вечернее время" и "Вечерние огни".

Руководители Собрания в полной мере обладали важнейшим качеством профессионального управленца: умением привлечь к сотрудничеству тех, кто полезен для дела. В разные годы в правление избирались, помимо мастеров Е.А.Зноско-Боровского, Г.Я.Левенфиша, С.Н.Фреймана, авторитетные персоны из самых различных сфер: специалист в области растениеводства, действительный статский советник А.И.Базаров; инженер-путеец П.Н.Думитрашко, вошедший в 1909 г. в состав кабинета министров; специалист в области городского хозяйства, ставший вскоре депутатом Государственной Думы, Л.А.Велихов. Однако особо следует выделить еще троих.

Борис Захарович Коленко (1856-1946), геолог и педагог. Окончив в 1875 г. с золотой медалью гимназию, поступил в Санкт-Петербургский университет. После успешного завершения учебы был оставлен на кафедре геологии, затем около двух лет стажировался в Страсбургском университете. Защитил диссертацию на степень магистра минералогии и геодезии. Неожиданно ушел из науки и ступил на стезю народного просвещения, где весьма преуспел. После двух десятилетий службы на юге (Екатеринодар, Пятигорск, Кутаиси) возвратился в 1902 году в Петербург, получив должность директора 10-й гимназии и чин действительного статского советника. Будучи большим любителем шахмат, мог себе позволить по причине большой служебной занятости лишь игру по переписке. В 1904-1907 гг. избирался председателем правления Собрания. В 1908 году по настоянию министерского начальства вынужден был покинуть столицу, поскольку был уличен в порочащих связях с антиправительственными силами. Быть может, это помогло ему в советское время. В двадцатые годы Б.З.Коленко жил в Москве и преподавал в Горной академии.

Петр Александрович Сабуров (03.04.1835-10.04.1918), почетный председатель Санкт-Петербургского шахматного собрания и Всероссийского шахматного союза. Окончил в 1854 г. Александровский лицей с большой золотой медалью. С 1856 г. служил в министерстве иностранных дел: в 60-е годы – советник посольства в Лондоне, с 1870 г. – посол в Афинах, в 1879-1884 гг. – посол в Берлине. Сыграл важную роль в предотвращении назревавшего столкновения между Россией и Германией. [Его книга "MamissionauBerlin" была разрешена Александром Третьим к напечатанию лишь в 30 экземплярах и раздавалась только по личному указанию императора.] С 1884 г. – сенатор, с 1900 г. – член Государственного Совета, где занимался вопросами экономики и финансов. Собрал и завещал Эрмитажу богатую коллекцию древних фресок и мозаик. С юных лет увлекался шахматами и сумел привить эту страсть сыну.

В газете "Наш век" от 11.04.1918 г. есть такие слова:

"Вплоть до самой смерти П.А.Сабуров не переставал интересоваться будущим русского государственного хозяйства и изучал финансы французской революции с целью найти в ней опыт указания для нашего печального настоящего, которое его глубоко волновало. Вообще, выросший в традициях эпохи 60х годов П.А.Сабуров являлся типичным представителем того уже почти исчезнувшего поколения просвещенных сановников, которое, искренне придерживаясь умеренно-либеральных политических воззрений, делало свою служебную карьеру без приспособления к разным преходящим веяниям".

Остается добавить, что в 1929 году в Кембридже вышла книга "Мемуары Сабурова или Бисмарк и Россия".

Почему в советской шахматной литературе портрет П.А.Сабурова нарисован с негативным оттенком? История этого вопроса весьма любопытна, но лежит за рамками юбилейной темы и будет представлена на сайте www.е3е5.com в отдельной статье.

В апреле 1914 г. в помещении Собрания на Литейном 10 проходило долгожданное заседание, на котором учреждался Всероссийский шахматный союз. Председательствовать на этом заседании было поручено любителю шахмат и тоже очень уважаемой персоне.

Николай Николаевич Кутлер (1859-1924), выдающийся российский финансист, после окончания в 1884 г. Московского университета прошел путь от провинциального податного (налогового) инспектора до министра в кабинете С.Ю.Витте в 1905 г. В сентябре 1909 г. эффектно победил на дополнительных выборах в Госдуму по Петербургу. С 1919 г. – консультант при наркомате финансов, с 1922 г. – член правления и глава эмиссионного отдела Госбанка СССР. О масштабе личности Н.Н.Кутлера можно судить по газетным откликам на его скоропостижную кончину 10.05.1924 г.

"Финансовая газета": "Червонная валюта, о которой так много говорят и пишут и у нас, и за границей, многим обязана Н.Н.Кутлеру... Необычайная прямота и искренность, большой ум, редкая правдивость, бескорыстность и вдумчивость, способность прямо, без излишних кривых рассуждений решать крупные вопросы – характеризовали этого большого, умного и прекрасного человека".

"Вечерняя Красная газета": "...Хотелось бы отметить тот высокий моральный авторитет, который он имел как в глазах своих товарищей по работе, так и в глазах всех лиц, приходивших с ним в соприкосновение, и ту исключительную роль, которую он сыграл в урегулировании денежного обращения".

Еще более определенную оценку дала парижская эмигрантская газета "Последние новости": "Вряд ли большим преувеличением будет сказать, что от конечной финансовой разрухи Россию спас именно он".

После октября 1917 г. Н.Н.Кутлер неоднократно подвергался аресту, что, разумеется, не удивительно. Последний раз это произошло осенью 1921 года. В общей тюремной камере особого отдела ВЧК он был самым пожилым, но выделялся спокойствием и бодростью духа. И, по свидетельству очевидца, "очень приветствовал мысль сделать из хлеба шахматы"...

Кроме рождения Всероссийского шахматного союза, крупного международного турнира и всероссийского турнира мастеров, 1914 год памятен празднованием десятилетия Собрания. Торжества проходили там же, на Литейном 10. [Собрание переехало туда в сентябре 1913 г., ранее оно располагалось на Невском: первые три года в доме 44, затем в доме 55. После того как в ноябре 1917 г. на Литейном 10 разместился отряд красногвардейцев, шахматисты вновь нашли приют на Невском, теперь в доме 72.] На юбилейном заседании и последующем банкете звучало много хвалебных слов. Чтобы не прибегать к услугам переводчика, сотрудник кубинского консульства Х.Р.Капабланка произнес приветствие на английском. С чрезмерным пафосом выступал Л.А.Велихов:

"Нас сблизила игра, которой равных нет,
                Наука бранная и вечное искусство..."

Изящней начал свой тост П.П.Потемкин:

          "Среди собранья славных муз
                Нет музы шахмат, нету дамы,
                Небесной дамы, с кем союз
                Милей нам, чем Моцарту гаммы.
                Ну что ж, нет музы – средь богинь
                Найдем мы радость и потворство..."

Не раз цитировался прессой присяжный поверенный А.В.Бобрищев-Пушкин:

"В то время, когда большинство поклоняется золотому тельцу, здесь объединились на чисто бескорыстном деле люди всех возрастов, рангов, национальностей, политических убеждений. И эта бескорыстная связь служит лучшим залогом процветания шахматного собрания".

Про Л.А.Велихова и П.П.Потемкина можно прочесть в журнале "Шахматный Петербург" № 4, 2002 г., про А.В.Бобрищева-Пушкина в вышедшей в прошлом году книге "Лубянский гамбит". [Единственное уточнение. Автор книги С.Гродзенский пишет: "Где окончил свои дни Бобрищев-Пушкин – потомок древнего рода, адвокат, шахматист – неизвестно". После того как увидел свет в 1996 г. второй том "Ленинградского мартиролога", все известно. Он был расстрелян 27.10.1937 г. в лесном массиве Сандормох, "Карельской Катыни", как теперь называют это место.]

...Юбилейный вечер завершался чтением поздравительных телеграмм, пришедших из многих городов Российской империи. Да, шахматной общественности было что праздновать.

Позже феномен Собрания стал понятнее. Его просто нельзя отделять от времени и пространства. Петербург тех лет – это великое множество различных благотворительных, просветительских, культурных, научных, творческих, политических и прочих объединений и неправдоподобное количество выдающихся людей. Шахматное собрание было органичной частицей этого уникального социума...

В начале текущего года президент городской шахматной федерации С.Г.Сердюков планировал отметить столетие "адекватно". Не получилось.



   Главная  О компании  Статьи по разделам  Лучшие партии месяца  Творческие обзоры  Портрет шахматиста  Интервью  Закрытый мир  Архив Новостей  Гостевая книга  Ссылки